10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОГДА ВЫРАСТУ, ХОЧУ СТАТЬ РОБОТОМ-УБИЙЦЕЙ

Иванова Елена
Опубликовано 01:01 21 Мая 2001г.
Древний Рим наслаждался хищниками, раздирающими людей, гладиаторами, убивающими друг друга на глазах толпы, жаждущей крови. Современный мир создал для себя новый стимулятор: фильмы ужасов и убийств, телевизионные программы о катастрофах и зверствах.

Человек, увы, несовершенен, и жестокость всегда вызывает его интерес. А что нужно сделать, чтобы малыш, не отрываясь, смотрел телевизор? Очень трудно талантливо показать на экране дружбу, честность. Легче изобразить оторванную голову. Легче-то легче, но при этом забывают, что чем больше ребенок видит насилий, тем больше сам становится агрессивным.
В 60-е годы в США начали интереснейшее исследование. В эксперимент включили 8-летних детей и отслеживали их развитие до достижения 30. Оказалось, что те из них, кто по телевидению неограниченное время смотрел программы с агрессией и жестокостью, стали более агрессивными к своим коллегам, вступали в конфликт с законом, были жестоки в отношении жен и мужей, сами имели агрессивных детей. Почему возникает такая зависимость? В сознании растущего человека происходит так называемое моделирование: ребенок попросту повторяет в мыслях, фантазиях, играх, а затем и в реальной жизни то, что он видел на экране. А к тому же если агрессия показывается без следов страдания жертвы и моральных сомнений агрессора - ее влияние необычайно велико и стойко.
Примеров воздействия телевизионных "ужастиков" на поведение детей и подростков масса: в 1988 году в Германии молодые люди бросались под поезд, поскольку это часто видели на экране, в 1994 году в Норвегии три мальчика убили пятилетнюю девочку: они били ее камнями по голове и пинали, а затем полураздетую бросили на снег, - оказалось, подобную сцену показывали на экране. Нет-нет и встречаешь в газетах заметки: то школьник поджег соученика, чтобы увидеть, как этот живой факел выглядит не на экране, а на самом деле. То мальчишки в качестве эксперимента методично кололи ножами товарища, спрашивая его при этом, что он чувствует...
Другое исследование было проведено польскими учеными в 60-е годы. Сравнивались "телевизионные" дети с теми, у которых в доме не было "ящика". Предполагалось: дети, которые часто смотрят телевизор, более нервные, легко поддающиеся впечатлениям, волнению, чем их сверстники. Но все оказалось с точностью до наоборот: "телевизионные" дети были куда менее нервными, порой просто безразличными ко всему. Именно в этом состоит фатальность телевизионного наркотика. Ребенок все слабее реагирует на крики, драки, погони. И чтобы получить свою долю стимуляции, он продолжает жать кнопочки на пульте (доказано, что, скажем, в Японии ими умеют пользоваться даже двухлетние малыши), ищет фильмы с насилием, реальными убийствами, жуткими развязками. Восприятие притупляется, с течением времени размахивания ножом маленького человека уже не возбуждают. И ребенок получает свою порцию стимуляции только тогда, когда видит на экране разлагающиеся трупы, червяков и монстров, выползающих из извивающихся, кричащих людей. И хочет еще, еще, еще.
Я знаю многих серьезных людей, которые смеются над этими опасениями, считают, что жестокость на экране не влияет на детей. Они утверждают, что страх всегда был элементом воспитания. Соглашусь. Да, в какой-то мере страх является элементом воспитания. Ведь сказки всех народов полны жестокости. Вспомните братьев Ивана-Царевича, раскромсавших его на кусочки из зависти. А кощеи-бессмертные, бабуси-ягуси? Без страха нельзя понять, что такое смелость, тайна, справедливость. А без тайны не было бы ни религии, ни науки. И в повседневной жизни также нужно научиться жить со страхом. Однако одно дело сказка - нечто условное. Ребенок прекрасно понимает нереальность, сказочность ситуации. К человеку, который рассказывает сказку, можно прижаться, прервать чтение, отбежать, переспросить, пожаловаться.
Телевидение же создает мощную иллюзию реальности, непрерываемой и фатальной.
Чем меньше ребенок, тем больше страх. Но малыш как завороженный смотрит на экран и, как бы ему ни было жутко, не оторвется от телевизора.
Вы смогли бы рассказывать сказки несколько часов в день? Нет, конечно. А именно столько сидят перед экраном дошкольники. Специалисты подсчитали: немецкий ребенок, до тех пор пока вырастет, видит до 14 тысяч случаев смерти на экране, американец - 17 тысяч. У нас таких исследований не было. Однако я думаю, в чем в чем, а здесь мы не отстаем от развитых стран мира.
А что делать? Уже есть добрые примеры. 1 ноября 1994 года шведское телевидение прекратило показ жестоких сцен до 21 часа. Французы тоже придумали, как оградить детей от кошмаров, насилия и агрессии: с 18 ноября 1996 года введены подсказки для родителей на четырех каналах - все более или менее сомнительное помечается цветным значком на экране, что значит: "Переключи телевизор или удали ребенка из комнаты". Ученые Канады изобрели специальные блокираторы нежелательных программ. Блокираторы насилия, секса и ненормативной лексики широко распространены сегодня и в США.
Но этого мало. Допускаю, мы наконец пойдем по праведному пути и найдем способы ограничить воздействие на наших детей телевизионной жестокости. Но как сделать так, чтобы на экранах не появлялись перекореженные рожицы Симпсонов и прочих мультгероев с кривыми, злыми лицами, грубой речью, наглыми повадками? Ведь свобода на телевидении и демократия в обществе не означают вседозволенности и распущенности. И как предотвратить укоренение в подсознании наших детей стереотипа успешной жизни: мужчина - "гангстер-любовник", женщина - "длинноногая бабочка".
Как-то в разговоре с 6-летним мальчиком, я спросила: "Кем ты хочешь быть?" Он ответил, спокойно и взвешенно: "Роботом-убийцей". Для родителей это было откровением. Такого испуга в глазах мужчины (папы) я не видела давно. Целыми днями малыш смотрит телевизор, не путается под ногами и молчит. Все довольны. Но вот результат...
Вспомните сюжет Рея Брэдбери. Дети играли в комнате, специально для них созданной, где стоило им чего-то пожелать, даже в тайне, все немедленно исполнялось: комната принимала вид, имела запах, издавала звуки мира, такого, каким он был в мыслях мальчика или девочки. Дети играли самозабвенно. Пропадали в этой комнате днями, погружались в желанный мир полностью. И однажды родители услышали какие-то крики ужаса, исходящие из этой комнаты, мольбы о помощи, рычание диких животных. И вдруг, поняли, что это кричат они сами, там, в виртуальном мире, созданном воображением детей, дикие животные пожирали их - родителей. Мораль фантаста ясна: если не хотите, чтобы дети направили на вас всю силу своей агрессии, ненависти и жестокости сделайте все, чтобы этой агрессии, ненависти, жестокости не было в их характерах и поступках.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников