03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СПОРИТЬ БОЛЬШЕ НЕ О ЧЕМ

Михайлов Сергей
Опубликовано 01:01 21 Мая 2002г.
Как и предсказывалось в прессе, сибирскому газодобывающему предприятию "Роспан" удалось избежать "поточного банкротства". Эта компания в последние годы приобрела всероссийскую известность не уникальными технологиями добычи газа в сложнейших геологических условиях, а в качестве примера некорректного использования лазеек в законе о банкротстве для захвата предприятия. Теперь это позади, спорить больше не о чем.

В самом начале конфликта вокруг "Роспана" нефтяная компания ЮКОС заявила, что не намерена пользоваться полузаконными приемами вхождения в газовый бизнес. Она предложила кредиторам полностью погасить их долги. Недавно стало известно, что и вторая сторона конфликта - Тюменская нефтяная компания (ТНК) - приняла эти условия: она отказалась от тактики захвата предприятия через банкротство и выкупила крупный пакет акций "Роспана" по рыночной цене.
Президент ЮКОС ЭП (разведка и добыча нефти и газа) Юрий Бейлин считает, что престиж компании, которая ведет свой бизнес без обмана и договоренностей за спиной партнеров, стоит любых денег. Только такая честная, предсказуемая политика может открыть российским корпорациям неплохие перспективы на зарубежных рынках, позволит привлечь дополнительные инвестиции. Кстати, в последнее время капитализация компании ЮКОС постоянно растет. В этой связи цена в 250 миллионов долларов за справедливое разрешение вопроса не представляется чрезмерной.
Таким образом, рынок гораздо убедительнее, чем выступления первых лиц государства, дал понять, что ситуация внутри страны все-таки меняется к лучшему. Судя по всему, заканчивается эпоха хаоса, ложных банкротств да и просто откровенного воровства. Российский бизнес, несмотря на пока еще несовершенное законодательство в хозяйственной сфере, все увереннее примеряет костюм цивилизованного предпринимательства. Стратегическое долгосрочное инвестирование берет верх над логикой и моралью бизнесменов-временщиков, для которых существует лишь одна цель: любой ценой, но не вкладывая собственных средств, получить прибыль сегодня, а завтра - хоть трава не расти. А она и не растет, по всей стране как напоминание такой политики стоят остовы некогда процветающих предприятий. И в то же время кто наивно, а кто и с большой долей лицемерия вопрошают: а почему это в Россию деньги не вкладывают? Но ведь ясно, что любой нормальный инвестор, прежде чем прийти на рынок, смотрит не только на местное законодательство, но и на сложившуюся деловую практику. Инвестор пуглив, как серна, и если он приходит к выводу, что его могут в любой момент обобрать с помощью ложного банкротства, то о каких привлеченных капиталах можно говорить?
Практически все крупные разоренные предприятия были обанкрочены по надуманным предлогам. Вместо оздоровления, как это декларировалось инициаторами банкротств, они оказались распроданными и брошенными на произвол судьбы. А ведь многие из них совсем недавно считались гордостью отечественной экономики. Тот же "Роспан", которого ЮКОС избавил от столь плачевной перспективы, является не просто рядовой газодобывающей структурой, а компанией, во многом определяющей перспективу всей российской газовой индустрии. Она обладает уникальными технологиями глубокого бурения и добычи газа с глубин до четырех с половиной километров. Все другие российские предприятия, к примеру, ведут добычу с отметки не более чем двух километров. "Роспан" сможет добывать газ даже после того, как все известные сейчас газовые кладовые в прямом смысле выдохнутся.
ЮКОС серьезно заинтересован в увеличении добычи газа, хотя инвестиции в добычу нефти для компании более дешевы. Однако нефтяной рынок не безграничен. К тому же быстро увеличивается разрыв между спросом и предложением на внутреннем рынке газа. Обладая огромными запасами голубого топлива, мы вскоре можем ощутить его дефицит. Поэтому все крупные нефтяные компании заинтересованы в крупных капиталовложениях в газовую отрасль. Так, совет директоров ЮКОСа поставил задачу довести добычу газа компанией в 2005 году до 15 миллиардов кубометров. Ныне эта цифра не превышает двух с половиной миллиардов кубов.
- Мы намерены вложить в "Роспан" солидные деньги, - говорит Юрий Бейлин, - так как убеждены: в долгосрочной перспективе более важна не сиюминутная прибыль, а ее рыночная стоимость. Прибыль крупнейших мировых корпораций, таких, как "General Motors" или "Exxon", не так велика по сравнению с их капитализацией. Высокие прибыли приносит, как правило, очень рискованный бизнес. А это надежнейшие, стабильные компании с безупречной репутацией, со стабильной, хотя и не сверхвысокой, прибылью. Это компании, которым верят. Такова и наша цель. В последние три года мы ощущаем положительный эффект от той философии бизнеса, которой следуем. ЮКОС попал в разряд "предпочтительных партнеров" как для российских, так и для иностранных компаний. Это дорогого стоит.
Кажется, мы уже дожили до того времени, когда репутация отдельных российских компаний настолько выросла, что уже просто не позволяет вести бизнес сомнительными методами. Открытость своей политики ЮКОС демонстрирует и по отношению к ТНК - своему недавнему оппоненту по жарким схваткам за "Роспан".
Интересы двух нефтяных компаний пересеклись на "Роспане" еще в то время, когда значительное количество акций принадлежало крупному поставщику газа компании "Итера". В какой-то момент "Итера" предложила ЮКОСу часть своей доли (чуть больше, чем блокирующий пакет акций). Сделка состоялась. Потом выяснилось, что "Итера" параллельно вела переговоры и с ТНК, рассчитывая разделить бизнес на троих. ЮКОС ничего не имел против при условии, что не будут нарушены права акционеров и ТНК заплатит за каждый процент акций "Роспана" такую же цену, как это чуть ранее сделала она сама. Однако ТНК, по словам Юрия Бейлина, не захотела ничего платить. Там, видимо, решили, что поскольку "Роспан", как говорится, "лежит на боку" и сам погасить долги не в состоянии, то лучше его просто обанкротить и разделить бизнес между кредиторами. В случае с "Роспаном" раздел бизнеса на три части означал бы конец уникального предприятия. ЮКОС на это не пошел.
Еще один момент, на который особо обратил внимание президент ЮКОС ЭП.
- Совершая сделку с нами, "Итера" не отказалась от обязательств и перед ТНК, - сказал он. - Она обещала, что в результате урегулирования ситуации продаст ТНК 44 процента акций. И мы предложили ТНК те же 44 процента. Этот крупный пакет акций был продан им за вполне конкретную сумму. Мы противники разного рода закрытых сделок, когда в результате отработанных манипуляций акции переходят из рук в руки за символическую цену или вообще бесплатно. Для всех партнеров правила у нас одинаковы и прозрачны.
Теперь ЮКОС прилагает максимум усилий, чтобы подвигнуть кредиторов на подписание мирового соглашения. Будем надеяться, что это случится в ближайшие два месяца, и тогда коллектив "Роспана" может окончательно забыть судебные баталии вокруг родного предприятия как дурной сон. Цивилизованное урегулирование спора вокруг "Роспана" носит для ЮКОСа принципиальный характер.
- Странная практика, когда акционеры хотят заплатить все долги, а кредиторы не принимают денег и говорят: "Мы вас все равно обанкротим", должна быть остановлена, - говорит в заключение Юрий Бейлин. - ЮКОС добровольно принял на себя обязательства действовать в соответствии со стандартами делового поведения, принятыми в международном бизнесе. Мы идем к акционерам и выкупаем у них бизнес, а затем сразу платим долги кредиторам. Другой подход создаст отрицательный прецедент и в отношении нас, и в отношении страны в целом. Думаю, в долгосрочной перспективе наша позиция окажется более полезной и для компании ЮКОС, и для экономики России в целом.
Приятно слышать такие слова от российского предпринимателя. И вдвойне приятнее, когда эти слова не расходятся с делом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников