07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЖАВАЯ БЛЯХА

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 21 Июня 2000г.
Недавно в городском суде Петербурга завершился громкий процесс сразу над тремя бывшими сотрудниками таможенной службы.

А началась эта история еще в 1993-м. Той осенью в Морском порту северной столицы перед самым выходом в рейс был арестован сухогруз "Балтийский-129". На его борту находилось 500 тонн никеля общей стоимостью около 10 млн. долларов. Предназначался он голландской специализированной фирме "Джево". По документам проходил никель как "давальческое сырье", то есть после необходимой дополнительной обработки должен был якобы вернуться в Россию.
Судя по всему, сыщиков из ФСБ, которые вместе с таможенниками принимали участие в проверке судна, кто-то вывел на "Балтийский". Вывоз металла из страны стал в те годы, с одной стороны, делом обычным, с другой - конкуренция среди "металлоизвозчиков" была жесточайшей. Барыши-то бизнес приносил немалые! Правда, в 1992-м правила вывоза стратегического сырья были ужесточены, требовалось получить специальную лицензию. Куда проще оказалось договориться с таможней.
Хозяином арестованного сухогруза был московский бизнесмен, владелец двух частных торговых предприятий Константин Иванов. Проверка продаваемого им товара выявила одну странную особенность: приобретали его в Голландии, а в российскую столицу поступал он... из Петербурга. Продавался по не самым высоким ценам, но прибыль тем не менее от его продажи шла баснословная.
В чем тут фокус, объяснил сам Иванов на первой же своей беседе с сотрудниками ФСБ. Поняв, что "влип", он не стал хитрить. Только уточнил: "Как вышли-то на меня? Документы на груз были "чистые"...
Весь "бизнес" Константина Иванова состоял в выгодной продаже за рубеж никеля, хрома, кобальта, приобретения на вырученные деньги дефицитного для России товара (а что тогда не было у нас в дефиците?) и беспошлинного его ввоза в страну. Благодаря тому, что пошлину не платил, а в ценах эту статью расхода учитывал, и зарабатывал хорошо. Но как, а главное, с кем сумел Иванов договориться на таможне? Он рассказал и об этом.
В Морском порту Петербурга случай свел его как-то со старшим инспектором Балтийской таможни Вячеславом Ходченковым. Слово за слово, обмолвился представитель власти о своей давней мечте: побывать в Голландии. Читал, мол, об этой стране много, полюбил ее. "За чем же дело? - улыбнулся в ответ Константин. - Организуем!" Вскоре Ходченков уже осваивал знаменитые роттердамские пивные. По возвращении домой узнал, что "новый русский" друг осчастливил еще и новым жильем, купил на его имя добротную квартиру в элитном доме.
Дружба коммерсанта с таможней еще более укрепилась после того, как Ходченков познакомил его со своим шефом - заместителем начальника Балтийской таможни Владимиром Ткачевым, а тот, в свою очередь, - с заместителем начальника Северо-Западного таможенного управления Сергеем Солнцевым. И те тоже стали регулярно посещать не близкие к Питеру Нидерланды. Побывали также в Бельгии, в Канаде. Естественно, с женами. Иванов полностью субсидировал их поездки. На суточные не скупился. Солнцев, как "старший по званию", получал ежедневно "на мелкие расходы" до 1000 долларов, его коллеги - по 500-700 долларов. Все это - не считая мзды "за услуги" по основному, так сказать, вопросу, составившей в общей сложности около 400 тысяч долларов на троих (уже по одним этим цифрам не трудно представить, какую прибыль имел Иванов от своей дружбы с ними).
Схема действия группы была проста. Из России Иванов отправлял металл в Голландию морем, с благословения Балтийской таможни в лице Ткачева как "давальческое сырье", что избавляло от необходимости платить пошлину. До осени 1993-го голландские партнеры столичного бизнесмена приняли ни много ни мало - 12 сухогрузов с контрабандным металлом. Приобретенные на вырученные средства спирт, табак, компьютеры, бытовая техника поступали в Петербург. Там их принимали подельники в погонах и отправляли дальше, в Москву, как бы для "растоможки". Но по дороге груз благополучно "терялся". Бесследно исчезали также и документы на него (некоторые особо дефицитные товары Ткачев, Ходченков и Солнцев оставляли себе, на что, впрочем, Иванов закрывал глаза - "с меня не убудет"). Таким вот образом за один лишь неполный 1993-й "бизнесмен" кинул государство на сумму в несколько миллионов долларов.
Несмотря на показания Иванова, а также собранные следствием улики, среди которых, кстати, и записная книжка бизнесмена, в ней он с точностью до доллара, фиксировал выдаваемые таможенниками "премиальные", судебное разбирательство было почти сразу отложено. Сначала на три недели, потом еще на несколько месяцев.
Начался процесс только в 1999-м. И продолжался, с многочисленными переносами заседаний, более года. Похоже, и на Фемиду оказывалось давление. Но вот наконец приговор объявлен. Чтение его заняло почти четыре часа. Сергей Солнцев, как и положено руководителю, получил больше всех - десять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Владимиру Ткачеву предстоит отсидеть девять лет, опять-таки с конфискацией всего имущества. Вячеславу Ходченкову зачли чистосердечное признание, а также помощь следствию, и он проведет в заключении три года.
А вот организатор всего этого дела Константин Иванов отделался, можно сказать, легким испугом, получил пять лет условно. Суд принял во внимание его "явку с повинной".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников