08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕТЕЛЬ,

Лепский Юрий
Опубликовано 01:01 21 Июня 2000г.
Лет пять назад с Георгием Василевичем - директором Пушкинского заповедника - мы возвращались из небольшого села Теребени, что километрах в двадцати от Михайловского. Был январь, стояла редкая в этих местах оттепель, однако снег лежал, скованный достаточно крепким настом. На дорогу уже опустились сумерки, шофер "УАЗа" Николай Геннадьевич предусмотрительно включил ближний свет. Мы молчали: вероятно, каждый вспоминал то, что увидели нынче в Теребенях...

В старой Воскресенской церкви Теребеней священник отец Георгий венчал средних лет женщину и немолодого уже мужчину. Как выяснилось потом, они уже несколько лет состояли в браке. Оба работали в Петербурге. Она - каким-то большим начальником в тамошней администрации, то ли областной, то ли городской, а он - простым водителем, шофером то есть.
Обряд был выполнен по всем канонам, красиво и таинственно. Потом, когда они уже вышли из храма, я, повинуясь журналистской бесцеремонности, спросил, давно ли они в браке. Выяснилось, что уже 14 лет.
- А почему решили венчаться?
- Да так, - уклончиво ответила она, - решили, и все.
- А почему приехали в такую даль - в Теребени? Почему нельзя было сделать то же в Питере?
- Можно и в Питере, - сказала женщина, - но мы много слышали об этой церкви. Все-таки XVIII век, пушкинские места рядом, да и тут, в храме, тоже история - покоятся мощи родителей Михаила Илларионовича Кутузова. Здесь и священник необычный, философ, энциклопедических знаний человек...
Отец Георгий, когда я спросил его об этой странной паре, посмотрел на меня внимательно и ответил:
- Понимаешь, мужик-то он хороший, головастый и мастеровой, а вот комплексует, наверное, что жена - большая начальница, а он - всего лишь шофер. Может, это им мешало, а может, что другое. Я и сам не знаю, да и тебе бы не сказал, если и знал бы. А так, в любом случае, коль люди они верующие, то союз их свят и вечен, и они равны перед Богом, а значит, и равны друг другу...
- Между прочим, - добавил отец Георгий, - ты бы, дядя Юра, вот о чем подумал: почему женатые люди стали венчаться? Я вот только здесь, в Теребенях, не меньше десяти таких пар обвенчал.
Наверное, и об этом думалось, когда мы возвращались в сумерках в Пушкинские Горы. Между тем в лобовое стекло машины застучала мелкая и злая снежная крупа, завыл ветерок, закрутил поземку в свете наших фар.
- А знаете, что мы сейчас проезжаем? - неожиданно прервал наше молчание Георгий Василевич. - Вон там, смотрите, деревенька Жадрицы.
- Жадрицы? Ну и что?
- А "Метель" помните у Александра Сергеевича? Там ведь Марья Гавриловна с возлюбленным своим Владимиром наметили тайно повенчаться в церкви села Жадрино. Так Жадрицы, не исключено, - прототип того сельца. Только вот церкви там никогда не было. А ближайший-то храм в Теребенях, пожалуй. Я вот сейчас подумал, - продолжал Василевич, - что Марья Гавриловна с Бурминым и те двое в церкви сегодня - чем-то они похожи. В любом случае и тех и других дважды Господь сводил. Сначала на одном уровне понимания бытия, позднее - уже на другом...
- Судьба, - поддакнул я в ответ.
Василевич хитро улыбнулся и кивнул за окно:
- Какая там судьба - метель!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников