08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"Я ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ"

Нестерова Ольга
Статья «"Я ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ"»
из номера 111 за 21 Июня 2001г.
Опубликовано 01:01 21 Июня 2001г.
В городке Вельск Архангельской области осенью 1994 года было совершено жуткое преступление. В ручье на дне оврага нашли тело восьмилетней Иры Крашенининой. Девочка была изнасилована и задушена. Она шла домой из школы, когда на нее напал преступник. Брызнул в лицо из газового баллончика и потащил в овраг. Из ранца высыпались учебники, ручки, карандаши. Кроме них на месте преступления милиция подберет связку из четырех ключей. Чьи они - надолго останется загадкой. А следствие не обратит особого внимания на это вещественное доказательство.

ЯВКА С ПОВИННОЙ
Неподалеку от Вельска есть деревня Малая Липовка. Сюда, к родной бабке, вернулся после армии бывший детдомовец Сергей Михайлов. Устроился сторожем. Пил, как большинство деревенской молодежи. Еще в 14 лет отмечен судимостью - год лишения свободы условно. "После распития спиртного открыто похитил дерматиновую куртку стоимостью 10 рублей, в кармане которой лежало 40 копеек". Как раз в октябре 94-го года Михайлов снова попал в поле зрения стражей порядка. За мелкое хулиганство и неповиновение сотрудникам милиции на него "наложено взыскание". Такие, как он, - готовые кандидаты в подозреваемые, если что-то случается... Не помню, где прочитала... Такого же деревенского мальчика спросили: "Что такое судьба?" Потряс ответ: "Это когда я вырасту, и меня осудят". Дорожка протоптана. Свидетельством тому статистика: в России, жители которой составляют сороковую часть человечества, - восьмая часть всех заключенных мира. Около 1 миллиона.
В общем, когда в райцентре произошло убийство второклассницы, Михайлов оказался у милиции под рукой. Никаких улик против него не выдвигалось. Просто был повод "поработать с ним". Для этого поместили в изолятор временного содержания. Итогом стали "признательные показания", которые потянули на "вышку". Какой ценой - знает только сам парень. Из изолятора тогда выпустили некоего Третьякова. При досмотре у него из сапога извлекли записку, которую Михайлов пытался передать на волю своей знакомой: "Не верь, что обо мне говорят. Я этого не делал". Но в дело уже подшита "явка с повинной".
Не пройдет и трех месяцев, как Архангельский областной суд зачитает приговор: "Михайлов С.В. признан виновным в изнасиловании и убийстве малолетней Иры Крашенининой. ...Назначена исключительная мера наказания - смертная казнь". Будет и довесок из статей... Но ни одного замка, к которым подошли бы оброненные ключи, у него не нашли.
Когда в Вельске произойдет второй точно такой же страшный случай, Михайлов уже больше года будет сидеть в камере смертников. Жертвой преступника вновь окажется восьмилетняя девочка - Оля Адамова. Тот же почерк: изнасилована и задушена. Лицо иссечено веткой. Исчез школьный дневник. Можно было сделать вывод, что в районе действует маньяк. Но "выйдут" на него отнюдь не благодаря усилиям милиции, а случайно. Его просто выдаст дружок.
...Александра Козлова к этому времени призвали в армию, где он попал под суд - за разбой. А тут "раскололся" его вельский приятель. Он не только знал о "подвигах" Козлова, которыми тот перед ним хвастался, но и утаил часть дневника одной из убитых девочек. Не без умысла. В декабре 96-го года он отдал эти странички следователям, объяснив свой "благородный" поступок так: мол, пора останавливать Козлова. Но у него найдут тетрадь, где есть запись, заклеенная листком бумаги: "Если я выдам друга, то с меня снимут все обвинения и, может, поощрят". Сам давно висел на "крючке" у милиции.
Судебная психолого-психиатрическая экспертиза выявит у Козлова признаки "психопатологии с сексуальными нарушениями в виде навязчивого влечения к малолетним девочкам". С 12 лет рос без матери. Отец-шофер все время в рейсах. Устроил сына работать в автотранспортное предприятие. Оно как раз напротив школы. Здесь Козлов и выслеживал младшеклассниц, которые учились во вторую смену. За Ирой он крался до самого моста через овраг, тут уронил связку с ключами. (Наконец-то, следствие нашло им применение.) А Оле, уже мертвой, пытался веткой выколоть глаза, поскольку где-то услышал, что в них может отразиться внешность убийцы. Ученические дневники, которые демонстрировал приятелю, - обычный фетишизм маньяка. Преступление было раскрыто.
В 2000 году (теперь уже без спешки) на свет появляется документ Архангельского областного суда "о прекращении уголовного дела в отношении Сергея Михайлова в части осуждения за убийство и изнасилование Иры Крашенининой (за отсутствием состава преступления). Обвинение по данному факту предъявлено гражданину Козлову". Он признан виновным в убийстве и изнасиловании двух девочек и приговорен к 15 годам лишения свободы. Спустя почти пять лет правосудие восторжествовало: невиновный "смертник" Михайлов возвращен к жизни. Кто в ответе за ошибку? Никто. У нас ведь не сидят "ни за что". С одним "эпизодом" вышла промашка, но в деле есть и другие.
ПЛОХАЯ СКАЗКА ПРО "ПАРАШЮТ"
Читать дело "задним числом", уже зная последующие события, нельзя без досады. Вот начальник Вельского угрозыска пишет: "В ходе оперативно-розыскных мероприятий (каких - не указано) установлено, что Михайлов совершил изнасилование и убийство"... С этим, как известно, милиция дала промах, и суд его исправил. Просто потому, что маньяк нашелся. Но тут подшит и другой документ: "явка с повинной", составленная оперработником СИЗО якобы со слов Михайлова. В ней написано, что еще он "изнасиловал поочередно малолетних сестер-тройняшек Веронику, Надежду, Любовь (фамилию называть не буду), а также их старшую сестру Татьяну". Вот этот довесок из 117-й статьи на профессиональном жаргоне называется "парашютом". Он-то и держит Михайлова в тюрьме.
Описанная в деле история выглядит как плохая сказка. Вроде бы Татьяна послала младшую сестру к Михайлову с просьбой починить магнитофон. Та вернулась и сказала, что сосед ее изнасиловал. Тогда Татьяна отправила к нему вторую сестру, он и ее изнасиловал. Потом - третью... Эти михайловские "признания" Татьяна наотрез отказалась подтвердить. Будучи свидетельницей, она заявила на суде, что не посылала сестер к Михайлову, что никто их не насиловал и что девочки все сочинили. Их многодетный отец показал, что "о случившемся дочки ему не рассказывали. Он узнал обо всем со слов милиционеров. Но считает, что его дети говорят правду". На полях в этом месте кто-то из экспертов приписал в сердцах: "Ну, блин, доказательство для смертного приговора!" В деле имеется и такой довод: "У судебной коллегии нет сомнений в правдивости девочек. Кроме того, в ходе следствия Михайлов не оспаривал факта изнасилования..." Да случись в те дни, а не два года спустя, убийство второй девочки, Михайлов "признался" бы и в нем.
Когда Михайлова уже посадят, сестры-тройняшки напишут новые показания. Вероника: "Я рассказала следствию со слов сестры Любы". А та - со слов Нади... По заключению психолого-психиатрической экспертизы, "сестры обнаружили склонность к розыгрышам, во время которых подтверждают слова друг друга. Вероника склонна к фантазированию". Так что показания могут "явиться результатом сознательной или бессознательной установки следователя". Кстати, девочки в ту пору не были лишены девственности. Но у двух обнаружатся рубцы на анальном отверстии. По этому поводу они объяснят, что летом в подсобке клуба они имели связь с мальчиками, но "не по-настоящему, а в попку". Два мальчика, чьи фамилии назовут, это подтвердят. Никаких других доказательств вины Михайлова в материалах дела нет. Только самооговор, от которого он отрекся при первой же встрече с адвокатом. "Два дознавателя из Архангельска говорили гадости, что я "любитель молодых попок", и другие. Что девочки показали на меня, и им веры будет больше. Меня еще в Вельске предупредили, что могут "опустить", если я не сознаюсь".
С 1997 года в борьбу за бессловесного Михайлова вступили правозащитники. Архангельская газета даже наняла для него адвоката. Из аппарата уполномоченного по правам человека в РФ вышло множество бумаг в Генеральную прокуратуру, Верховный суд. Возвращаются, как правило, с отписками. Правда, на надзорной жалобе имеется резолюция председателя Верховного суда РФ: "Прошу истребовать дело для тщательного изучения, так как один раз в отношении Михайлова была допущена ошибка". Добавим: которая чуть не стоила ему жизни. Вторая, если признают ее таковой, уже "потянула" на 7 лет заключения. Совсем недавно, в апреле, Верховный суд смягчил Михайлову наказание до 8 лет.
- Получается, он сидит ни за что? - спрашиваю Ольгу Евгеньевну Надежину, чья должность в аппарате уполномоченного по правам человека называется очень длинно и неуклюже: начальник отдела уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права.
- Чудовищная несправедливость по отношению к парню! - говорит Надежина, сама в прошлом работник прокуратуры. - Приговор должны были ломать полностью. Но судьи не идут на то, чтобы оправдать Михайлова подчистую. Почему? Потому что в этом случае пришлось бы делать "оргвыводы" в отношении должностных лиц, допустивших ошибку. А многие за это время пошли на повышение. Кроме того, может пойти речь о моральном вреде Михайлову, материальном ущербе...
ЗАДНЕГО ХОДА НЕТ
Судебная машина крайне редко дает задний ход. Даже под очень большим давлением. Пока не перемелет, не выпустит. Михайлова она держит мертвой хваткой.
Специалисты говорят: как только по признанию вынесен обвинительный приговор, возобновление или пересмотр дела наталкивается на упорное сопротивление. Даже, если появляются принципиально новые обстоятельства. Когда в Вельске уже обнаружился настоящий убийца, Архангельская прокуратура настойчиво пыталась скрыть свою ошибку. По существующему законодательству ни Михайлов, ни его адвокат не могут обращаться в Верховный суд с просьбой об отмене приговора. Порядок таков: областная прокуратура направляет представление в Генеральную, которая вносит протест в Верховный суд. И хотя следователь еще в июле 97-го года пришел к заключению, что Михайлов осужден неправомерно, прокурор Архангельской области трижды отказывался направить материалы в Москву. В конце концов, Генпрокуратура сама затребовала дело и назначила следователя из соседней Вологодской области. Все эти четыре с половиной года Михайлов томился в камере смертников. Несколько раз пытался покончить с собой.
Случай с Михайловым - не исключение. В преступлениях маньяков признавались, да и, наверное, продолжают сознаваться невинные люди. В архиве осталось письмо-вопль Кравченко, казненного за девочку - первую из тех, кого изнасиловал и убил Чикатило. "Вы когда-нибудь поймете. Я не могу до вас докричаться". Он тоже на следствии "чистосердечно" признал свою вину и был расстрелян.
В Пермской области поймали маньяка, задушившего семь женщин. Оказалось, уже есть два признавшихся кандидата на расстрел. Когда 37-летнего Виталия Розанова спешно освобождали в зале суда, судья не удержался от вопроса: "Почему вы признались в том, чего не совершали?" Тот усмехнулся: "Посидите под следствием - и вы признаетесь во всем, что надо".
Сколько судебных ошибок совершается в нашей стране - такой статистики нет. Да и другие страны вряд ли ее ведут. Правда, в одном из американских штатов, как рассказал писатель, председатель комиссии по вопросам помилования при президенте РФ Анатолий Приставкин, подсчитали: из 22 осужденных там на смертную казнь половина(!) оказалась невиновной. Вряд ли это может служить нам утешением.
После президентского указа о помиловании, когда Михайлову смертную казнь заменили 25 годами лишения свободы, узник написал: "Борис Николаевич, вы помиловали невиновного человека". Но могли бы и расстрелять. В 95-м году, когда его осудили, в стране были приведены в исполнение 86 смертных приговоров, за следующие полгода - еще 53... С Михайловым просто вышла осечка.
Сидеть ему осталось год. Те, кто устроил ему это испытание, могут спать спокойно. Вряд ли забитый детдомовец из Липовки захочет сражаться с карательной машиной.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников