21 июля 2018г.
МОСКВА 
24...26°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.49   € 73.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БИЗНЕСМЕНУ - ПРИБЫЛЬ, ЛЮДЯМ - УБЫЛЬ

Осыка Максим
Опубликовано 01:01 21 Июня 2001г.
Каждый из нас хотя бы раз смотрел фильм, где рисуется устрашающая картина мира, пережившего экологическую катастрофу. Отравленный воздух, ядовитая вода, люди, которые обречены. Но, к сожалению, чтобы увидеть такое, совсем не обязательно идти в кино. У нас в стране есть город, получивший позорный титул "самого грязного места планеты". Это Карабаш. Небольшой промышленный городок в Челябинской области, жители которого сегодня оказались заложниками градообразующего предприятия.

Еще в начале двадцатого столетия здесь был построен медеплавильный завод. Металлургия, с точки зрения экологии, весьма опасная отрасль, а цветная - в особенности. Перерабатываемое сырье содержит много сопутствующих веществ, опасных для здоровья человека. Поэтому при строительстве таких предприятий прежде всего надо заботиться об их максимальной безопасности для окружающей среды. Карабаш с самого начала существования бил все рекорды по отсталости технологии производства. Это единственный медеплавильный завод в мире, не имеющий производства серной кислоты, и вся присутствующая в медной руде сера просто выбрасывалась в атмосферу, выпадая на город в виде кислотных дождей.
Урал всегда был для государства "дойной коровой". Все века отсюда тянули сырье, сырье и еще раз сырье. А люди оказывались заложниками неизменной потребительской позиции государства. В течение ХХ века Карабашский медеплавильный комбинат неоднократно реконструировался. Но не для того, чтобы обезопасить жизнь людей, а лишь для увеличения производства.
Арифметика человеческих судеб поражает своей жестокой простотой - чем выше становились объемы производства, тем больше и больше происходило выбросов, погружающих маленький уральский город вместе с его жителями в облако ядовитого тумана. Тем хуже становилось здоровье людей. В конце 80-х годов дошло до того, что мировая общественность выдвинула программу "Дети Карабаша", которых благотворительные организации вывозят на отдых и лечение в лучшие санатории мира. За все время своего существования Карабашский медеплавильный комбинат, по некоторым расчетам, выбросил на город и ближайшие окрестности до 12 млн. тонн вредных веществ. Уровень загрязнения воздуха в районе соответствует градации "экологическое бедствие". Реки полностью утратили свое рыбохозяйственное значение. Да что рыба? В них даже купаться нельзя. В почвах произошло аномальное накопление металлов, обладающих большой токсичностью - ртути, цинка, свинца, мышьяка, кадмия, хрома и других.
С 1974 года комбинат, уникальный по вреду, наносимому населению и окружающей среде, пытались закрыть пять раз. Наконец-таки в 1990 году по распоряжению правительства СССР это удалось сделать. Но сколько времени нужно природе, чтобы залечить многолетние раны? Преодолеть, компенсировать ущерб, нанесенный ей человеком.
Но не прошло и десяти лет, как в 1998 году, вопреки постановлению правительства, которое никто не отменял, производство в Карабаше было восстановлено. Формально-то комбинат не работал, однако предприимчивый директор Кыштымского медеэлектролизного завода (КМЭЗ) Александр Вольхин создал некое ЗАО "Карабашмедь", в котором ОАО "Карабашский медеплавильный завод" имело свою долю - около 15 процентов. Эту долю комбинат оплатил всеми своими производственными мощностями, зданиями и активами. А предприимчивый господин Вольхин внес в "Карабашмедь" ни много ни мало 75 процентов уставного капитала так называемой "интеллектуальной собственностью". В итоге этой хитроумной операции все производство и прибыль оказались у Вольхина, а все долги и обязательства у ОАО КМК.
И вот четвертый год ЗАО "Карабашмедь" опять плавит медь.
Вновь Карабаш стал "дойной коровой". Ведь складывается впечатление, что здесь у Вольхина только одна цель - сырье, дешевое сырье для своего завода. А страшные цифры арифметики человеческих жизней продолжают свой смертельный бег. Только за 2000 год к лежащим вокруг города шлаковым горам добавились десятки тысяч тонн "свежих". Видимо, не случайно г-н Вольхин отказался работать с международной программой "ТАСИС", потому как ее специалисты убедительно доказали, что в условиях Урала предприятия медной отрасли могут выжить только в едином холдинге, позволяющем наиболее эффективно, с наименьшими затратами организовать производство. Правда, для этого в холдинг должны войти все медные предприятия Урала. Казалось бы, ситуация безвыходная. Но так или иначе всегда наступает момент, когда в конце длинного темного тоннеля вспыхивает свет. Нашлись профессионалы, действительно неравнодушные к будущей судьбе Карабаша. Дело, казалось бы, за малым - вырвать Карабаш из рук человека, который эксплуатирует предприятие, нанося вред всему живому вокруг.
Но оказалось, это совсем не просто. В конце минувшего мая структуры Уральской горно-металлургической компании (УГМК) купили на внешнем рынке контрольный пакет акций ОАО "Карабашский медеплавильный комбинат". У этой компании есть солидный опыт оздоровления предприятий медной промышленности - она реконструировала уже двенадцать предприятий в соседних с Челябинской областях. Сегодня в сфере УГМК более двадцати предприятий в пяти областях России и в Литве. Общая численность работников - 50 тысяч человек. Годовой объем реализации - более 1 миллиарда долларов США и чистая прибыль - более 90 миллионов долларов. Ни в одном регионе, городе или поселке, где находятся предприятия УГМК, не было и нет примеров ухудшения технико-экономических и социальных показателей, поступления в бюджеты растут, увеличивается число рабочих мест. Средняя заработная плата - самая высокая в отрасли. Налажены конструктивные отношения с профсоюзами. Как отметил депутат Государственной Думы, секретарь ФНПР Андрей Исаев, на предприятиях УГМК самые лучшие коллективные договора в стране. Суммарные затраты на содержание социальной сферы, социальные выплаты и благотворительность в нынешнем году составляют 600 миллионов рублей. К тому же УГМК собирается вложить немалые деньги не только в восстановление производства КМК, но первым делом инвестировать немалые средства в природоохранные технологии и перевооружение комбината современным "чистым" оборудованием, ибо тому оборудованию, которое сейчас используется "Карабашмедью", место только на свалке.
Можно с уверенностью сказать, что это реальный шанс для Карабаша. Шанс из вечной "дойной коровы" превратиться в перспективное производство, встроенное в вертикально интегрированный холдинг. Главное, уже сейчас разработан план природоохранных мероприятий, которые смогут возвратить город к нормальной человеческой жизни. Помогут ему перестать быть язвой планеты, скинуть позорное клеймо "самого грязного города мира". Однако Вольхин упорствует...




Как вы оцениваете выступление сборной России на чемпионате мира по футболу 2018 года?