09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБЕЗЬЯНЫ УБЕЖАЛИ ОТ ВОЙНЫ

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 21 Июня 2003г.
Слухи о том, что знаменитый Сухумский экспериментальный питомник закрыт, не подтвердились. Приматы пережили грузино-абхазскую междоусобицу и продолжают служить людям. В этом убедился наш специальный корреспондент.

Маленькая обезьянка осторожно ступает в передвижную клетку с глухими стенками. Решетка лишь с одной стороны. Это - ловушка. Но, похоже, к такому обороту зверушка готова. Она послушно выставляет лапки-руки между железными прутьями. Женщина-врач начинает процедуру, успокаивая пациентку:
- Ну не бойся, дорогая, сегодня уколов не будет. Мы только изме-рим давление.
Кому как, а мне обезьянку жалко, и ласковые слова, с которыми сотрудница Научно-исследо-вательского института экспериментальной патологии и терапии обращается с питомцем, кажутся попыткой загладить невольную вину людей перед этими умными и терпеливыми животными. Ведь они столько сделали и делают для нас! Не случайна же надпись на памятнике безвестному примату, установленному в питомнике: "За заслуги перед человечеством". Все вроде понятно - наука требует жертв. Как ни крути, но заставлять страдать своих меньших братьев даже во имя науки - дело не совсем безгрешное.
Директор НИИ Сергей Ардзинба не разделяет моего настроения:
- Что до жалости... Когда в Абхазии грянула война, сотрудники забрали многих животных домой и сохранили им жизнь.
В 92-м году знаменитый на весь Союз обезьяний питомник оказался в эпицентре военных событий - рядом шли бои. Здесь содержалось тогда более 3000 приматов. Это стадо было не только "материалом" для научных экспериментов, но и своеобразным зоопарком. К сожалению, всех приматов уберечь не удалось. На некоторых обезьян так сильно подействовали взрывы и стрельба, что они не выдерживали - бросались на стенки клеток и погибали. Многие просто разбежались. Часть стада сотрудники, несмотря на постоянные обстрелы, все-таки переправили в филиал института в Адлере. Там был организован самостоятельный НИИ, который действует и сейчас. Некоторых обезьян пришлось выпустить в Гумистинское ущелье. И удивительное дело - они живут там до сих пор. Их, конечно, подкармливают. Сергей Ардзинба считает, что уникальный опыт выживания обезьян в экстремальных условиях надо тщательно изучать.
Но это - проблема будущего. А пока у института и его директора сугубо житейские заботы: где достать корм для питомцев, как вовремя выплатить небольшую зарплату сотрудникам...
Сейчас в питомнике уже больше 300 постояльцев. Пять лет назад их было 170. Научным работникам удалось сделать невероятное: создать такие условия, чтобы обезьяны размножались в неволе. Ученые хотят восстановить питомник, сделать его таким, каким он был до войны. Кстати, именно сухумская обезьяна летала в космос.
После развала СССР институт сохранил связи со многими российскими учреждениями. Он тесно сотрудничает с Всероссийским онкологическим институтом академика Блохина и рядом других медико-биологических учреждений. Здесь, в Сухуми, имеется серьезная база, которая позволяет проводить как прикладные, так и фундаментальные исследования. До сих пор существует радиобиологическая лаборатория, не имеющая аналогов в мире. К сожалению, она пока законсервирована - нет заказов.
Директор Сергей Ардзинба стоит горой за сотрудничество с российскими институтами и учреждениями:
- Мы, конечно, и сами производим много опытов. У нас 190 сотрудников - 3 академика, 30 докторов и кандидатов медицинских наук, классные зоо-техники. Но что значат наши старания, если их плоды не будут востребованы за пределами Абхазии?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников