03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

25-Й КАДР: СОВСЕМ НЕ МИФ

Мне всегда было спокойнее считать, что тайное воздействие на психику человека - это сюжет из детектива или, в крайнем случае, сфера действий неких спецслужб. Достаточно долго так оно и было. Увы. С недавних пор стало ясно, что джинн вырвался из бутылки.

НА "ТЫ" С ПОДСОЗНАНИЕМ
Я сижу перед экраном компьютера в небольшой комнате. На голове наушники, на пальце - маленький датчик. Цвет экрана все время меняется, перед глазами мелькают ряды цифр, иногда появляются поочередно два слова: "опасно", "зря"... Еще слышу красивую мощную музыку, откуда-то пробивается невнятный шум, чьи-то голоса. Вот, пожалуй, и все. Вроде бы ничего особенного не происходит. Между тем в эти минуты творится почти фантастическое действо: компьютер (а вернее - заложенная в него программа) ведет диалог с моим подсознанием. И выведывает тайны, которые глубоко спрятаны - возможно, даже от меня самой...
Елена Григорьевна Русалкина, заместитель директора Института психоэкологии, потом объяснит мне, что за 15 минут я, о том не ведая, "ответила" на несколько сотен вопросов. Программа предварительной диагностики выявляла "болевые зоны" в моем организме и психике - что меня тревожит. Объяснять суть сложнейшей научной методики - дело неблагодарное. Но обозначить сам принцип, на котором она основана, все же можно. На уровне подсознания человеку "предъявляется" ряд ключевых слов и понятий. Если их смысл не связан с чем-то важным, то реакция организма и психики будет нейтральной. Слова, несущие особый смысл именно для этого человека, вызовут совсем другую реакцию, и приборы четко это фиксируют.
- Вы, например, остро среагировали на тему онкологии, - говорит Елена Григорьевна. - Но, судя по всему, больны не вы сами, а кто-то из близких или родных.
Так и есть. Уже не первый месяц меня мучают мысли том, как помочь близкому человеку с тяжелым диагнозом... Затем доктор называет еще несколько моих сокровенных печалей. Впрочем, формулировки предельно корректны и лишь обозначают контуры возможных проблем - программа не ставила задачу поставить точный диагноз. Но когда речь идет о больном человеке, выстраивается специальная сугубо индивидуальная программа, круг поиска сужается.
- Наша диагностика и лечение основаны на семантическом - смысловом - воздействии на подсознание, - рассказывает Елена Русалкина. - Психотерапевты работают с помощью звучащего слова, влияние идет через сознание. Наши технологии - это диалог с подсознанием.
ЛЕЧИТЬ НЕИЗЛЕЧИМОЕ
- Знаю, что эта методика родилась не сегодня, но до сих пор широко не применяется. Расскажите о ней чуть подробнее.
- Психотехнология не просто методика, это фундаментальная наука, основанная на тысячах экспериментов, огромном массиве данных, полученных опытных путем. Академик РАЕН Игорь Викторович Смирнов разрабатывал эти технологии в течение тридцати лет - с начала 70-х. А с 1980 года наши методики официально используются в лечении больных.
Все великие ученые, исследовавшие психику человека, мечтали об инструменте измерения психического. Теперь он существует. Все знают, что можно сделать анализ крови, УЗИ и получить картину изменений в организме. В психиатрии таких точных методов не было. Ведь иногда сам мозг абсолютно сохранен, но нарушена его деятельность - и болезнь губит человека. Психотехнологии - это целая система приемов и методов, позволяющих лечить многие заболевания, которые до сих пор считаются неизлечимыми. Например, эпилепсию. Это возможно только через подсознание. Потому что сознание, повторяю, может глубоко прятать истинную причину болезни. И сам человек как бы не помнит о травме, которая дала толчок развитию недуга.
- Можно привести пример?
- Помню, к нам привели 19-летнюю девушку из отделения гастроэнтерологии. У нее было несколько попыток самоубийства, во время еды постоянно возникала рвота. Во время первой диагностической процедуры Вера среагировала на две темы: извращение и насилие. Логично было предположить, что девушка пережила какой-то тяжелый эпизод, травмировавший психику. Очень осторожно поговорили с самой Верой, потом с ее родителями - ничего не выяснили. А потом мама рассказала, что когда-то в пионерском лагере девочка неожиданно заболела, было подозрение на острое пищевое отравление. Ее забрали домой, вроде бы вылечили. Но через несколько месяцев рвота вернулась, потом начались приступы депрессии.
Мы стали работать дальше, предлагать подсознанию возможные подробности насилия. В конце концов, оказалось, что девочку тогда изнасиловал работник кухни. Поняв причину недуга, смогли скорректировать и состояние девушки. Сейчас это взрослая женщина, у нее все в порядке. И она до сих пор не знает причины своей прошлой болезни, не помнит страшного эпизода из детства. Мозг наложил табу на эту информацию, и не нам с ним тягаться. Но помочь мы можем.
ЗОМБИ ПОД ШУМ ВЕНТИЛЯТОРА
Умерший несколько лет назад Игорь Викторович Смирнов был прежде всего врачом. Его интересовали психодиагностика и психокоррекция - выявление причин болезни и исправление нарушений психики. Он добился огромных успехов на этом пути. Но доктор Смирнов понимал, что перспективы применения технологий воздействия на подсознание практически безграничны. В той или иной форме этим занимаются во многих странах - не только медики, но также самые мощные спецслужбы. И очевидно, что использовать такие средства можно в равной мере и для исцеления, и для разрушения психики человека.
Еще при жизни академика Смирнова были разработаны сугубо прикладные методики, основанные на тех же принципах диалога с подсознанием, которые сегодня стали особенно актуальными. Например, существует метод тестирования авиапассажиров, который способен обнаружить среди них возможных террористов. Суть та же: человеку на большой скорости "предъявляют" картинки-образы: взрывы, бомбы, шахиды в масках. Сознание их "не видит", а подсознательная реакция, зафиксированная прибором, позволяет безошибочно определить потенциально опасного человека.
После смерти Игоря Викторовича его дело упорно продолжает заместитель директора института Елена Григорьевна Русалкина - коллега и вдова академика Смирнова. Она не рвется на телеэкраны, не пробивается на прием к депутатам. Но при общении с журналистами пытается донести до общества свои мысли и тревоги, которые выходят далеко за рамки чисто медицинских проблем.
- Мы уже много лет говорим о том, что наше государство и население абсолютно беззащитны перед возможным вредным информационным воздействием на психику людей, - говорит Елена Григорьевна. - Ведь технологии, которые мы используем для лечения, вполне реально использовать для любого воздействия на человека. Можно вмонтировать в видеопленку изображение, заложить в аудиокассету любую информацию - и человек не сможет противостоять воздействию, которое принято называть зомбированием. Достаточно шума вентилятора, звуков музыки - и туда тоже можно закодировать соответствующую установку. Более того, даже обнаружить эти элементы "внедрения" в психику без специальной техники невозможно. Еще в середине 90-х годов мы с мужем участвовали в работе комиссии Комитета безопасности Госдумы, обсуждали закон о безопасности личности в информационном пространстве. С тех пор некоторые законы в этой сфере все же появились. Но механизм их применения внятно не прописан, реально они почти не используются.
ЛЮДИ СО СТЕРТОЙ ПАМЯТЬЮ
В последние годы время от времени вспыхивает интерес журналистов к страшноватому и относительно новому явлению: людям со стертой памятью. Их уже десятки.
Эти странные люди однажды обнаруживают себя где-то на вокзале или посреди дороги. Они ничего не помнят - ни имени своего, ни биографии. В Институте имени Сербского создано специальное отделение, где занимаются такими пациентами. Иногда память удается частично восстановить, с великим трудом находят родственников. Причина этой странной формы амнезии - провалов памяти - до сих пор неясна.
- Мы полагаем, что люди со стертой памятью - явление из того же ряда, - говорит доктор Русалкина. - В нашем институте занимаются этим давно и очень тщательно. В нескольких случаях явно применялись химические препараты. А еще в двух случаях мы видим, что были использованы технические средства, в психике остались определенные следы. Память стирается искусственно, возникает так называемая лакунарная амнезия, мы знаем, как это делается. И это явно не просто результат какого-то потрясения, так как в этом случае возникает ретроградная амнезия - другая форма, другие проявления. Зачем это делается? Не знаю, не исключено, что эти пациенты - результат чьих-то страшных экспериментов. Но даже если вы схватите за руку тех, кто этим занимается, их очень трудно будет привлечь к ответственности.
Сама история и судьба открытий академика Смирнова странная. В советские времена этому небольшому научному коллективу жилось совсем неплохо. Работа, естественно, находилась под пристальным вниманием соответствующих серьезных учреждений. Зато деньги на исследования давали. Сейчас про Институт психоэкологии словно забыли. Елена Русалкина и ее сотрудники тихо делают свое дело, лечат людей. Но большинство уникальных методик остаются практически невостребованными.
Увы, ситуация "забытых" уникальных изобретений повторяется в нашем отечестве многократно. Но неужели даже зловещее "новшество" последних лет - появление людей со стертой памятью - не заставит осознать серьезность опасности? Ведь информационные войны давно уже не фантастика, а реальность. И пресловутый 25-й кадр - детские игры по сравнению с современными технологиями воздействия на психику.
Мы уже подзабыли шумные скандалы вокруг секты "Аум Синрике". Меж тем эксперты полагают, что секта активно использовала в своей работе психотехники. "Аум Синрике" вроде бы свернула свою деятельность в России. А сколько других сект осталось?..
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Владимир ЛОПАТИН, директор Республиканского НИИ интеллектуальной собственности, доктор юридических наук:
- Правовые ограничения на применение таких технологий существуют. В 1997 году в нашем парламенте было принято обращение (позже к нему присоединились и девять стран СНГ) "О предотвращении информационных войн и ограничении оборота информационного оружия". По данному обращению и инициативе России в 1998 году этот вопрос был включен в повестку дня Генеральной ассамблеи ООН. 1 декабря 1999 года 54 сессия ГА ООН приняла резолюцию на основе консенсуса, где было признано, что информационные технологии "могут негативно воздействовать на безопасность государства применительно как к гражданской, так и военной сферам". В последующие годы этот документ постоянно подтверждается и уточняется, приближаясь к российскому проекту.
В РФ в настоящее время в нескольких законах установлены правовые запреты на информационные технологии, оказывающие вредное воздействие на здоровье людей, - статья 4 Закона РФ "О средствах массовой информации (от 20 июля 1995 года),статья 6 Федерального закона "Об оружии" (от 30.07.2001), статья 27 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения". А также есть многие подзаконные нормативные акты.
За нарушение данных запретов установлена административная и уголовная ответственность. То есть запреты есть. Но чтобы они реально работали, требуется закон, который установит процедуры и механизм применения этих запретов. Нужен закон об информационно-психологической безопасности населения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников