Заморозки, притоптанное поле и Земфира

Фото с сайта фестиваля
Екатерина Конькова
14:14 21 Июня 2018г.
Опубликовано 14:14 21 Июня 2018г.

Наш корреспондент побывал на этнофестивале «Дикая мята 2018»


Рассказывать о «Дикой мяте» можно долго, но достаточно просто сказать: она входит в тройку популярнейших фестивалей страны. Впервые «Мята» прошла в 2008 году в Москве, за 10 лет она несколько раз поменяла место дислокации и вот уже четвертый год подряд гостей со всей России принимает Тульская область.

«Дикая мята» считается одним из самых комфортных мероприятий: кроме музыки, гостям здесь предлагают и многое другое, от телефонных зарядок в кемпинге до бесплатного Wi-Fi. Что важно, нет никаких возрастных ограничений – организаторы гарантируют полную детскую безопасность.

...Вечер. Длинная очередь к рамкам металлоискателя. Так холодно, что изо рта вылетает пар. На всякий случай проверяюсь – да, на дворе все еще июнь, а мы всего в трех часах езды от Москвы.

Организаторам и участникам популярнейшего музыкального фестиваля «Дикая мята» природа в этом году приготовила сюрприз – вместо жары на Тульскую область обрушились заморозки. Люди в очереди согреваются регулярными пробежками до инфоцентра – там на нескольких экранах транслируется концерт группы The Hatters. Все очень завидуют тем, кто уже попал на территорию.

Пожалуй, небывалые сложности с проходом на фестиваль этого года – одна из самых обсуждаемых тем среди приехавших. Но большинство сменяют гнев на милость, стоит только главному организатору, Андрею Клюкину, подняться на главную сцену и извиниться за предоставленные неудобства – очень душевно у него это получается. Впоследствии он напишет аж несколько постов в социальных сетях, где пообещает учесть все ошибки этого года. Окей, поживем – увидим…

Попасть на фестиваль – испытание не для слабых, но внутри оказывается, что оно того стоило. Прямо у входа расположился уже знакомый нам инфоцентр. За ним несколько шатров – с бесплатной питьевой водой и кипятком, с душевыми кабинами, комнатой матери и ребенка за дополнительной оградой. По другую сторону, где-то в темноте, – вереница туалетных кабинок. Очередь – только за горячей водой, но двигается быстро.

Рядом раскинулись два палаточных лагеря, «Семейный» и «Веселый». Предполагается, что в первом нельзя шуметь, но это кажется несколько странным требованием – музыка на основной сцене гремит так, что ее слышно далеко за забором. Впрочем, было бы странно ждать другого от музыкального фестиваля.

Поле под палаточный лагерь предусмотрительно разбито на улицы, у каждой – свои название и яркая табличка, через каждые несколько метров стоят фонарные столбы с дополнительными розетками. Потеряться не выйдет, даже если очень хочется.

Несмотря на то, что на дворе ночь, жизнь на фестивале не останавливается ни на минуту. На трех сценах одновременно идут концерты, продолжает работать фудкорт. В темноте виднеется силуэт пожарной машины. Расходиться все начинают только ближе к четырем часам утра. Но ненадолго – ровно в семь весь лагерь возмущенно поднимается под громогласное Du, du hast mich, звучащее с главной сцены. Что это за фанат Rammstein оказался на этнофестивале – непонятно, кто его попросил включить такой «будильник» – тем более…

Утренняя «Мята» совершенно не похожа на ночную. На ней очень тихо, разговоров – только о том, кто как пережил холодную ночь. Люди лениво стекаются в очереди, в основном за кипятком. Основное движение начинается ближе к часу дня, с началом концерта на основной сцене.

 

Увидеть в зеркале чужие глаза

Музыка на «Дикой мяте» – что-то совершенно особенное. Организаторы не стараются подобрать исполнителей в одном жанре, скорее, наоборот – они предоставляют слушателю максимальную свободу выбора. Тут тебе на выбор – пронзительно-искренний «Аффинаж», кумиры нескольких поколений из «Браво», абсолютно очаровательная Ян Гэ или сдержанно-жесткий, отдающий цыганщиной «Паперный Т.А.М.». Всего за три дня выступили более 75 исполнителей – в какой-то момент становится очень жаль, что ты физически не можешь посмотреть и послушать их всех.

Отдельной строкой идут хэдлайнеры фестиваля. Абсолютно безумный «Нейромонах Феофан» раскачивает толпу, то подбивая на «кулачный бой» (по-простому – провоцируя слушателей на слэм), то заставляя браться за руки и прыгать из стороны в сторону. Скакать по полю под бодрое «Нужно поле притоптать», приправленное псевдостарорусским «оканьем», оказывается неожиданно весело.

Земфира, ради которой и приехало большинство гостей «Мяты» (шутка ли – первый концерт за полтора года), встречается на ура. Худенькая и, как всегда, взъерошенная, она поет старые, знакомые всем песни. Сюрпризом становятся новые аранжировки – в них меньше гитары и больше электроники. Земфира не сказать что много общается с толпой, только бесконечно благодарит: «Это только в нашей стране возможно, полюбив однажды – любить всегда». Впрочем, не обходится и без небольшого кокетства – «Небо Лондона» она поет только после продолжительных аплодисментов.

Одними из самых мощных исполнителей оказываются кумиры поколения AnimalДжаz. Свой невероятно энергичный сетлист группа разбавляет невероятно длинным, почти десятиминутным монологом солиста Александра Красовицкого. Он рассказывает знакомую всем историю: как мы отказываемся от самих себя, потому что боимся не понравиться другим. И призывает посмотреть в глаза своему отражению – чтобы увидеть в зеркале незнакомые глаза.

Толпа слушает, затаив дыхание. Под конец Александр признается, что не стал бы говорить так долго, если бы не почувствовал, что именно здесь его услышат.

Свобода со спонсорами и без

А слушать есть кому. «Дикомятная» аудитория абсолютно невероятна, и именно она, во многом, делает этот фестиваль таким самобытным. Здесь много людей в яркой одежде с этническими принтами, юношей с татуировками и девушек с дредами. Яркий макияж, аксессуары из дерева и металла – все то, чему вряд ли найдется место в городе, во время работы или учебы. Все эти люди радостно общаются – в очереди, в толпе на концерте, просто усаживаясь вместе в поле или бросаясь играть в мяч. Здесь невероятно весело, и меж тем – сумасшедше спокойно и при этом как-то безопасно. Наверное, здесь просто очень свободно.

Кто-то может поспорить – какая свобода? Сплошная продажность, скажут они и – укажут на арку Tinkoff, шатер Tele2, площадки всех остальных спонсоров. С этим можно было бы согласиться, если бы не два «но». Первое циничное – организаторам тоже нужно зарабатывать. И второе – немалая доля развлечений на территории фестиваля организована непосредственно спонсорами. Компания Haier предлагает покататься на воздушном шаре, Red Bull устроил футбольный турнир и танцплощадку с клубной музыкой, а The Village позаботился об организации детской сцены – и вряд ли кому-то от такого многообразия было плохо.

…К вечеру третьего дня музыка утихает, на парковке возникает длинная очередь на выезд; последний автобус до ближайшей железнодорожной платформы уезжает ровно по расписанию (и впервые такая пунктуальность становится проблемой – желающих уехать набирается много больше, чем он может вместить). Уже по дороге вдруг понимаешь – эта «Дикая мята» совершенно не дикая, а наоборот. И такой ее делают не только исполнители или организаторы...



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?