02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБРАТНОЙ ДОРОГИ НЕТ

Десятилетие ГКЧП - особая дата. Не только - в широком смысле - символ победы демократии, выхода из системы тоталитаризма, но и знак крушения СССР, начала трудных рыночных реформ.10 лет - срок немалый, и мы вправе уже задаваться вопросом о том, как использовались открывшиеся после поражения путча возможности, чего достигла страна в новых условиях. Вопросы непростые, однозначных ответов на них нет - ясно лишь, что нельзя подходить к оценке происшедших перемен, оправдавшихся или не оправдавшихся ожиданий одномерно, с черно-белых позиций.Мы живем, учимся жить в новом, формирующемся обществе. Издержек, ошибок в реформировании всех сторон жизни определенно могло быть меньше. Что-то, безусловно, можно было сделать по-иному, но история и впрямь не знает сослагательного наклонения: "Вот если бы..." Впереди еще немало испытаний, многие реформы по-настоящему лишь разворачиваются, и как минимум важно хотя бы не наступать на одни и те же грабли.Противоречивость минувшего десятилетия отражается и в ответах участников экспресс-опроса, проведенного нами в связи с юбилейной годовщиной победы демократических сил в стране. Объединяющим всех участников опроса является один мотив: обратной дороги нет...Вот вопросы, которые мы задавали:1. В какой мере, на ваш взгляд, оправдались надежды людей, связанные с победой демократии в августе 91-го года?2. Какие уроки, связанные с путчем и последующим десятилетием, следовало бы, по-вашему, учитывать сегодня?3. Что лично для вас значат события 91-го года?

МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ:
Многое не оправдалось. А люди надеялись, что наконец удастся расчистить дорогу для реформ, что ситуация улучшится и они почувствуют себя более уверенно. Не получилось. В значительной степени потому, что мы после путча не подписали новый союзный договор. Распад страны - самая главная причина всех последующих бед и неудач. Я не думаю, что Ельцин хотел загнать страну в пропасть. Но он наивно полагал, что Россия сама, без Советского Союза, вот возьмет программу Явлинского - и вперед, за 500 дней... Поэтому надо развалить Союз, избавиться от этих "гирь". А что получилось? Полный крах.
Сейчас президент Путин связан с таким наследством, которое иначе как хаосом не назовешь. Ему очень непросто выводить страну из этого состояния. Но он очень быстро обучается и многое понял. Начал, например, создавать рабочие группы при Госсовете, которые оценивают, как проводить реформы образования, судебной системы, ЖКХ. Это очень важно, граждане должны его поддержать. Потому что сопротивление есть. Мы с губернатором Титовым как сопредседатели оргкомитета по объединению наших двух партий уже заявили, что на следующих президентских выборах будем поддерживать Путина. Потому что за первые четыре года он только развернется...
Во-первых, в тяжелейшей ситуации люди проявили такую выдержку, которую надо ценить. Во-вторых, люди сделали вывод, что нечего полагаться во всем на государство - надо самим действовать. А те, кто думает, что все можно решить за пределами демократии, с помощью "крепкой руки", - жестоко ошибаются. Самая сильная власть - демократическая, которая опирается на серьезные политические партии, на активное участие граждан, на независимую судебную систему, на динамичный бизнес. Этого у нас пока нет. И главный урок в том, что все это надо создавать.
Два главных вывода. Первый: нам ни к чему возвращаться назад, реванш нам не нужен. И второе: за 10 лет мы убедились, что либеральный фундаментализм не лучше коммунистического. И то, и другое мы должны преодолеть. Сейчас, я думаю, надо поддерживать Путина. По-моему, если он и допустил какие-то просчеты, то только потому, что ему нужно было время понять многие очень непростые вещи. И я предлагаю поддержать те действия президента, которые будут работать на Россию, на общенациональный интерес, на большинство людей, а не на какие-то кланы и "семьи".
Для меня это большая драма. По сути дела, эти события показали, что я все-таки допустил просчеты в руководстве перестройкой. Первый - я должен был поторопиться с реформированием партии, которая вначале была инициатором и мотором перестройки, но потом превратилась в тормоз. И второй: мы видели, как в условиях свободы, демократии в государстве остро встают межнациональные проблемы. Надо было раньше, через создание нового Союза, решить вопрос о децентрализации. Да, потом мы вышли на новый договор, назначили дату подписания, но это уже было время, когда против нас выступили реакционные силы.
Тяжелы последствия августа 91-го для меня лично: путч прервал перестройку. Это самое мое большое переживание. Но не в переживаниях дело. Думаю, удалось многое сделать, чтобы развернуть вектор движения в сторону демократии, очеловечивания страны. И надо было использовать эти шансы, но мы 10 лет потеряли, более того - страну развалили. Я не снимаю с себя ответственности, что так произошло. Но когда пытаются приписать мне развал Союза - это чушь собачья, так говорят те, кто хочет свалить вину с себя. Я читал записку, которую Тизяков передал из камеры своим подельникам, где советует: валите все на Горбачева. Есть же материалы следствия...
Путчисты утверждали, что они хотели остановить распад Союза. Но именно они дали возможность Ельцину подписать в Беловежской пуще документы, зачеркнувшие страну. И все молчали. Коммунисты все годы кричат, что они за Союз. Но именно коммунисты - их было 86 процентов в Верховном Совете - голосовали в декабре 91-го за развал Союза.
АЛЕКСАНДР ВЛАДИСЛАВЛЕВ, СЕКРЕТАРЬ ПОЛИТСОВЕТА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ "ОТЕЧЕСТВО:
Позитивные перемены последних 10 лет достигнуты благодаря стоическому терпению, упорному труду и удивительной жизненной энергии россиян.
В новый век Россия вступила с тяжелейшим наследием. Только упорным трудом (при ясности государственных целей) новых поколений мы сможем вернуть бездумно пущенное на ветер и пойти вперед.
Обновление власти на последних президентских выборах и консолидация общества вокруг политики нового президента страны создают основу для продвижения вперед. Однако, похоже, это не радует тех, "кто ничего не забыл и ничему не научился". В недавних заявлениях лидеров и левой, и правой радикалистской оппозиции опять начали искать виновных, вновь пытаясь разделить общество на "своих" и "чужих". Когда же мы вчистую избавимся от этой баррикадности?
Ни политикам всех уровней, ни просто граждански зрелым людям нельзя, думается, ни на минуту забывать что, лишь отбросив "непримиримые разногласия" и консолидировав наши усилия, мы вновь пойдем по трудному пути национального возрождения.
ВИЛЮС КАВАЛЯУСКАС, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ ЛИТВЫ:
Когда мы получили в Вильнюсе известие о ГКЧП, конечно, очень насторожились. Я оказался тогда большим пессимистом: на вопросы иностранных корреспондентов о том, как долго путчисты удержат власть, говорил: неделю. Оказалось - вдвое меньше.
А в общем, как это ни парадоксально, именно московский путч принес нам реальную независимость. До поражения ГКЧП независимость Литвы в основном не признавали, путь к ней был бы, видимо,гораздо более сложным.
ЛЕВ ДУРОВ, НАРОДНЫЙ АРТИСТ СССР:
Конечно, многие наши надежды, в том числе и в отношении первого президента России, не сбылись. Но я ни о чем не жалею. В то же время, если бы сейчас, не дай Бог, ситуация повторилась, то я не знаю, пошел бы я туда или нет. Уж слишком мы много дров наломали за это десятилетие. И в этом сказывается наш российский менталитет. Ведь, как правило, мы проклинаем две вещи: погоду и того, кого выбираем "на трон", забывая о том, что ни одному из наших руководителей не досталось отлаженное государство. Им постоянно приходилось исправлять чьи-то ошибки, строить на развалинах и так далее. Все-таки, как бы сложно и трудно нам ни жилось, никогда нельзя создавать в стране революционную ситуацию. Слава Богу, у Ельцина хватило ума не поставить к стенке заговорщиков с трясущимися руками. Тогда бы в России началась такая заварушка, такая гражданская война, что не приведи Господи... Хотя и сейчас некоторые продолжают мечтать о чем-то подобном.
Не могу сказать, что в те дни и ночи, когда я вместе с другими москвичами сооружал баррикады у стен Белого дома, испытывал особое чувство страха, хотя ведь все могло случиться. Даже когда услышал от одного из сотрудников группы "Альфа", так и не выполнившей приказа своего начальства, что для захвата им понадобится всего 24 минуты, но при этом могут погибнуть 2 тысячи человек, то не побежал домой. Почему? Не знаю. Наверное, у каждого человека бывают такие минуты, когда в нем просыпается собственное достоинство, и оно становится сильнее инстинкта самосохранения. А когда все закончилось, то и эйфории у меня никакой не было, скорее - сильное опустошение.
В то время, мне казалось, я испытал второе рождение, и поэтому особого злорадства по отношению к побежденным не испытывал. Просто все самое страшное осталось позади, историю не удалось повернуть вспять, и в этом была какая-то крошечная доля моего участия. Ведь я шел защищать не лично Ельцина, а, как это ни громко звучит, будущее своей страны, а следовательно, будущее своих детей, внуков, чтобы они не пережили того, что пережило мое поколение, испытывая постоянный страх и унижение. Может быть, поэтому я горжусь медалью "Защитника свободной России", полученной за август 91-го.
НИКОЛАЙ МАКСЮТА, ГУБЕРНАТОР ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ:
Трудно ответить однозначно. Для большей части граждан России это было десятилетие борьбы за жизнь - в буквальном смысле слова. Возникло унижающее "объединительное" слово: выживание. Не скажу ничего нового, но если достижение некоей цели требует огромных человеческих жертв, то следует либо цель поменять, либо маршрут к ней.
Другой, меньшей части россиян минувшие годы принесли рост благосостояния и доступ к мировым возможностям. Они, несомненно, благодарны тем, кто именно таким образом развернул машину российской истории.
Как бы там ни было, но сегодня я могу уверенно констатировать, что многое в нашей жизни меняется к лучшему. Поздно, но и власть, и граждане извлекают уроки из собственных промахов.
СЕРГЕЙ ИГНАТОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ЧЕЛЯБИНСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ "ИНЖЕНЕРНЫЕ КОММУНИКАЦИИ":
Мы с товарищами, уйдя с разваливающегося госпредприятия, создали свой строительный кооператив, каких много было в перестроечные горбачевские времена.
Переворот меня лично напугал. В зловещей аббревиатуре ГКЧП послышалось клацанье ружейных затворов. Помню, с ребятами грустно констатировали: через недельку строем пойдем обратно к своим заводским станкам, а может, и к стенке. Тогда стало ясно, что достаточно властям сделать пару выстрелов в воздух - и вся свобода закончится. Слава Богу, этого не случилось. Сегодня наш кооператив перерос в солидную фирму, специализирующуюся на прокладке инженерных коммуникаций. Мой сын, окончив вуз, со временем примет дело. Все кажется стабильным. Но, честно говоря, внутренний страх не проходит: а вдруг кому-то вздумается затеять очередной переворот? Есть ли гарантии?
ЮРИЙ СОЛОМОНОВ, АСПИРАНТ МГУ:
Все зависит от того, кто какие надежды возлагал. Были люди, которые возлагали совершенно неоправданные надежды на тогдашнее российское руководство. У тех, кто считал, что если мы путчистов вот сейчас победим, то наступит у нас в одночасье демократическое общество и рай на земле построим, - надежды, понятно, не оправдались.
Я учился тогда, кажется, в восьмом классе и никаких надежд и планов в связи с путчем не строил. Честно говоря, не помню, что он изменил для меня лично. Единственное, что было после путча, - пионерская организация, по-моему, приняла решение снять с себя галстуки. И нам в школе разрешили ходить без этих красных тряпочек на шее.
АЛЕКСАНДР ЗИНОВЬЕВ, ПИСАТЕЛЬ, ФИЛОСОФ:
Прежде всего надо бы дать точную оценку тем событиям. На мой взгляд, путча было два - один фиктивный, организованный ГКЧП, а другой настоящий, во главе с Ельциным. Политическая власть в стране была захвачена определенной категорией людей, так называемыми "демократами". Что касается оправдания надежд, то следует учитывать, что общество на тот момент было неоднородно. Сторонников коммунистического режима было немало, но поскольку в действиях высшего руководства партии обнаружилось сильное влияние со стороны Запада, многие отказались от борьбы, лишившись лидеров. А "ельцинисты" воспользовались ситуацией.
Последующие годы стали следствием успеха настоящего, уже ельцинского, "путча". Завершающим этапом антикоммунистического переворота стали события октября 1993 года. Борис Ельцин и его окружение извлекли из августа 91-го года урок, что никакого серьезного сопротивления от коммунистов не будет, и действовали при помощи грубой силы. Оправдались и надежды "ельцинистов" на то, что подобный поступок не будет осужден в мире. В результате стала формироваться постсоветская социальная организация, являющаяся гибридом западничества и советизма.
Известно, что я занимал критическую позицию по отношению к коммунизму. Но я был уверен, что коммунистическая система в России будет вечной. Я не учел одного фактора - предательства, совершенного высшим руководством страны. Коммунизм, как бы он ни был плох, представлял собой цементирующий фактор для государства. Удар по коммунизму в тех условиях был ударом по России. И я прекратил критику коммунизма и занялся изучением всех обстоятельств, предшествовавших крушению советской системы. Но когда говорят, что я изменился и стал сочувствовать коммунизму - это неправда. Просто изменился мир.
ЕВГЕНИЙ ГАВРИЛОВ, КУРСАНТ 4-ГО КУРСА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ВОЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА МО РФ:
Мне лично трудно судить о тех событиях. Мне едва исполнилось 11 лет, когда случился этот ГКЧП. Я живу в Красноярске, а в те дни как раз находился в деревне у бабушки. Августовские события 1991 года больше воспринимаю по эмоциям своих родителей и родственников, а их оценки происходящего менялись не один раз. Думаю, они не совсем понимали по-настоящему, что происходило, очень переживали, когда СССР начал разваливаться на глазах.
За прошедшие 10 лет наша семья стала жить хуже - отец потерял работу, мать вышла на пенсию, и родителям с трудом удается сводить концы с концами.
Мне кажется, что люди слишком доверяют политикам, покупаются на их демагогию.
Мне как будущему офицеру жаль, что за прошедшие 10 лет разрушена армия, растоптан ее престиж. Сейчас это пытаются поправить, но многое утеряно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников