08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАК ИЗУВЕЧИЛИ ЗАКОН

Писанов Владислав
Опубликовано 01:01 21 Августа 2001г.
Мечта алхимиков средневековья осуществилась. В начале XXI века законодатели России научились делать золото из свинца, добавив к нему цинк. О технологии этого процесса мы поведаем ниже. Пока же начнем с другого.

Если б инвалиды узнали, сколько в стране для них собирается денег, и сравнили с реалиями своей жизни, думается, их возмущению не было бы предела. Скажем, работники Челябинского электролитного цинкового завода, получившие производственные травмы, должны бы стать богатейшими людьми России. Судите сами: предприятие в 1999 году выплатило им пособия - 88 тысяч рублей на 16 человек. В минувшем году перечислило страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве - 8 миллионов 565 тысяч рублей, а в этом должно быть более 17 миллионов. Свыше миллиона рублей за одного увечного! Но те, конечно, как получали положенную пенсию, так и будут получать. Тут впору развести руками: где деньги? Где социальная справедливость?
Впрочем, начнем по порядку. В свое время существовал четкий механизм материальной помощи пострадавшим на производстве. Предприятие, на котором человек получал увечье, брало его на пожизненное содержание. Но потом социально-экономическая обстановка в стране изменилась, у предприятий не стало денег, а "производственные" инвалиды остались. Из чего им платить?
Государство справедливо посчитало: нужен единый карман, куда бы все производственники сбрасывались на помощь пострадавшим от этого самого производства. Идея здравая, кто спорит. И чтобы было как лучше, обязали Фонд социального страхования быть тем самым "карманом". В 1998 году Госдума и президент России приняли закон об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве. Другой вопрос: сколько денег взять с каждого конкретного предприятия? Так появились "Правила отнесения отраслей экономики к классу профессионального риска". И началось "как всегда". Для примера возьмем упомянутый Челябинский электролитный цинковый завод.
В 2000 году законодатели, поделившие профессиональные риски на 14 классов, отнесли его к 12-му, вынудив уплатить 5,9 процента от фонда оплаты труда "на увечных". Почему в законе появилась именно такая цифра? На этот вопрос российские товаропроизводители ответа не нашли. Челябинские соцстраховщики поясняли: мол, за основу взяты критерии и практика работы промышленности Германии. Теплее ли стало от такого объяснения, можете представить сами. Впрочем, "согревало" то, что хотя бы не они одни такие - вся цветная металлургия оказалась обложенной, по сути, еще одним налогом по единой ставке.
И вот подоспел закон "О страховых тарифах... на 2001 год". Профессионально-рисковая "табель о рангах" расширена до 22 классов. И если раньше челябинские изготовители цинка были не самыми "рисковыми", то теперь оказались в конце списка. Волюнтаристски кто-то записал это предприятие в новоизобретенную "свинцово-цинковую отрасль". Сразу скажем, что справедливой логики в этом делении вы не найдете. Так, предприятия черной металлургии, трубопрокатные заводы, где сотни тысяч рабочих, а соответственно и тысячи "инвалидов труда" отнесены к 15-й группе риска. Или, к примеру, "атомный" комбинат "Маяк", содержащий около полутора тысяч пострадавших на производстве, имеет всего лишь 3-й класс профессионального риска. Родственная, "цветметная" алюминиевая промышленность находится чуть ниже середины списка, а "свинцово-цинковики" почему-то в самом низу, под номером 22. Возможно, они действительно самые "вредные", калечат людей напропалую?
Надо сказать, что предприятий, выпускающих свинец в Российской Федерации, практически нет. Так что и говорить о несуществующей отрасли нет резона. Вторая составляющая самой "рисковой" группы (цинк) представлена лишь тремя предприятиями: Беловский цинковый завод, владикавказский "Электроцинк" и Челябинский электролитный цинковый завод (ЧЭЦЗ). Посчитано, что интегральный показатель профессионального риска на ЧЭЦЗ в 11,5 раза ниже общероссийского и в 92 раза меньше заложенного в основу нового закона. Сегодня на счету предприятия 14 работников, получивших производственные травмы и имеющих право на пособие. Ежегодно на охрану труда и экологию тратятся здесь огромные средства. Естественно, несчастных случаев на производстве становится меньше. А, скажем, у владикавказцев интегральный показатель риска в три раза ниже общероссийского и в 29 раз меньше взятого за законную основу! Выходит, не так страшен цинк, как его малюют?
Да, цинк не страшен, но, присоединив его к "призрачному" свинцу, можно получить настоящее золото в виде еще одного налога, не вошедшего, кстати, в единый страховой налог, так широко пропагандировавшийся финансово-экономическими "алхимиками" нашего Отечества. Это еще один штрих к картине алогичности российского фискального законодательства. Горячие же головы прямо заявляют, что подобный подход к проблеме - это грабеж и бестолковщина. По существу, названные предприятия платят за тех, кто не занимается планомерной и целенаправленной работой по предотвращению травматизма, по профилактике заболеваний. Парадоксально, но выходит, что в законе заложена прямая незаинтересованность предприятий в снижении количества несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
Впрочем, нет, закон от 1998 года предусматривал и обратный механизм. Одна из его статей говорила, что при определении тарифов должны учитываться различные обстоятельства, как-то - конкретное состояние дел с травматизмом на каждом предприятии, суммы расходуемых средств на улучшение техники безопасности, охрану труда и т.п. Но закон N10-ФЗ от 02.01.2000 г. развеял все эти радужные мечты производственников, уступив место волюнтаризму и уравниловке. Тезис о 20 процентах, которые можно оставлять предприятию на "антиувечные" мероприятия, так и не был реализован. Буквально в прошлом месяце производственникам вроде бы сказали: да, можно оставить эти проценты на предприятии, только сделайте так, чтобы травматизма и профзаболеваний стало меньше. Только заводы облегченно вздохнули, как вновь вмешалась чиновничья рука, дописавшая за законодателя: "20 процентов от выплат прошлого года". Так прогресс обратился в свою противоположность.
Закон, созданный вроде бы для людей, для их социальной защиты, в данном случае работает наоборот. Поясню. Коли колоссальные отчисления "танцуют" от фонда оплаты труда, то ясно, что предприятию нет резона этот фонд увеличивать. К слову, сегодня на ЧЭЦЗ при 1850 работающих средняя зарплата составляет около 7 тысяч рублей. Это одно из самых успешных предприятий, наверное, не только Урала, но и страны. Казалось бы, правительство должно всячески их поддержать, обеспечить режим благоприятствования. А получается, что кто везет, того и запрягают. Подобная логика приводит к тому, что лошадка падает.
- Повышение привлекательности России - это главный приоритет в инвестиционной деятельности нашего правительства, - заявил премьер Михаил Касьянов на заседании Консультационного совета по иностранным инвестициям при правительстве РФ. На Челябинском электролитном цинковом заводе надеются, что данный тезис найдет конкретное воплощение и при решении их "увечной" проблемы. Дело в том, что в результате приватизационных процессов предприятие это стало собственностью иностранного инвестора. И сегодня, видя налоговый волюнтаризм российских властей, заокеанский хозяин все сильнее морщит лоб: а есть ли дальнейший смысл вкладывать деньги в южноуральское предприятие?
- Конечно, наши акционеры понимают, что прибыльные предприятия должны помогать тем, кто находится в более сложной экономической ситуации, помогать государству, - говорит генеральный директор АО "ЧЭЦЗ" В. Гейхман. - Мы готовы отдавать в общую казну на страхование от несчастных случаев на производстве в 10-30 раз больше, чем тратим на своих увечных работников (сегодня их 14 человек, четверо из которых трудятся в цехах). Но с нас "дерут" даже не три шкуры, а сто!
Проблема небольших, но прочно стоящих на своих ногах предприятий еще и в том, что у них нет средств для лоббирования своих интересов в правительстве и Госдуме. При всей локальной успешности своими финансовыми потоками они, конечно, не могут конкурировать, скажем, с "Сибирским алюминием". К гигантам индустрии внимание властей традиционно выше. Кроме того, не в чести у зарубежных предпринимателей практика "особых отношений" с госчиновниками, которые смогли бы "порешать" их вопрос. Иначе говоря, эти лакомые кусочки экономики остаются как бы незащищенными от различного рода волюнтаризма.
Только в Челябинской области есть немало таких небольших предприятий с участием иностранного капитала, которые так же, как "цинковики", стонут от грабительских отчислений по установленному для них классу профессионального риска. Но они дают солидные вклады в российскую казну, поддерживают своими налогами местные бюджеты. "Средний класс" экономики во всем мире обеспечивает стабильность и гибкость индустриально-финансового процесса. Думается, и рыночная Россия придет к этому. Но вот искусственные препоны нужно убрать, и как можно скорее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников