04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДАН ПРИКАЗ: УНИЧТОЖИТЬ. НО КАК?

Субботин Андрей
Опубликовано 01:01 21 Августа 2002г.
В поселке Горный Саратовской области сегодня начала работу госкомиссия по приемке в эксплуатацию первого в стране завода по уничтожению химоружия.

40 тысяч тонн отравляющих веществ предстоит уничтожить России в ближайшие годы, чтобы выполнить свои обязательства перед международным сообществом. Страна расстается с арсеналами, которые хранят яды, способные погубить все население Земли. Взамен населению районов, где планировалось возведение объектов по уничтожению химоружия, было обещано многое: и оснащение предприятия безопасными технологиями, и наблюдение за состоянием здоровья людей, и строительство объектов социального назначения...
Затерянный в заволжской степи поселок выбрали в качестве места уничтожения химоружия не случайно. Здесь хранятся часть российского химоружия первого поколения, около 1200 тонн иприта, люизита и их смесей. Горный - настоящая глубинка, захолустье. Еще в прошлом году не было даже автобусного сообщения с Саратовом, до которого 250 километров. За последние годы обанкротились почти все местные предприятия. Сотни людей живут в старых двухэтажных бараках без канализации и водопровода.
Перед началом строительства завода чиновники обещали решить проблемы с жильем, водой, канализацией. Обещания остались на бумаге. В прошлом году линию водопровода довели от реки Иргиз до Горного. Сейчас завершают строительство кольца водопровода вокруг поселка. Воду дадут в колонки на улицах, а не в дома, как заверяли раньше.
На окраине Горного возводят поселок для врачей и учителей: 77 коттеджей на 150 семей. Готовы 37 домов, еще 40 обещают сдать к 1 октября. В самом Горном выстроен 18-квартирный дом, подвал которого уже затоплен водой, по стенам пошли трещины. Сказывается авральное строительство. Еще 23 коттеджа должны были возвести в селах района, но сейчас про них и не вспоминают.
Всего на социалку собирались потратить десятую часть средств, выделенных на строительство завода, - около 650 миллионов рублей. Для района - сумма астрономическая. Однако пока нельзя сказать, что Горный преобразился до неузнаваемости: по-прежнему обветшавшая школа, разбитые строителями дороги.
Побывавший недавно на объекте Сергей Кириенко, представитель президента в Приволжском федеральном округе и одновременно председатель Комиссии по уничтожению химоружия, прямо заявил:
- Уложиться в установленные сроки для нас важно, но, если не будет завершено обустройство социальной сферы, пуск завода будем переносить.
В то же время начальник управления по безопасному хранению и уничтожению химоружия генерал-лейтенант В. Капашин не скрывает: строительство социальных объектов в поселке запланировано и в будущем году, то есть уже после пуска первой очереди завода. Жители Горного считают, что как только завод начнет работать, все финансирование пойдет на другие объекты, на программы химического разоружения.
Но как бы ни относились горненцы к заводу, уехать подальше от него они вряд ли смогут. Средства на переселение федеральной программой не предусматривались. Отселят только жителей старого военного городка, это несколько десятков домов, попадающих в 2,5-километровую санитарно-защитную зону объекта.
В городке живет с женой ветеран войны Александр Иванович Бекренев. Со стариками я познакомился осенью прошлого года, тогда они категорически отказывались переезжать:
- Какая разница, где доживать свой век, да и отселяют всего на несколько километров дальше.
Теперь стариков уговорили, пообещали новый коттедж. Об уничтожении химоружия Бекреневы знают не понаслышке. В 50-60-е годы здесь тоже уничтожали такое оружие, правда, негласно, и самым простым способом - сжигали.
Александр Иванович Бекренев работал тогда на арсенале трактористом. Иприт сливали из цистерн в ямы, выложенные бетоном, их называли стаканами, и там сжигали. После стакан заполняли дегазирующей смесью, а Бекренев должен был трактором надвинуть на него массивную металлическую крышку. Работал без противогаза, надеясь, что никакого вреда здоровью от такой работы не будет.
Сейчас Бекреневу за 70, и вот уже три года, как у него ампутированы обе ноги. До этого они долго болели, потом распухли, потрескались...
- В райбольницу нам во время работы на арсенале нельзя было обращаться - военная тайна, - вспоминает Александр Иванович.
В военном городке есть и другие люди, участвовавшие в уничтожении химоружия и считающие себя пострадавшими. Но официально в Горном нет ни одного профбольного, что подтверждает главврач центральной райбольницы Лидия Буданова.
То, что произошло с Бекреневым и другими, больше не повторится, утверждают чиновники. Обещают обеспечить медицинское наблюдение не только за работающими на объекте, но и за населением поселка. Для этого в Горном возводится в пожарном порядке медицинский диагностический центр, хотя поначалу военные "забыли" включить его в проект. Только вот непонятно, кто там будет работать. Врачи в Горный не едут. Даже ключами от новенького коттеджа медика не прельстить. В районе уже давно нет дерматолога, лора, окулиста, то есть тех, кто в первую очередь мог бы определить ущерб здоровью, нанесенный ядами кожно-нарывного действия, к которым относятся иприт и люизит.
...Весной этого года разразился скандал. Заказчик - федеральное агентство "Росбоеприпасы" - внес изменения в проект. Речь идет о судьбе так называемых реакционных масс. Эти вещества получат на заводе в результате первичной переработки химоружия, причем их объем превысит перерабатываемый люизит в 6-7 раз. Это - токсичные вещества того же класса опасности, что хлор и аммиак, но под действие конвенции по уничтожению химоружия уже не попадают. "Росбоеприпасы" хотят отложить дальнейшую переработку реакционных масс на неопределенное время. Областные власти с этим не согласны.
- Проект завода, который я подписывал, не предусматривал хранение реакционных масс на территории области. Потомки нам не простят, если мы это допустим, - заявляет теперь саратовский губернатор Дмитрий Аяцков.
Если это все же произойдет, саратовцы, по мнению начальника областного управления экологии и природных ресурсов Александра Маликова, получат "вместо одной небольшой язвочки - складов с химоружием - большую язву: могильник с реакционными массами".
- Они должны быть переработаны за счет федерального финансирования, - считает председатель Госкомиссии по уничтожению химоружия Сергей Кириенко. - У области на это не хватит сил, однако пока федеральные средства на это не предусмотрены.
...Можно не сомневаться, что за происходящим в Горном внимательно наблюдают жители других областей, где будут уничтожать химоружие, - прежде всего Курганской области и Удмуртии. От того, как пойдут дела в Горном, зависит доверие людей и ко всей программе химического разоружения..


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников