03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОСМОС - ЭТО "ЗОЛОТОЕ ДНО!"

Турченко Сергей
Статья «КОСМОС - ЭТО "ЗОЛОТОЕ ДНО!"»
из номера 176 за 21 Сентября 2000г.
Опубликовано 01:01 21 Сентября 2000г.
На Международной космической станции завершен монтаж оборудования для будущей первой длительной экспедиции международного экипажа. Россия принимает самое активное участие в этой программе. Каковы тут перспективы? Не лучше ли нам вернуться к старушке-станции "Мир" и развивать свою космическую деятельность в традиционном направлении?С этих вопросов мы начали беседу с президентом Федерации космонавтики России, Героем Советского Союза генерал-полковником Германом Титовым, известным всем еще и как легендарный космонавт-2.

- Возможно, мое мнение разделят не все ветераны космоса, но я глубоко убежден, что наши перспективы - только в международном сотрудничестве. Сейчас много спорят о "Мире". А ведь главное не в том, сколько эта станция еще будет жить. Она свои задачи уже десятикратно выполнила! С ее помощью мы такой космический опыт получили, которого ни у кого нет в мире. Зачем американцы на эту станцию летали? Зачем другие на нее стремились? Теперь полученный у нас опыт они перенесут на Международную космическую станцию. Ну, и слава Богу. Я глубоко убежден, что с точки зрения развития пилотируемого космоса основное направление это - международное сотрудничество.
- Какие реальные шаги следовало бы, на ваш взгляд, предпринять в этом плане?
- Международная космическая станция - это то, чем нам стоит заниматься в первую очередь. Вкладывать средства не в продление срока существования "Мира", а в увеличение доли России в эксплуатации международной станции. Сейчас у нас там лишь 30 процентов.
- Еще недавно мы были великой космической державой, а сегодня стоим на распутье: прямо пойдешь - "Мир" потеряешь, направо - последние средства из бюджета пустишь на космонавтику... Есть ли "золотая середина?"
- С этим вопросом следовало бы обратиться в Российское авиационно-космическое агентство или в Министерство обороны, а не ко мне. А если говорить серьезно, то надо ведь понимать, что космонавтика не сама по себе гуляет, как кошка по крыше. Это отрасль народного хозяйства. Это десятки конструкторских бюро, сотни заводов, десятки тысяч рабочих, инженеров, конструкторов, которые заняты в этой отрасли. И если экономика в целом у нас хромает, то и космонавтика, естественно, переживает те же болячки. В Конституции записано, что приватизировать космическую отрасль нельзя, запрещается - статьями 71 и 72, которые почему-то многие забыли. Все, что связано с космонавтикой, должно делаться на государственном уровне. Нужно вернуть то, что незаконно приватизировано. И выбрать сегодня ключевые моменты развития космонавтики. Основное направление, как я уже сказал, -Международная космическая станция. Что касается других программ, то их нужно делать не просто рентабельными, а прибыльными. Например, если бы космическую навигационную систему в полном объеме запустить и создать необходимую потребительскую аппаратуру, то, я думаю, радиомаяки, всяческие локационные системы и прочее можно было бы убрать. Потому что точности, которые дает нам космическая навигация, более чем достаточны для того, чтобы можно было осуществлять все навигационные задачи, которые решаются сегодня с помощью множества дублирующих друг друга навигационных средств.
То же самое - связь, телевидение. Космические системы здесь суперэкономичны. И надо умело этим пользоваться.
- Конечно, ближний космос способен не только окупить себя, но и дать стране прибыль, если с умом все это планировать на земле. Но ведь речь еще и о дальнем космосе, о попытках прорыва к планетам, звездам. Как вы думаете, есть ли перспектива пилотируемого полета к какой-либо планете?
- На мой взгляд, технических проблем для осуществления экспедиции, скажем, на Марс, не существует. Если какие-то технические вопросы и не решены, то понятно, как их решать. Значит, вопрос состоит в том, чтобы найти достаточно ресурсов для создания соответствующих технических средств обеспечения такого полета. И я глубоко убежден, что это должна быть, опять же, международная программа. Потому что такие глобальные задачи растопыренными пальцами не решишь.
- Почему из всех планет вы выбираете для экспедиции Марс?
- Марс, во-первых, наиболее изучен всеми доступными средствами, которые есть в распоряжении человечества. Во-вторых, условия на Марсе нам тоже более понятны. Давление на поверхности Марса примерно такое, как у нас на высоте 15 километров. Рельеф Марса похож на лунный. А потом извечно интригующий вопрос: есть ли жизнь на Марсе?
- Кстати, как вы на него отвечаете?
- Моя давнишняя гипотеза состоит в том, что мы прилетели с Марса. Он в свое время начал интенсивно терять атмосферу и встал вопрос: куда переселяться? Посмотрели марсиане - Земля более или менее подходит. И вот они создали космические корабли и переселились на землю... Когда мы прилетим на Марс, то найдем там следы своих предков. Думаю, это случится около 2015 года. Если, конечно, на Земле будут мир и"сотрудничество.
Я всегда говорю: мы, люди, все "космонавты", родом из космоса. Космический корабль называется Землей, и он несется в вакууме. Это надо понимать, это надо осознать. Поэтому и отношения нам надо строить так, как строят отношения международные экипажи на наших станциях или вот сейчас на международной космической станции, как они работают, как они понимают друг друга, сотрудничают. Тогда человечество многого добилось бы. Нужно интегрировать усилия во всем мире, а мы вместо этого развалили Союз. Пусть в нем было многое и не так, нужно было исправлять, а не разваливать. Теперь надежда на возрождение нашего сотрудничества - сначала на основе Союза с Белоруссией, а затем, даст Бог, и на более широком пространстве.
- Герман Степанович, вы очень многого достигли в жизни, но все ли сбылось, о чем мечталось, как говорится, на заре космической эры?
- К сожалению, нет. Когда мы с Юрием Алексеевичем Гагариным после первых полетов размышляли о дальнейшей космической судьбе, почему-то оба сходились во мнении, что наша космическая карьера закончится на Марсе, что нам хватит жизни, сил, здоровья для того, чтобы осуществить полет на эту планету. Так мы думали в начале 60-х годов. Но не вышло... Конечно, были и другие планы, в частности, у меня, связанные с использованием... крылышек для возвращения из космоса. Мало кто знает, но до "Шаттла" и "Бурана" разрабатывалась система "Спираль", предусматривающая челночные полеты в космос...
- Почему же эта программа не была завершена?
- Первый раз "Спираль" зачахла в 70-м году. Потому что военное руководство не поняло тогда перспективы развития этой темы. Потом Артем Иванович Микоян, так сказать, вдохновитель и разработчик этой темы, умер, а вместе с ним - и она. Позже, когда узнали, что американцы работают над системой "Шаттл", руководство возмутилось: почему у них есть, а у нас нет? Срочно начались работы по "Бурану". Вернулись к "Спирали". Использовали эту схему для отработки вопросов аэродинамики, термодинамики. Произвели четыре запуска на орбиту по гагаринской схеме одновиткового полета. "Спираль" показала очень хорошие характеристики. Однако разработчики пошли по легкому пути, перерисовали схему "Шаттла" и "создали" "Буран". В конце концов и он был загублен из-за недостатка финансирования.
- Если я не ошибаюсь, есть в вашей биографии еще одна мало кому известная строка. Правда, что Брежнев предлагал вам полет на Луну?
- Это был 1967 год, накануне 50-летия Октябрьской революции. Я как раз в первых числах января должен был лететь поближе - во Владимировку в институт, заниматься летно-испытательной работой по "Спирали". Уже был на аэродроме, когда меня дежурный вызывает и говорит: тебя просит позвонить Каманин. Звоню, он говорит: "Ты отложи полет, приезжай ко мне". Приехал. Каманин сообщает, мол, принято постановление центрального комитета и правительства, что в 1967 году будет восемь пилотируемых облетов Луны. Нам некого назначать командирами этих кораблей. Поэтому бросай тему, которой занимаешься, и переходи на программу Л-1 (по-моему, так она называлась тогда). Я отвечаю: Николай Петрович, а как вы думаете, если хоть один облет Луны будет успешным, второй в этом году состоится? Значит, речь идет не о восьми, а об одном полете. Остальные - дубли. Роль дублера меня не устраивает. Можете мне гарантировать, что я назначаюсь первым и единственным вообще командиром облета Луны? Нет? Тогда со своей программы я не уйду и буду продолжать заниматься "Спиралью".
- А почему не состоялся облет Луны, пусть и без вас?
- Потому что ракета, которая готовилась для этой цели, находилась еще в сыром состоянии. Использование "Протона" для облета Луны тоже было достаточно проблематичным. Все делалось быстро, надо было обогнать американцев. Но не успели, и интерес к Луне пропал у власть имущих.
- Когда вы руководили военно-космическими силами Министерства обороны, была ли попытка вывести на орбиту ядерное оружие?
- Попытки не было. Была просто программа звездных войн. Так называемая американская СОИ. Ею предусматривалось как раз уничтожение ракет не только с земли, но и создание орбитальной группировки, которая могла бы поражать космические аппараты. Мы все тщательно проанализировали в нашем институте и пришли к выводу, что в принципе, конечно, все можно сделать, но это чрезвычайно сложная и чрезвычайно дорогая система. Советскому Союзу незачем тратить на аналогичную средства. Если помните, как-то Михаил Сергеевич Горбачев, будучи в США, сказал, что у нас есть ответ адекватный и асиметричный, то есть мы не будем создавать свою СОИ против их СОИ. У нас есть другой вариант ответа на эту самую стратегическую оборонную инициативу.
- Что же он имел в виду?
- Сейчас накоплен такой арсенал ядерного оружия, что мы можем три раза уничтожить планету. Отсюда как раз и возникает та "асимметрия", о которой говорилось. Пусть собьют 90 процентов боеголовок, но 10 процентов долетит до Америки, и этого хватит, чтобы нанести ей непоправимый урон...
- Герман Степанович, вы имеете полное право на заслуженный отдых. Однако пошли в депутаты Госдумы, стали президентом Федерации космонавтики. Что заставляет?
- Недавно был в Волгограде. Там местные учителя провели опрос среди учащихся старших классов, в котором участвовало 600 человек. Задали им шесть вопросов по космонавтике, например: кого знаете из наших космонавтов. 530 назвали Гагарина, но 60 процентов из них не уверены, что он был первым в космосе. 300 назвали Титова, 29 - Терешкову, 9 - Леонова. И все! Многие знают, что такое луноход, но считают его американским детищем. В то же время состояние пропаганды нашей космической мечты характеризуется тем, что в павильоне "Космос" на ВДНХ торгуют "шмотками". Могу я спокойно сидеть на печи и смотреть на подобное? Нет, конечно. Вот и стараюсь в меру сил помочь новому поколению нашего космического корабля под названием "Земля" взять в будущее все лучшее, что имели мы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников