05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УВОЛЕНА ПО СОБСТВЕННОМУ НЕЖЕЛАНИЮ

Говоря о работе, Татьяна периодически краснеет и стыдливо опускает глаза. Стыдиться вроде нечего - умная трудолюбивая девушка, всю трудовую жизнь провела в солидных офисах. По профессии Таня помощник руководителя, но такая близость к боссу ее совсем не радует. Потому что руководитель обычно пытается в буквальном смысле еще больше приблизиться к симпатичной помощнице.

- Последние два места работы я сменила именно по этой причине, - рассказывает Таня. - Шефы рано или поздно начинали проявлять знаки внимания - от простого флирта до шлепков по мягким местам и откровенных домогательств за закрытыми дверями.
За такое внимание иностранный начальник надолго бы очутился за закрытой дверью с зарешеченным окошком. Это у нас наложение рук на подчиненных - часть неписаного трудового кодекса. В любом коллективе кипит бурная личная жизнь - и страсть шефа к секретарше всего лишь эпизод этой жизни. Но что если эта страсть не взаимна и нежелательна? В цивилизованных странах это называется "харрасмент".
Американские секретарши делают состояния на низкой морали высоких боссов. Известны случаи, когда за один игривый взгляд пострадавшая отсудила у коллеги 20 000 долларов. Русская женщина и взгляд выдержит, и легкое "рукоприкладство" стерпит. И денег не потребует. Стыдно, работа нужна и вообще - скажут, развела феминизм на рабочем месте. Единственное место в Москве, куда женщины могут тихо и анонимно пожаловаться - кризисный центр "Сестры".
- Женщины звонят нам, потому что больше некуда, - говорит координатор телефона доверия центра Ольга Бойкова. - Мужу не скажешь, на суд коллектива проблему тоже не вынесешь, особенно если это общий для всех начальник. Скорее всего, саму же девушку и обвинят, мол, спровоцировала. Поэтому жертвы предпочитают молчать.
Таня молчала довольно долго - от стыда, недоумения и бессильной злости. Но эта сдержанность ей все равно не помогла.
- Мой первый шеф мне в деды годился, - рассказывает она. - Солидный мужчина, и эти игривые подмигивания с его стороны смотрелись очень забавно. Я сначала думала, что это так, отеческое. Но как-то он допоздна задержал меня на работе, и начал совсем не по-отечески распускать руки.
После Таня еще не раз взывала к отеческим чувствам начальника, но ни мягкие уговоры, ни жесткие отказы не смогли охладить его страсть. В итоге девушке пришлось уйти с работы.
- Так обычно и заканчиваются у нас эти истории, женщина либо идет на уступки, либо теряет работу, - говорит член Совета при президенте РФ по правам человека Светлана Айвазова. - Харрасмент - это очень серьезная проблема, но редко кто решается бороться за себя публично, и тем более законодательно. В США юридическая система работает безупречно. В нашем Уголовном кодексе, кстати, тоже хорошо прописаны соответствующие статьи, но при этом существует огромный разрыв между де-юре и де-факто.
Но в реальности ни одна женщина не решится размахивать Уголовным кодексом перед носом похотливого шефа. Потому что уже до начала процесса все его участники будут обвинять нахальную девицу, соблазнившую уважаемого человека своими формами, а теперь еще смеющую портить ему репутацию своими требованиями.
- Уже в милиции на девушку смотрят как на виновную, - говорит Ольга Бойкова. - Вопросы - как себя вела, как одевалась, часто ли улыбалась шефу. И чаще всего вердикт - сама виновата.
"Виноватые" как раз в милицию не ходят, зачастую делая карьеру с помощью короткой юбки. Но невинные тоже в юбки одеваются и также улыбаться обязаны. Потому что ну не берут на работу хмурых нелюдимых женщин в чадре.
- После первого неудачного опыта, на новом месте я была очень осторожна, - рассказывает Таня. - Никаких колготок в сеточку, прическа - самая скромная, поведение - самое сдержанное. Но меня все равно заметили. Тут директор был помоложе, и довольно симпатичный, но это роли не играло. Я тогда встречалась с молодым человеком, и меня никто больше не интересовал.
Бой за девичью честь был выигран, но битву за карьеру Таня проиграла. При этом мысли мстить обидчику законным путем у нее даже не возникало. Возможно, и к лучшему. Потому что даже если удастся убедить в своей скромности милицию, доказать то же самое в суде практически невозможно.
- Наши судьи не хотят связываться с такими делами, - говорит Светлана Айвазова. - Судимость бросает тень и на руководителя, и на его фирму. И по таким "мелочам" портить репутацию солидному человеку судьи не хотят и не решаются.
По словам юристов, чаще всего потерпевшая и ответчик расходятся "полюбовно". После обращения в суд от приставучего босса сначала поступают многочисленные угрозы, а потом - определенная сумма компенсации, хотя и значительно меньше требуемой по иску.
- Женщины и сами предпочитают такой вариант, потому что, даже если она выиграет процесс, кто с нашим менталитетом возьмет ее потом на работу? - говорит Ольга Бойкова.
- Я знаю лишь одно дело, которое сейчас рассматривается в суде, - говорит Ольга Бойкова. - Там начальник сначала приставал к одной сотруднице, чем довел ее до увольнения. Потом на ее место пришла другая женщина, и история повторилась. В итоге обе пострадавшие скооперировались и подали заявление.
Западные социологи считают, что у нас так или иначе с харрасментом сталкивается каждая женщина. Принято считать, что чаще всего это происходит в офисах и вузах. Но классика ситуации - босс и секретарша, студентка и декан - еще не самое страшное.
- Чаще всего харрасменту действительно подвергаются женщины из офисной среды, - говорит Светлана Айвазова. - Опасна в этом плане и сфера образования. Много лет назад я сама столкнулась с этим в вузе, когда писала диссертацию. Но сейчас больше всего харрасмент проявляется в сфере торговли, на рынках, где женщины работают без документов и становятся практически рабынями. Их каждые два месяца просто выкидывают на улицу. Это кошмарная ситуация, никем не контролируемая. Поэтому нужно бороться.
Татьяна уже не хочет бороться. Она мечтает о том, что ее молодой человек откроет свой бизнес и возьмет ее к себе на работу. Тогда уж она точно будет защищена от любых посягательств. Но пока бизнес не налажен, она ищет себе новую работу. Говорит, что если ее следующим начальником снова будет приставучий мужчина, она точно подаст на него в суд.
В США под определение сексуального харрасмента подпадает не только принуждение к сексу, но и шутки относительно внешности, непристойные жесты, прикосновения, поглаживания. В 2001 году по обвинению в харрасменте было зарегистрировано 16 тысяч судебных исков. Ежегодно сумма компенсаций по таким делам достигает нескольких миллиардов долларов.
Основная статья УК РФ для жертв домогательств - 133-я, "понуждение к действиям сексуального характера". Эту статью можно связать со 136-й: нарушение прав человека, совершенное с использованием служебного положения, карается штрафом и даже лишением свободы на срок до пяти лет.
Одним из первых обвиняемых по 133-й статье стал в 2001 году начальник Люберецкого военкомата полковник Вячеслав Винник. Заявление в прокуратуру написала одна из сотрудниц, а свидетельницами по делу проходили бывшие подчиненные военкома, ранее уволившиеся по причине домогательств. В 2005 году в Петербурге групповой иск на своего коллегу подали сразу пятеро женщин. В обоих случаях разбирательства идут до сих пор.
КАК БОРОТЬСЯ С ХАРРАСМЕНТОМ
Психологи рекомендуют при первой же попытке нежелательных заигрываний сказать "нет" - четко и без кокетства. Если домогательства продолжаются, попытаться еще раз откровенно и внятно объяснить боссу, что они нежелательны. Когда и это не помогло, можно обратиться к вышестоящему руководству. В критической ситуации выбор невелик - беречь нервы и искать новую работу, или решаться на судебное разбирательство.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников