06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОТ - НОВЫЙ "РАЗВОРОТ"

Безрук Мария
Статья «ВОТ - НОВЫЙ "РАЗВОРОТ"»
из номера 174 за 21 Сентября 2006г.
Опубликовано 01:01 21 Сентября 2006г.
Кредит доверия аудитории к радиостанции "Эхо Москвы" колоссален. Немудрено, ведь в его эфире работают лучшие журналисты и аналитики: Светлана Сорокина, Сергей Бунтман, Андрей Норкин, Сергей Доренко, Леонид Радзиховский, Виктор Шендерович, Михаил Леонтьев... Главному редактору Алексею ВЕНЕДИКТОВУ удалось собрать на радиостанции единомышленников, команду бойцов. Наверное, это и есть секрет "Эха".

- У вас, похоже, произошли кардинальные перемены в сетке вещания?
- Мы поменяли не только сетку, но и идеологию. Решили, что можем в своем эфире опираться не только на специалистов, известных всей стране. Мы шли к пониманию этого очень долго. Объясню. Когда случилось несчастье с нашим батискафом, мы стали принимать звонки от наших слушателей. Нам звонили люди, имеющие отношение к Военно-морскому флоту. И они комментировали ситуацию со своей точки зрения. Когда мы обсуждали изменения в банковской сфере, нам стали звонить банкиры и бизнесмены. Когда мы говорили о косовском конфликте, нам позвонила женщина, проработавшая 15 лет в МИДе, и рассказала такие вещи, о которых никто не знал. Мы сами никогда бы ее не нашли. Оказалось, что наши слушатели были гораздо более интересными экспертами, чем те высокопоставленные люди, которых мы приглашали. И мы поняли, что должны использовать бесценный опыт нашей аудитории. Мы создали программу "Разворот", которая идет утром и днем. И там мы делаем опору на слушателей как на профессиональных экспертов. В результате у нас резко возрос рейтинг.
Потрясающая история была, когда загорелся отель в Москве. Пока мы пошлем корреспондента и он туда доедет, пройдет куча времени. И я, сидя в эфире, говорю: "Если кто едет мимо, расскажите, что там происходит". Через две минуты позвонил человек: ни одной пожарной машины, но задымление есть. Еще через какое-то время парень звонит: "Я еду с Охотного Ряда, пожарные уже прибыли, сейчас я приторможу - расскажу подробнее". И таким образом наши слушатели становятся нашими корреспондентами. У нас аудитория с колоссальным жизненным опытом, 80% слушателей имеют высшее образование, многие из них - руководители высшего и среднего звена. Они могут рассказать про все: про строительство, торговлю. И главное обновление нашего формата в том, что мы даем возможность людям с позиции индивидуального и бесценного личного опыта говорить о тех или иных вещах.
- Я слышала, вы собираетесь использовать еще и интернет-ресурсы?
- Собираемся. Я позаимствовал идею у одной маленькой канадской радиостанции. Мы создадим в интернете клуб привилегированных слушателей. Любой посетитель интернета сможет там зарегистрироваться, оставив свои координаты, биографию и описав сферу своих интересов, то есть те области, где бы он мог выступать в качестве эксперта. Таким образом мы наберем золотую базу экспертов по любым вопросам. С 1 октября на нашем сайте откроется этот клуб. Кроме того, скоро у нас появится еще одна интернет-история. На нашем сайте мы будем публиковать блоги наших ведущих. Я снял все запреты на информацию о внутренней кухне. Эти блоги будут не подцензурны. И это даст возможность слушателям напрямую общаться с журналистами в сети.
- Когда вы брали к себе на радиостанцию тележурналистов, отлученных от эфира, не было ли опасений попасть в опалу?
- Во-первых, многим из них я предлагал у нас работать еще тогда, когда они выходили в телеэфир, памятуя практику западных радиокомпаний, вспомните Лари Кинга. Звезды информационной тележурналистики должны работать на радио. И если те люди, о которых вы говорите, получат возможность снова работать на телевидении, я буду умолять их не уходить. В этом году не удалось договориться ни с Познером, ни с Парфеновым, но я подожду. Как ждал Сорокину четыре года. Кстати, люди, работающие на телевидении, сотрудничают с нами бесплатно. Если вы думаете, что я занимаюсь благотворительностью по отношению к опальным журналистам - вы глубоко заблуждаетесь. Каждый из них принес мне дополнительных слушателей. Потому что они профессионалы, они не лгут, им верит аудитория.
- Буквально только что вами была предпринята попытка выхода в эфир с совместной с телеканалом "Домашний" программой. Проект на ТВ закрыли на старте. Зачем вы вообще ввязались в это?
- Мы хотели бросить вызов современным технологиям. Телевидение и радио - принципиально разные виды коммуникаций. Телевидение действует через картинку, то есть через эмоцию. А радио опирается на голос, звук, а значит, в первую очередь на голову, смысл. Совместить это невозможно изначально, поскольку способы доставки информации разные. Это был чисто технологический эксперимент. И, на мой взгляд, он удался. Теперь я готов работать в этом направлении с любым каналом. И думаю, будущее именно за такими форматами.
- Вы не боитесь, что такого рода эксперименты могут отпугнуть слушателя с шестнадцатилетним стажем?
- Я помню себя в 16 лет, свой 9-й класс. Я тоже выходил за рамки формата, терял и приобретал друзей, менял девушек... Это переходный возраст, когда нужно быстро взрослеть. И потом снова выходить за рамки формата, был бы вкус к этому делу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников