Утомленные Михалковым

Хорошие фильмы в России есть. Но на «Оскар» выдвинули, как убежден корреспондент «Труда», провальный — «Цитадель»

Российский оскаровский комитет в очередной раз вляпался в шумный скандал. В 2003 году, когда все козыри для выдвижения на главную мировую кинонаграду были у «Кукушки» Александра Рогожкина, на премию американской киноакадемии выдвинули неудавшийся «Дом дураков» Андрея Кончаловского — и, само собой, Россия не попала тогда в шорт-лист. Последний раз отечественному кинематографу повезло в прошлом тысячелетии: в 1994 году «Оскар» завоевали «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова.

Не поверив, что в одну реку дважды не входят, оскароносный Никита Сергеевич попытался продлить жизнь герою «Утомленных» комдиву Котову и потерпел сокрушительное фиаско. Зрители на второй фильм саги не пошли, критики порвали его в клочья. Несуществующие достоинства «Предстояния» и оправдания его безусловного провала нашлись только в глазах приближенных к самопровозглашенному императору российского кинематографа, которым себя, без сомнения, считает дорогой Никита Сергеевич. Очевидный провал был объявлен злонамеренным заговором против кинематографиста № 1. Но, как ни странно, непонятливые зрители и «продажная» критика все еще надеялись на чудо. Выхода «Цитадели» — завершающей части трилогии — ждали с надеждой, что мастерство и талант не оставили знаменитого режиссера. Увы! «Цитадель» тоже с треском провалилась в прокате, собрав чуть больше 1 млн. долларов (при бюджете в 45 млн.) за два первых уик-энда, не снискала любви народа и рецензентов, не попала ни на один фестиваль и никак не может считаться победой великого мастера в его великой войне за свою несокрушимость.

Это очевидно всем, кроме нашего комитета по выдвижению на «Оскар». Странная однобокость его состава давно вызывала вопросы. Кстати, вопреки утверждениям некоторых СМИ о «родственных связях» в комитете, Андрей Кончаловский давно уже выбыл по собственному желанию из его состава. Но тут действуют иные связи, едва ли не сильнее родственных.

Одни в придуманной Михалковым академии «Золотой орел» жалованье получают, другие под его президентством на ММКФ трудятся, третьи в СК значатся его ближайшими помощниками. Тем удивительнее и отраднее при таком раскладе бунт на корабле, который поднял председатель комитета Владимир Меньшов. Владимир Валентинович выразил недоумение, почему автор фильма сам предлагает свою кандидатуру. Меньшов отказался подписывать протокол и потребовал проведения еще одного собрания, где все члены оскаровского комитета присутствовали бы лично и голосовали сами, а не передавали доверенности другим. Не исключено, что после этого его снимут с председательского поста — примерно как выкинули Михаила Прохорова из «Правого дела».

Но его поступок вызывает уважение, ведь негоже великой стране предлагать на мировую кинопремию то, что в родных пенатах оказалось никому не нужным. И никакие доводы вроде тех, что американцы смогут оценить только кино массовое, масштабное, богатое, желательно про войну, тут не проходят. «Туринская лошадь» Белы Тара, которую венгры предложили на «Оскар», — фильм философский, непростой для восприятия, но это очевидное достижение киноискусства, как и «Пина. Танец страсти» Вима Вендерса (номинант от Германии) и другие картины, которыми гордятся в разных странах. У России в этом году тоже есть большие успехи — «Елена» получила приз на Каннском фестивале, «Фауст» прогремел в Венеции, взяв Гран-при. Но под этими выдающимися фильмами нет подписи Михалкова. Получается, что это единственная причина, по которой им отказано в возможности попасть в номинацию на «Оскар»?

Нужно ли тушить пожары в Сибири?