Почему страны живут не по средствам и к чему приведет долговая яма

Греция и Италия — на грани дефолта, госдолги других стран доставляют меньше хлопот, но продолжают расти

Экономисты уверены: идея социального государства обречена, мир на грани нового кризиса и последующего технологического прорыва.

Вчера жизнь не по карману столкнула с капиталистического холма еще одно европейское государство. Международное рейтинговое агентство Standard&Poor’s понизило долгосрочный и краткосрочный суверенный кредитный рейтинг Италии на одну ступень — с «А+«до «А», причем с негативным прогнозом. Основанием для понижения кредитного статуса послужили сверхдолги, накопленные государством (задолженность Италии составляет 130% от национального ВВП). При этом рост экономики страны находится на уровне статистической погрешности, поэтому у страны нет ресурсов, чтобы продолжать выплаты по займам и сделать бюджет сбалансированным.

Тревогу вызывает и Греция, внешний долг которой достиг 142% ВВП (350 млрд. евро). Даже Китай, крупнейший кредитор таких стран мира, как США и Япония, никак не решится вложиться в Афины. «Греция — государство-банкрот. Вопрос в том, как это банкротство будет оформлено», — говорит «Труду» завкафедрой бюджетного федерализма Института экономики переходного периода Владимир Назаров.

В руководстве Греции с формой уже определились. Афины могут отказаться от евро в пользу национальной валюты, а значит, выйти из ЕС. Правительство Греции планирует вынести этот вопрос на референдум парламентариев. В случае возврата к национальной валюте греков ждет неминуемый дефолт, но зато у страны появится шанс рассчитаться по долгам и восстановить экономику.

«У стран с критическим долгом два выхода. Либо начинать жесткую бюджетную политику затягивания поясов и честно сокращать свои обязательства, либо, наоборот, резко смягчить денежно-кредитную, объявив инфляцию, — объясняет Владимир Назаров. — Вот почему Греция ставит вопрос о выходе из зоны евро: ей легче девальвировать валюту, нежели бороться с собственным народом, сокращая соцгарантии».

Заметим, что кредитная история у еврозоны в целом непривлекательна. По прогнозам, к концу года совокупный долг еврозоны составит 88% ВВП. Держателями долгов ЕС являются Россия, Бразилия, Индия, Китай и ОАЭ.

Привычка жить в долг

Идея, что деньги не бесплодны сами по себе, а способны приносить доход, посетила западные умы в век Реформации. До этого ссуды под проценты осуждались. К примеру, Аристотель утверждал, что накопление капитала за счет процентов лишает деньги их первоначального назначения. Финансовый омбудсмен России, депутат Госдумы Павел Медведев напоминает «Труду», что если бы не кредиты, то мировой прогресс двигался бы гораздо медленнее.

Так, паровая машина Уатта не послужила бы человечеству, если бы некогда на ее изобретение не ссудили денег под процент. Наш соотечественник Иван Ползунов придумал паровую машину на 10 лет раньше Уатта, в 1763 году, но до конца жизни искал средства на реализацию задумки.

Но знали бы флорентийцы Медичи, к чему приведет их победа над Папой Римским — получение разрешения на ссуды под проценты — в веке XXI.

«Если бы мы жили в XIX веке, сто процентов населения были бы возмущены тем, что государства живут в долг. Страны могли жить в кредит, только если их вынуждали на то длительные военные действия, в остальных случаях от бюджета требовали баланса, — объясняет Владимир Назаров. — В XX веке все изменилось: возобладали идеи, что госрасходы могут стимулировать экономический рост».

Кроме того, в 1950–1970-е годы, когда мир восстанавливался после Второй мировой войны, темпы роста стран Западной Европы достигли аномальных показателей. «С быстрорастущей экономикой внешние долги не страшны, даже выгодны. По-этому казалось, что можно наращивать социальные обязательства», — говорит Владимир Назаров. Но в XXI веке страны столкнулись с уменьшением темпов роста и старением населения.

Почему крупным должникам легче, чем небольшим?

Сегодня в мире, который фактически поголовно влез в долги, наблюдается парадокс. Япония с госдолгом в 220% ВВП и США, чей долг колеблется около 100% ВВП, ничуть не отягчены своими займами и продолжают жить не по карману. Тогда как Греция, Италия или, к примеру, Украина (40% ВВП) и Белоруссия (22,5% ВВП) оказались почти в безвыходном положении.

«Комфортный уровень госдолга у каждой страны свой, он определяется доверием к национальной валюте, к политике государства, финансовой системе, историческим особенностям», — констатирует профессор РЭШ Константин Сонин.

Государственные займы отличаются стоимостью обслуживания долга и структурой долга. Если долг краткосрочный и составляет 10% ВВП, то он превратится в серьезную проблему для страны. А с займом долгосрочным — 15–20 лет — страна может позволить себе гораздо большие объемы долга к ВВП.

Сказывается и дешевизна обслуживания долговых облигаций государства. «Япония уже давно держит ставки по 10-летним долговым облигациям 1,9%, то есть это бумаги с минусовой доходностью. Поэтому обслуживать эти облигации для Токио необременительно», — говорит «Труду» начальник аналитического отдела Forex Club Андрей Диргин.

Но инвесторы все равно выстраиваются в очередь за японскими облигациями по трем причинам. Первая: иена в последние годы все время укрепляется по отношению к доллару и евро, поэтому для кредиторов неважно, сколько они получат по процентным ставкам, — важно, насколько укрепляется валюта. Вторая: японская экономика давно стагнирует. Но она стабильна — не падает и не растет. Тогда как от Греции и Италии не знают, чего ожидать. К тому же Греция — это очень маленькая экономика, которая мало что производит и существует за счет туризма.

Третья и главная причина: правительства Европы взяли на себя непосильную ношу социальных гарантий, которых Япония себе никогда не позволяла.

Эти три пункта являются ключевым отличием Японии от Греции в глазах кредиторов. «Греческий долг сейчас торгуется с дисконтом 70%. Что это значит? Греческое правительство продает бумажку с обязательством выплатить 100 евро, но ее покупают только за 30 евро. У Германии такую же бумажку покупают за 97 евро», — поясняет Константин Сонин.

Уникальный долг России

На фоне долгового кризиса мировых держав Россия выглядит более чем достойно. Наш внешний долг составляет 9,9% ВВП, или 38 млрд. долларов. В долговом рейтинге мы плетемся третьими с конца, долг меньше только у Чили, Туркменистана и Омана. Заметим: в 1998 году (дефолт) госдолг России составлял 148% ВВП. Но в 2000-х правительство положило все нефтеприбыли на выплату по внешним долгам.

«Российский госдолг уникален по природе. У нас должно в основном не государство, а квазигосударственные компании, — говорит Павел Медведев. — В 2007 году они назанимали за рубежом, и им давали кредиты, поскольку поручителем в конечном итоге являлось государство».

По расчетам Минфина РФ, госдолг России к 2014 году увеличится до 12 трлн. рублей, или 17% ВВП. Правда, планируется занимать у внутренних кредиторов.

Над пропастью долгов и соцрасходов

Сегодня коренным образом изменилась причина государственных внешних займов. «Если в XIX — начале XX века государства занимали из-за войн, катаклизмов, то теперь в долговую яму толкают непомерные социальные обязательства развитых стран мира перед своими гражданами», — говорит «Труду» руководитель направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики Сергей Дробышевский.

Он полагает, что в сложившейся ситуации всем без исключения странам придется менять социальную политику, а именно: увеличивать пенсионный возраст (что уже сделали Греция, Литва, Украина, Франция, в перспективе Россия) и налоговое бремя, перекладывать часть социальных обязательств с бюджета на частный сектор и сокращать количество бесплатных госуслуг — здравоохранение, образование.

«Сегодня мы стоим на пороге технологического прорыва. Но перед рывком, как правило, следует кризис, который очищает экономику, высвобождает ресурсы. Но абсолютно все социальные системы не готовы к прорыву, политические обязательства очень большие. Жить в долг больше нельзя, странам придется отступить от соцподдерж-ки», — заключает Владимир Назаров.

Цифры

  • 220% составляет госдолг Японии по отношению к ВВП, что является крупнейшей внешней задолженностью на земном шаре
  • 142% ВВП составляет внешний заем Греции
  • 130% ВВП составляет госдолг Италии

Трамп хочет купить у Дании Гренландию. А какую российскую территорию вы бы продали?