Выборы в Приморье: смех и слезы

Главу ЦИК Эллу Памфилову эти выборы довели до слез. Фото: globallookpress.com
Михаил Морозов, обозреватель «Труда»
Опубликовано 00:03 21 Сентября 2018г.

В спектакле, разыгравшемся на Дальнем Востоке, как в зеркале, отразились особенности нашей суверенной демократии


Выборы в России уже невозможно воспринимать серьезно. Даже если кому-то и очень хочется. В Приморье второй тур выборов губернатора обернулся сначала драмой, потом фарсом, перешедшим в комедию с драматическим концом. В этом спектакле были и голодающий кандидат, и люди в противогазах, и слезы главы ЦИК, и голос за сценой. Восстановим очередность событий — в них, как в зеркале, отразились особенности нашей суверенной (не забыли еще термин?) демократии.

Началось все с того, что после обработки половины протоколов коммунист Ищенко лидировал с результатом 52,38% против 45,05% у и. о. губернатора-единоросса Тарасенко. Кандидат от КПРФ сохранил лидерство и после подсчета 97,87% протоколов. На тот момент за Ищенко, по информации ЦИК, проголосовали 50,37% избирателей, у Тарасенко было 47,11%. Затем табло с предварительными итогами не обновлялось два часа. А после обработки 99,1% протоколов вдруг выяснилось, что лидирует уже Тарасенко. А Ищенко отстает на 1,5%. Такой вот кульбит на последних метрах...

Ситуация абсурдная, комичная, но, увы, вполне ожидаемая. Соответствующая известной мудрости: неважно, как проголосовали, — важно, как посчитали. По ходу пьесы в сюжете присутствовали попытки экстренных служб эвакуировать дюжину УИК в момент подсчета голосов и грозные обещания главы Центральной избирательной комиссии Эллы Памфиловой разобраться во всех нарушениях. Затем невнятное объяснение: «Информация о голосовании вводилась с опережением» — и официальное объявление о победе единоросса. Казалось, можно опускать занавес. Но очевидный фарс вверг в шок даже видавший виды электорат, послышался свист публики, бурно отреагировали и коллеги Ищенко. Сам кандидат-коммунист объявил голодовку, но ненадолго: не ел с утра до вечера.

Зачем, для чего это представление? Не допустить прихода на губернаторский пост не утвержденного в высоких кабинетах лица. Не дать народу усомниться в незыблемости позиций партии власти. А ведь, глядя на Приморье, и в других регионах примутся избирать кого им вздумается...

А тем временем в Хабаровске лидирующий после первого тура губернаторских выборов депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал с готовностью откликнулся на предложение своего соперника, действующего губернатора, войти в краевое правительство (в своей победе Вячеслав Шпорт почему-то не сомневается. Как, видимо, и Фургал в своем поражении). Согласитесь, в такой ситуации второй тур становится бессмыслицей.

Что, видимо, и требовалось доказать?

То же, видимо, произойдет во Владимирской области, где считавшийся техническим кандидат от ЛДПР набрал неожиданно большое число голосов в первом туре и удостоился предложения занять одну из должностей в краевой власти. То есть сдаться без боя... Тоже российское ноу-хау.

Но вернемся в Приморье. Теперь понятно, зачем под занавес первого акта объявили, что на 13 УИК итоги выборов решительным образом отменены, в результате чего победитель Тарасенко лишился аж пяти сотен голосов. Мизансцена разыграна для главного финала — выступления главы ЦИК Эллы Памфиловой, со слезами на глазах объявившей выборы в Приморье недействительными. Плакала она то ли от бессилия, то ли от счастья, что удается удалить со сцены всех актеров-неудачников разом. Помните, как в «Джентльменах удачи» интеллигентно начавшаяся партия завершается по-блатному — сносом всех фигур? И шахматной доской по голове. «Ухи, ухи...».

Простой вопрос: почему нельзя принять результаты голосования как они есть? Ведь не басурманина же забросили к нам с парашютом! Всего лишь Ищенко. А партийная принадлежность — давно уже категория настолько несущественная, что всерьез опасаться, будто «край далекий, но нашенский» вдруг покраснеет или даже порозовеет, просто несерьезно.

Куда принципиальнее стоял вопрос в 1996-м, когда на президентских выборах во втором туре лидер Компартии Геннадий Зюганов почти перехватил власть из рук вконец ослабевшего Ельцина. Понятно, Зюганова в Кремль не пустили ни мытьем, ни катаньем. Но тогда речь шла о выборе дальнейшего пути для России, действующая власть пугала коммунистами, связывая с ними непременную деприватизацию и новую волну красного террора. А здесь-то ничего подобного. Чем так опасен Ищенко? Вот в Иркутской области руководит коммунист Левченко. И что, Земля на небо упала?

Нет, тут дело не в конкуренции идей и программ. Налицо патологическая боязнь иного мнения, не утвержденного в высоких кабинетах лица. Шаг в сторону приравнивается к побегу. Так ведь вреда от такого следования «линии партии» куда больше, чем пользы. Ибо всей стране наглядно показывают: выборов, по сути, не существует, это всего лишь картинка для ТВ. И все это в ситуации, когда явка неуклонно снижается, власти приходится петь и плясать, чтобы заманить электорат к урнам.

Впрочем, если не снимать розовых очков, все выглядит иначе. «Вот она, состязательность!» — прокомментировала итоги выборов в Приморье глава Совета Федерации Валентина Матвиенко. Ну да, ожесточенная конкуренция выборных кампаний в нынешнем году просто зашкаливает — начиная с президентских выборов и закачивая нынешним конфузом в Приморье. Вроде бы серьезные люди, важные заявления, а в Сети в ответ — смех.

И что теперь? В сущности, не так важно. Все равно все это выглядит как бесконечный мыльный телесериал, смертельно наскучивший и актерам, и зрителям.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?