«Я еще допою, допою комсомольскую песню свою...»

Журналисты теперь допытываются: а что хорошего из опыта ВЛКСМ можно взять для создания новой молодежной организации?
Валерий Симонов, журналист
Опубликовано 00:06 21 Сентября 2018г.

29 октября комсомолу исполнится 100 лет. А точнее, исполнилось бы, останься он жить. Но он не остался


Почти забыта та песня о Братске Пахмутовой и Добронравова, и нет уже Кобзона, певшего ее несчетное количество раз, и сам Братск ни о чем не говорит молодым, рассекающим по Москве на самокатах или стоящим в поисках работы по городам и весям перед вопросом: куда податься — в полицию или в охранники?

Палатки в тайге, ГЭС, Марчук играет на гитаре? Да не смешите. И кто такой Марчук? А всплыла во мне та строчка из пахмутовской песни во вторник, когда за столом в пресс-зале ТАСС расселся десант из комсомольской юности. Пришли сразу три бывших руководителя ЦК ВЛКСМ: Евгений Тяжельников, Борис Пастухов и Виктор Мишин, а рядом с ними члены ЦК — космонавт, дважды Герой Светлана Савицкая, создатель и бессменный руководитель Российского детского фонда Альберт Анатольевич Лиханов, чемпион мира, шахматист Анатолий Карпов, писатель Юрий Поляков, между прочим, лауреат премии Ленинского комсомола...

Собрались они, чтобы рассказать о подготовке к юбилею: 29 октября комсомолу исполнится 100 лет. А точнее, исполнилось бы, останься он жить. Но он не остался. И журналисты теперь допытываются: а что хорошего из опыта ВЛКСМ можно взять для создания новой молодежной организации? И почему с треском провалились затеи организовать нечто похожее, почему все эти «Наши» и «Молодые гвардии» умерли при родах? И вообще надо ли нынешнее поколение юных и беззаботных сзывать под звуки горна?

Им, отчитывающимся сегодня за ВЛКСМ, которого нет, есть что предъявить. Ударные стройки, студотряды, тысячи детских кружков и студий, от юннатов до конструкторов, «Золотые шайбы», «Кожаные мячи», «Белые ладьи», собиравшие под свои знамена миллионы, — это не миф, не придумка для отчетов.

И, конечно же, есть соблазн наложить ту кальку на нынешнюю действительность. Что и попытались донести комсомольские ветераны. «В последние годы Россия активнее возвращается к традициям комсомола, — сказал Евгений Тяжельников. — Возрождаются студенческие отряды, нормативы ГТО, наработки ВЛКСМ используются и во всероссийском движении «Юнармия...»

Но вслед за этим он же посетовал: уже 15 лет кочует по кабинетам проект создания всероссийской пионерской организации имени Юрия Гагарина (ведь «пионер» значит «первый»), а 200 молодежных организаций, вроде бы существующих в стране, объединяют менее 10% молодежи. Вот бы их всех объединить в единую молодежную организацию!

И даже Юрий Поляков, в своей нашумевшей в 80-х повести «ЧП районного масштаба» гвоздивший комсомольских функционеров, сегодня признает: «Опыт ВЛКСМ может быть использован в создании конфедерации молодежных организаций, действующей под эгидой государства». Поляков даже предложил сделать день рождения комсомола общегосударственным праздником, совместив его с Днем молодежи.

Да, наверное, еще один праздник учредить можно. Но с буднями куда сложнее. И дело даже не в том, что многочисленные попытки за последние два десятилетия сформулировать для России идеологию ничем не закончились — может, оно и к лучшему. И даже не в том, что молодые люди все больше предпочитают общаться в соцсетях, категорически отворачиваясь от героев и кумиров, тем и лозунгов, поучений и развлечений, предлагаемых официальным ТВ и ведомствами, которым поручено надзирать за молодежной политикой.

Дело во рвах с колючей проволокой, которыми разделено сегодня наше общество. В том числе и поколение, только заступающее на смену всему уходящему. Хороших мальчиков и девочек зовут на пышные форумы, плохих лупят дубинками на несанкционированных акциях протеста (а они, похоже, теперь все несанкционированы). Разговоры о социальных лифтах оборачиваются играми в робинзонов, в прыжки со скалы, но не прибавляют ни единого шанса парню или девчонке, мечтающим вырваться из сегодняшней безнадеги.

Как раз в день, когда ветераны ВЛКСМ давали пресс-конференцию, пришло тревожное сообщение из Лондона (а откуда им сегодня еще взяться?). Ежегодный пышный бал русских дебютанток в Лондоне нынче отменен в связи с «делом об отравлении в Солсбери». Бал должен был состояться в шестой раз, но: Теперь девушкам из Лондонграда и из хороших семей России придется ждать, пока туман в Солсбери не рассеется.

Ну и что между нами общего? «Я еще допою, допою комсомольскую песню свою...»? Нет, едва ли.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?