Держаться до последнего патрона

«Как молоды мы были...» Вот они, столпы отечественного театра: Галина Волчек, Юрий Соломин, Марк Захаров. Фото: globallookpress.com

Московские театры провели сборы трупп. С планами сезона выступили художественные руководители - те, которые смогли прийти


Явиться на встречу со своими коллективами получилось не у всех театральных руководителей — возраст, болезни... Это, казалось бы, чисто внешнее обстоятельство напомнило об острой проблеме смены поколений и об отсутствии у большинства худруков заботы о таковой. Что уже вылилось в серьезные драмы, только не сценического, а закулисного свойства.

В хорошем театре все как в жизни: ну не спешат наши руководители последовать примеру короля Лира, не отдают власть, держатся «до последнего патрона». А если грустные обстоятельства и заставляют вышестоящее начальство в срочном порядке заполнять образовавшуюся брешь, то такое назначение-парашютирование худрука чревато осложнениями.

Как бы ни исповедовал Сергей Женовач традиционный психологический театр перевоплощения, близкий традициям МХТ, значительная часть труппы, осиротевшей после кончины Олега Табакова, видела на этом посту Константина Хабенского — и не очень-то приветствовала Сергея Васильевича. Что ощущалось и во время нынешнего сбора труппы. Как ни пытался режиссер шутить, разве сравниться ему харизмой с непревзойденным Олегом Павловичем? Да и внутренний дискомфорт скрыть трудно. Ведь недавняя премьера булгаковского «Бега» на Большой сцене явно не оставила у него чувства глубокого удовлетворения. В такой ситуации нет другого выхода, как окружать себя людьми, близкими по группе крови, а еще лучше учениками. Неслучайно «Месяц в деревне» Тургенева Женовач доверил Егору Перегудову, уже поставившему в его Студии «Один день в Макондо», «Белые ночи» Достоевского — Айдару Заббарову, «Сахарного немца» Сергея Клычкова — Уланбеку Баялиеву. Притом отказав в новых постановках Константину Богомолову (ныне заменившему Сергея Голомазова в Театре на Малой Бронной). Зато Женовач охотно принял предложение известного режиссера Оскараса Коршуноваса по-новому трактовать чеховскую «Чайку» — очевидно, в надежде, что эксперимент будет во благо театру. Сам же Сергей Васильевич к 75-летию Победы поставит на исторической сцене «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, а в своей Студии, превратившейся в филиал МХТ, — инсценировку повести Анатолия Кузнецова «Бабий Яр».

Художественный руководитель Российского академического молодежного театра Алексей Бородин — редкое исключение из правил: вовремя понял, что надо готовить себе смену, поэтому главным режиссером назначил Егора Перегудова, тоже хорошо знакомого нам по Студии Сергея Женовача. В РАМТе тот приступает к репетициям «Ромео и Джульетты» Шекспира. Бородин не боится конкуренции с приглашенными молодыми постановщиками, давая им полную свободу и новые сценические площадки хоть на крыше, хоть в подвале и даже во дворе. Себе же оставил в новом сезоне «Горе от ума» Грибоедова и «Душа моя Павел» Алексея Варламова. Не прерывая притом традиционного для РАМТа сотрудничества с британским драматургом Томом Стоппардом, предложившим худруку новую пьесу «Леопольд-штадт».

Малый театр под руководством Юрия Соломина, сумевшего выкроить в труппе восемь мест для новобранцев из Щепкинского училища, издавна считается актерским, поэтому в прошлом сезоне к юбилею двух народных артисток России, Людмилы Поляковой и Ирины Муравьевой, были выпущены спектакли «Дальше — тишина» и «Всегда зовите Долли» (мюзикл). А на днях здесь выходят «Игроки» Гоголя в постановке Владимира Драгунова. «Адъютант его превосходительства», Юрий Мефодьевич Соломин не только в кино, но и в жизни — человек чести, поэтому считает святой обязанностью Малого театра сыграть спектакль, посвященный 75-летию Победы.

И еще народный артист СССР никогда не оставляет в беде своих товарищей. С обладательницей такого же звания Татьяной Дорониной он дружит много лет, и когда ее после 30 лет художественного руководства МХАТом имени Горького скандально сместили с поста, сделав декоративным «президентом», не побоялся на коллегии Министерства культуры высказаться против несправедливой, на его взгляд, акции. Досталось и новому худруку Эдуарду Боякову, и его помощнику Сергею Пускепалису, который вскорости предпочел отступить в не столь беспокойные ярославские края, возглавив там Волковский театр. А о планах «горьковского» МХАТа пока помолчим — уж больно болотистая там нынче местность.

Проводящий жизнь в беспрерывных шутках Александр Ширвиндт, справивший недавнее 85-летие на рыбалке, во время сбора труппы Театра Сатиры горько заметил по поводу Татьяны Дорониной: «президент в изгнании». И, видимо, в надежде, что его не постигнет та же участь, подарил будущим исполнителям «Мещанина во дворянстве»: огромную тыкву со своего огорода. Что бы это значило? В назначенный час она превратится для тех, кому вручена, в карету?

Закадычный друг и одногодка худрука Сатиры Марк Захаров, попав в больницу с воспалением легких, не смог дирижировать шумным сбором труппы звездного коллектива, и директор «Ленкома» Марк Варшавер взял эту миссию на себя. Он озвучил то, что артисты знали и так. В начале декабря Марк Анатольевич намерен порадовать зрителей сценической фантазией «Капкан» по мотивам сочинений Владимира Сорокина с участием верных рыцарей театра, а Глеб Панфилов познакомит с «Давними друзьями» канадского драматурга Норма Фостера в исполнении Инны Чуриковой и Александра Збруева. В октябре состоится неделя Николая Караченцова в честь 75-летия со дня рождения ушедшего от нас актера. Первый вечер будет называться «Прости меня, Земля, что я тебя покинул». Эти слова в финале «Юноны и Авось» произносит один из самых известных персонажей Караченцова — граф Резанов...

Когда из жизни уходят великие актеры, на которых держится репертуар, это всегда стресс для театра. Заменить их трудно, а порой и невозможно. В подобной ситуации очень мудро поступили руководители Вахтанговского театра Римас Туминас и Кирилл Крок, сняв с проката «Пристань», поскольку нет замены ни Владимиру Этушу, ни Юрию Яковлеву, ни Вячеславу Шалевичу, ни Галине Коноваловой. Этот тандем худрука и директора, редкий в современном театре по прочности, рождает новые смелые проекты, вызывающие доверие артистов: как сказал однажды Виктор Добронравов, он с удовольствием сыграет в спектаклях Туминаса даже столб. Пока неизвестно, как худрук распределил роли между актерами в «Войн-е и мире» Льва Толстого, но сладкой жизни он им не обещал. Не обещал ее и сторонник жесткой дисциплины, новый главный режиссер Юрий Бутусов, поставивший к открытию 99-го сезона «Пер Гюнта» Генрика Ибсена в формате перформанса.

Приближающееся 100-летие академического театра на Арбате уже сейчас держит весь коллектив, работающий на шести сценах, в напряжении. Ну а предстоящие гастроли спектаклей «Дядя Ваня» и «Евгений Онегин» в Париже рассматриваются не иначе как серьезный экзамен перед, может быть, самой избалованной публикой в мире.

P.S. А вообще-то, напомню, продолжается Год театра. Год размашистых проектов, творческих отчетов «от Москвы до самых до окраин», поиска новых художественных средств — всего того, что, несмотря на все скандалы и невзгоды, делает русский театр (в этом я убеждена!) лучшим в мире.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?