06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕРВЫЙ ТАЙМ МЫ УЖЕ ПРОИГРАЛИ

Семенов Илья
Опубликовано 01:01 21 Ноября 2000г.
Несмотря на обнадеживающие заявления официальных лиц о долгожданном экономическом росте, Россия, по-моему, может вновь свалиться в тяжелый кризис. Он произойдет, если мы в который уже раз проедим деньги, появившиеся вследствие высоких мировых цен на нефть. Об этом предупреждают ученые из Топливно-энергетического независимого института, Института макроэкономических исследований и Института проблем инвестирования.

В НАУЧНОМ докладе "Нефтяной комплекс России и его роль в воспроизводственном процессе" они обращают внимание на обостряющиеся угрозы экономике в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Относительно высокий уровень инвестиционной активности не должен вводить в заблуждение. Он высок лишь по сравнению с той отметкой, на которой оказалась наша экономика за последние десять лет реформ.
Даже в, казалось бы, благополучном ныне нефтяном комплексе, где наблюдается некое подобие инвестиционного бума, не все так просто. На поддержание объемов добычи углеводородного сырья и укрепление экспортного потенциала нефтяной отрасли в течение пяти лет требуется порядка 5 - 6 миллиардов долларов ежегодно. Возможности некапиталоемкого развития "нефтянки" в 90-х годах оказались практически исчерпаны. Сегодня нужны большие деньги на запуск ныне неработающих скважин, внедрение новых методов увеличения нефтеотдачи, развитие инфраструктуры транспортировки нефти и внутренней инфраструктуры компаний.
РОССИЙСКИЕ нефтяные компании имеют достаточно собственных средств, чтобы сделать крупные капиталовложения. В ближайшую пятилетку они готовы вложить в модернизацию отрасли 25-30 миллиардов долларов. Это обнадеживающий факт, так как привлечение сколько-нибудь значительного западного капитала выглядит проблематичным. Российский правовой режим и опыт его применения остаются пока таковыми, что страну можно считать чуть ли не закрытой для иностранного капитала. Вязкая бюрократия, коррупция, ставшая, по сути, нормой деловой жизни, зачастую ставят на пути зарубежных инвестиций непроходимый заслон.
Между тем экономика, не получавшая практически никаких капиталовложений за годы реформ, находится на грани срыва. В числе главных угроз - опасность нарастания техногенных и экологических катастроф, возникновение дефицита топливных ресурсов для внутреннего потребления и даже для экспортных поставок. А это может лишить нас уже через пару лет надежд на выход из кризиса. К сожалению, по возрастающей идет процесс массового выбытия изношенных производственных мощностей. Оборудование в лучшем случае морально устаревает, а иногда просто разваливается, в том числе и в нефтяном секторе. По оценкам специалистов, только за прошлый год выбыло свыше 11 процентов мощностей крупных и средних промышленных предприятий.
Между тем пик выбытия капитала придется на 2003 - 2005 годы, когда, вероятно, обострятся долговые проблемы России. Если в ближайшие время стране предстоит в среднем в год выплачивать порядка 10 - 12 миллиардов долларов, то начиная с 2003 года объемы выплат могут значительно возрасти.
Ясно, что за предстоящие два-три года экономического чуда не случится: не удастся создать высококонкурентную обрабатывающую промышленность, способную облегчить бремя высокой долговой нагрузки. Так что в обозримом будущем нефте- и газодобыча останутся основным источником получения валюты для расчетов страны по долгам. ТЭК остается едва ли не единственной российской курицей, несущей золотые яйца, - логично, что ему необходимо уделить максимум внимания, времени для решения инвестиционных проблем топливного сектора практически не осталось. Если мы не сделаем этого сегодня, то завтра в случае неотвратимого падения цен на нефть, может случиться обвал всей национальной экономики.
НЫНЕШНИЕ запасы нефтяных компаний готовились еще в советский период, они рассчитаны на объемы добычи нефти в 580 миллионов тонн. Сегодня сорок процентов запасов простаивают. Это огромные замороженные капитальные вложения. Образно говоря, Советский Союз как бы "предоставил новой России беспроцентный кредит". Так давайте пользоваться им! Нет, у нас существует налог в виде отчислений на геологоразведочные работы. Он вынуждает нефтяные компании при существующих разведанных запасах тратить деньги на разведку или под ее видом показывать эксплуатационное бурение. Нигде в мире, кроме Казахстана, нет такого налога. А у нас есть, эффект от него равен нулю, хотя денег под него уходит немерено. Куда они уходят, мало кто знает. Выходит, правы те нефтяные компании, которые свели геологоразведочные работы к необходимому минимуму? Так, может, стоит отменить этот налог или хотя бы снизить его, скажем, до двух процентов?
Если куда и надо вкладывать деньги, так это в нефтепереработку. Оборудование здесь настолько обветшало, что некоторые нефтеперерабатывающие заводы эффективнее закрыть, чем реконструировать. Работа на таком оборудовании таит угрозу крупных техногенных катастроф. Однако нефтяные компании не очень-то щедры на капиталовложения. Почему? Ведь, по оценкам Топливно-энергетического независимого института, рубль, вложенный в переработку, по эффективности равен 2 - 3 рублям инвестиций в нефтедобычу. Кроме того, углубление переработки обеспечит потребности народного хозяйства при меньшем объеме потребляемой нефти, тем самым увеличится экспорт. А инвестиции не идут.
Дело не в скопидомстве нефтяных компаний, хотя капиталовложения в переработку требуют больших средств. Деньги найдутся, если в стране будет создан благоприятный инвестиционный климат и налоговый режим, так как в данном случае необходимы длительные сроки освоения и окупаемости. О каком благоприятном климате можно говорить, если любые выборы, я уж не говорю об общефедеральных, у нас судьбоносные? Их результаты могут больно сказаться на бизнесе. Вот нефтяные компании и вкладывают деньги в краткосрочные проекты, в добычу. И вкладывают неплохо, что лишний раз подтверждает - есть и деньги, и "инвестиционный зуд". По данным Госкомстата России, инвестиции в основной капитал в нефтедобыче в прошлом году возросли на 25 процентов. В нынешнем эта цифра будет еще больше.
НАЛОГИ не способствуют созданию благоприятного инвестиционного климата. Непредсказуемая политика квотирования экспорта, неопределенная курсовая политика, устойчиво растущие цены на услуги монополистов - все это негативно сказывается на отрасли. Но наибольшую дестабилизирующую роль играет экспортная пошлина, произвольно и непредсказуемо устанавливаемая правительством. Авторы доклада предлагают отменить в сегодняшнем виде акциз на нефть и вывозную таможенную пошлину. А в качестве альтернативы ввести налог на сверхприбыль. Новый налог должен обеспечить разный уровень налогообложения в зависимости от конечной цены реализации, справедливый раздел сверхприбыли от добычи нефти между государством и предприятиями, стабильность и предсказуемость налоговых условий и учитывать индивидуальные особенности разрабатываемых месторождений.
Налог на сверхприбыль призван выполнять как фискальную, так и регулирующую функции акциза на нефть и вывозной таможенной пошлины. Понятно, что эффективность введения налога на сверхприбыль может быть обеспечена только в случае решения проблемы трансфертных цен. Об этом - чуть позже.
Предлагаемые изменения налогообложения нефтяного комплекса могли бы привести к существенному улучшению условий хозяйствования, способствовали бы созданию благоприятного инвестиционного климата. Однако трудно предположить, что в нынешних условиях государство пойдет на отмену хорошо собираемой пошлины. Поэтому авторы доклада не настаивают на немедленном введении налога на сверхприбыль - дождемся лучших времен. Действующая система налогообложения нефтяного комплекса может быть сохранена, но при выполнении двух важных условий.
Первое: взимание экспортной пошлины необходимо оформить законодательно, с четко прописанной связью между ставкой пошлины и мировыми ценами. Второе условие: поддержка государством нынешнего высокого уровня инвестиционной активности нефтяных компаний. Нужно по крайней мере не отменять существующих льгот по налогообложению при осуществлении компаниями вложений в основной капитал. Такие поползновения есть. Минфин предлагает начиная с 2001 года эту льготу отменить. Ее отмена наложится на ожидаемое падение мировых цен, и результат не заставит себя ждать - российские нефтяные компании резко сократят инвестиции...
Позиция Минфина настораживает. Вполне возможно, что правительство, "изыскивая дополнительные ресурсы", повысит пошлину. Это не только даст прибавку в бюджет, но и усилит давление на цены - нефтяные компании начнут переносить растущие издержки на внутренних потребителей. Очевидно, что отечественный рынок из-за невысокого платежеспособного спроса не готов к потреблению нефтепродуктов по мировым ценам. Для России в ее нынешнем состоянии раскручивание спирали "нефтяных цен" стало бы губительным. Выход - в ускоренном техническом перевооружении нефтяного комплекса, в инвестировании, нацеленном на снижение удельных производственных затрат. А это требует нахождения разумного баланса инвестиционных интересов нефтяных компаний и фискальных задач государства.
ЧТО будет дальше - зависит от государства. Соблазн пощипать богатых нефтяников и залатать очередные бюджетные дыры очень велик. Правительству нужны деньги. Видимо, не случайно в последнее время развернулась дискуссия вокруг так называемой "справедливой цены" на нефть. Есть как минимум три основных взгляда на проблему. Справедливость для Запада видится как ориентация на мировые цены. Но такая справедливость совершенно не подходит для нас, мировые цены поставят жирный крест на отечественной промышленности и в короткое время превратят Россию в энергетический придаток для развитых экономик.
Наше государство видит справедливость в фиксированном базовом уровне цен на нефть, - например, 16 -18 долларов за баррель, а все, что "сваливается" сверх того, необходимо забрать в виде налогов: мол, не заработали. Срабатывает наша ментальность: отобрать и разделить.
И наконец, существует справедливость для нефтяных компаний. Некоторые из них применяют так называемые трансфертные цены в качестве экономического инструмента. Планомерная динамика внутрикорпоративных цен используется в качестве норматива, соответствие которому обеспечивает для нефтегазодобывающих управлений все необходимые доходы. Если же происходит "зашкаливание" за норматив, то принимаются меры по экономии издержек.
Что же касается прибыли от растущих мировых цен, то, считают в компаниях, делиться ею не следует. Ведь когда цены упадут, а случится это непременно, государство и не подумает дотировать ТЭК. Так что же, идти на массовые увольнения?
Надо также учитывать и следующий фактор. В прошлом году реальные капвложения в "нефтянку" составили до 6 миллиардов долларов. В расчете на тонну нефти это около 19,6 доллара - значит, затраты компаний на тонну возрастут до 33,9 доллара, а с учетом дивидендов на вложенный капитал - до 45 долларов. Если бы на эту величину "накручивались" все налоги, то капвложения стали бы просто невозможны - компании получат отрицательный финансовый результат.
В сложившейся ситуации наиболее целесообразным представляется установить минимальную цену нефти для налогообложения исходя из стоимости корзины нефтепродуктов за вычетом стоимости переработки и норматива рентабельности. Это обеспечит приближение применяемых компаниями цен к "справедливым" рыночным ценам.
Все это не так сложно, как кажется на первый взгляд. Время демагогических "понятных простому народу решений", которые завели экономику страны в глухой тупик, будем надеяться, прошло. Если мы снова встанем на эту дорогу, то уже завтра не у кого будет отбирать деньги. Поэтому лучше сегодня хорошенько поломать голову и спокойно просчитать все возможные варианты.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников