11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ФЕДЕРАЦИИ НЕЗАВИСИМЫХ ПРОФСОЮЗОВ РОССИИ МИХАИЛ ШМАКОВ: ПРОФСОЮЗЫ - ЭТО КОНСТРУКТИВНАЯ О

Петрошевский Владимир
Статья «ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ФЕДЕРАЦИИ НЕЗАВИСИМЫХ ПРОФСОЮЗОВ РОССИИ МИХАИЛ ШМАКОВ: ПРОФСОЮЗЫ - ЭТО КОНСТРУКТИВНАЯ ОППОЗИЦИЯ ВЛАСТИ И КАПИТАЛУ»
из номера 215 за 21 Ноября 2001г.
Опубликовано 01:01 21 Ноября 2001г.

- Михаил Викторович, что случилось? Такому шквалу критики со стороны СМИ профсоюзы не

- Михаил Викторович, что случилось? Такому шквалу критики со стороны СМИ профсоюзы не подвергались уже давно...
- Здоровая критика, с какой бы стороны она ни исходила, профсоюзам никогда не помешает. Мы всегда открыты к полемике о проблемах профсоюзного движения, которых действительно немало. Правда, к сожалению, многие из ваших коллег уделяют внимание одному только вопросу: кто возглавит в дальнейшем ФНПР.
- Но ведь от этого решения и вправду многое зависит?
- Да, но хотел бы обратить ваше внимание вот на что. ФНПР сегодня действительно стоит перед выбором. Пришло время определиться: куда нам идти и как развиваться дальше. И потому выбор сейчас не между личностями кандидатов на пост председателя ФНПР, будь то Шмаков или кто-нибудь другой. Важен выбор в стратегии. Есть три пути, по которым могут пойти профсоюзы. Некоторые наши оппоненты предлагают стать частью левой политической оппозиции, другие готовы построить работу так, чтобы профсоюзами рулил крупный бизнес (так называемые олигархи). Наша же команда все эти годы отстаивала и будет отстаивать на предстоящем съезде принцип независимости профсоюзного движения, способного эффективно защищать интересы наемных работников в условиях становления новой рыночной экономики. Ведь как бы ни ругали профсоюзы за инертность и пассивность, ни для кого не секрет, что ФНПР остается одним из сильнейших игроков на российском общественном поле. Вспомните хотя бы массовые акции протеста середины 90-х годов, когда по нашему призыву миллионы трудящихся выходили на улицы. Так вот, самые разные политические силы всегда стремились взять профсоюзы под свой контроль. Сейчас тоже приходится наблюдать, как во внутренние дела профсоюзов пытаются вмешиваться посторонние для нас силы. Это и представители финансово-промышленных группировок, и политические партии...
- В этой связи много разговоров о том, что ФНПР угрожает раскол.
- Я не исключаю, что некоторые кандидаты прорабатывают этот вариант на случай своего проигрыша. Но это будет не раскол, они просто попытаются вытащить из ФНПР одну-две организации. В первую очередь, наверное, профсоюз аграриев.
Этот профсоюз переживает сегодня не лучшие времена. Его лидер Александр Давыдов говорит о шести миллионах членов, но многие ставят эту цифру под сомнение. На мой взгляд, руководство этого профсоюза работает неэффективно, и оно не способно противостоять жестокой эксплуатации тружеников села, у которых самая низкая зарплата в России и самые длительные ее задержки.
- Но именно Александр Давыдов направил письмо в Генеральную прокуратуру с требованием разобраться с собственностью ФНПР? И через газету "Труд" он поднимал, помнится, этот вопрос...
- Да, это так. Мне кажется, что этот человек, желая подставить ФНПР, на самом деле подставил под удар сотни своих товарищей - сотни профсоюзных лидеров, создав опасный прецедент возможности вмешательства государства во внутрипрофсоюзные дела. Самой проверки, кто бы ее ни проводил, мы не боимся, ведь наша деятельность вполне законна.
- А все же - как насчет постоянно циркулирующих в СМИ слухов о злоупотреблениях с гигантской профсоюзной собственностью?
- Вот именно - слухов! Недавно в одной телевизионной программе на глазок оценили профсоюзную собственность в 6-7 миллиардов долларов. Хочу заявить, что если журналисты либо кто-либо другой согласны купить или организовать продажу этой собственности по такой высокой цене, то мы с большим удовольствием рассмотрим такие предложения. Но если говорить серьезно, то ситуация эта достаточно очевидна. Собственность профсоюзов - это по большей части объекты социального назначения: санатории, дома отдыха, пионерлагеря, клубы, дома культуры и народного творчества. То, что их удалось сберечь в лихие годы передела (а мы сохранили 92 процента собственности, доставшейся нам от ВЦСПС), - это заслуга организации, огромного числа профсоюзных работников и активистов самого разного уровня.
- А восемь процентов?
- Часть нерентабельных и требующих больших денежных вливаний объектов мы вынуждены были продать, часть была незаконно отторгнута у профсоюзов. По этому незаконно отобранному у профсоюзов имуществу нами сейчас ведутся судебные процессы.
- Если не секрет - куда девается прибыль от профсоюзных объектов?
- Дело в том, что далеко не все они прибыльны. Но те средства, что мы все же получаем, в первую очередь направляются на поддержку, развитие и обновление других, нынче нерентабельных объектов. Вообще этот вопрос совершенно прозрачен. В мае на генеральном совете ФНПР был представлен подробный отчет об использовании нашей собственности. Он полностью опубликован в газете "Солидарность" и на официальном сайте ФНПР в Интернете. Все желающие могут свободно прочитать о пресловутых "тайнах" профсоюзного имущества. У нас создана комиссия из представителей, входящих в федерацию отраслевых профсоюзов и территориальных профобъединений. Без ее санкции сегодня ни исполком, ни председатель не решают ни одного вопроса по собственности.
- Михаил Викторович, давайте вернемся к политике. Я слышал, что КПРФ и Народно-патриотический союз открыто заявили о поддержке одного из кандидатов в председатели ФНПР и намерены сделать все для его избрания. Что вы по этому поводу думаете?
- Марксисты-ленинцы, если помните, доказывали, что профсоюзы - это "приводной ремень" от партии к массам. Товарищей из КПРФ можно понять: они пытаются воплотить это в жизнь. Но мы, извините, уже в другом мире живем. Есть статья 5 Закона о профсоюзах, где ясно сказано, что вмешательство партий во внутрипрофсоюзные дела недопустимо. Я еще раз повторюсь - профсоюзное движение должно быть политически независимым. В условиях многопартийности место профсоюзов - над партиями и политическими схватками.
- Но ведь те же коммунисты говорят, что профсоюзы нынче "легли под власть", забыли об активных формах борьбы, давно перестали быть независимыми. Действительно, что-то давно не видать ваших акций протеста...
- Для нас всегда было и остается главным - решение социально-экономических задач. Мы не можем выходить на улицу, чтобы просто покричать и заявить о себе, мы не можем так или иначе стоять на позиции какой-нибудь партии, цель которой - прийти к власти. Мы за то, чтобы положение трудящихся хоть чуть-чуть, но поступательно улучшалось. Поэтому нам приходится вступать в переговоры с властью и в то же время быть конструктивной оппозицией любому правительству. Именно конструктивной, а не тупо все отрицающей. Да, в середине 90-х власть нас поначалу просто игнорировала, и акции протеста были вынужденной мерой - другие способы достучаться до чиновников в Белом доме и Кремле были исчерпаны. И мы добились того, чтобы правительство село с нами за стол переговоров. В этом отношении перемены, которые произошли с профсоюзами, разительны. За десять лет от постсоветской организации с соответствующим менталитетом и взглядами мы сумели прийти к структуре, адаптированной к работе в рыночных условиях. Сумели сформировать новые требования и новые методы. Сегодня у профсоюзов свое эффективное лобби в парламенте. ФНПР признана международным профсоюзным движением. Мы заставили учитывать наше мнение и власть, и работодателей. Мы не пассивны, просто работа теперь ведется другими методами и в другой плоскости, в том числе в думских и правительственных коридорах. Оттого она и менее заметна. Замечу попутно: здесь сказывается и определенный "дефицит" информационного обеспечения жизни профсоюзов...
То, что мы "легли под власть", - полный бред. Именно ФНПР заставила правительство отказаться от своего крайне либерального проекта Трудового кодекса. Именно по нашей инициативе была создана согласительная комиссия, куда вошли представители правительства, профсоюзов и работодателей. И именно под давлением ФНПР был принят согласованный вариант, который способен в полной мере обеспечить защиту интересов трудящихся в условиях капитализации российской экономики. И мы будем добиваться того, чтобы поправки, предложенные нами в Кодекс с целью сделать его еще более социально направленным, были приняты.
- А как все-таки с массовыми акциями?
- От них мы тоже не отказываемся. Просто теперь эти меры воздействия носят более целенаправленный характер. В последнее время они направлены на решение той или иной конкретной проблемы. Например, акции, которые мы проводили накануне рассмотрения в Госдуме вопроса о КЗоТе и о едином социальном налоге. Кроме того, все большее значение приобретают локальные акции - непосредственно на предприятиях, в отраслях, регионах. Если раньше мы просто требовали от правительства как от крупнейшего работодателя: дай рабочим то, дай се, то сегодня мы адресуем большинство требований к работодателю, а к правительству требование только одно: ребята, сделайте достойные правила игры и следите, чтобы они выполнялись...
- То есть правительство должно быть посредником?
- Совершенно верно. Ведь не власть уже является нашим главным оппонентом.
- Это как?
- В России уже народился новый класс крупных собственников, который теперь в основном и определяют цену на труд и его условия. Многим из них мешают реальные профсоюзы, на предприятиях, которыми владеют эти "акулы бизнеса", порой творится полный беспредел, не соблюдаются права работников. Чтобы обезопасить себя, они пытаются создать свои, карманные профсоюзы. Но "желтые" профсоюзы, которые, по сути, являются не чем иным, как переименованными отделами по работе с персоналом, - трудящимся России не нужны. В международном профдвижении это тоже хорошо понимают. И если кто-то попытается в противовес ФНПР создать федерацию "желтых" профсоюзов, он должен знать, что окажется в полной изоляции.
- Смена оппонента повлияла на методы профсоюзной борьбы?
- Еще бы! Противостоять мощному давлению капитала может только единое и эффективно работающее профсоюзное движение. Это ставит перед нами задачу укрепления внутренней дисциплины. Я имею в виду не столько рядовых членов профсоюзов, сколько в первую очередь нас, профсоюзных функционеров. Тех, кто содержится на профсоюзные деньги и обязан выполнять решения и своего отраслевого профсоюза, и профсоюзного объединения в целом. Новые условия требуют другого отношения к работе и прежде всего - большей активности. Не менее важный вопрос - обучение актива. Профсоюзным активистам зачастую не хватает опыта и элементарной юридической грамотности для того, чтобы вести переговоры с работодателем, выдвигать обоснованные требования. Ведь с противоположной стороны уже сидят подготовленные юристы. Поэтому мы стараемся привлечь в наши ряды побольше молодежи, вводим программу их обучения и профессиональной подготовки. Так что, думаю, весьма скоро мы сможем разговаривать с работодателем на равных. Кроме того, в современных условиях качественно выросло значение коллективных договоров и соглашений. Именно на них нами был сделан мощный акцент в согласованном проекте Трудового кодекса. На предстоящем съезде мы хотим предложить и обсудить новые формы борьбы, которые позволили бы добиться заключения колдоговоров на как можно большем количестве предприятий и одновременно повысили бы их качество.
- Вы рассчитываете, что в профсоюзах многое поменяется после съезда?
- Да, безусловно, любой живой организации перемены необходимы, потому что мир вокруг нас меняется стремительно. На предстоящем съезде мы предложим подробную программу этих перемен.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников