10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЫШИТЕ ГЛУБЖЕ, НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА!

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 21 Ноября 2006г.
Сложнейшая операция была проведена минувшим летом в Петербурге. Суеверные медики решились рассказать о ней в подробностях только сейчас, когда все сложности и опасности, кажется, позади.

Москвичка Наталья Смирнова много лет страдала буллезной энфиземой легких. Вызвана болезнь была пристрастием женщины к курению. К тому же в детстве она не однажды лежала с воспалением легких. Уже в зрелом возрасте ей поставили диагноз - "бронхиальная астма". От астмы и лечили, но Смирнова чувствовала себя все хуже...
Обострение началось год назад. А с весны она уже практически не вставала. Дышать могла только с помощью специального аппарата. Врачи сказали: единственный шанс на спасение - трансплантация.
ПАЦИЕНТ
Наталья Борисовна Смирнова, 54 года, мать двоих детей. До болезни работала гинекологом-эндокринологом. Сама медик, она все понимала. А потому обошлось без паники и лишних вопросов. Познакомившись с петербургскими врачами, она полностью доверилась им. За несколько часов до того, как лечь под скальпель, Наталья Борисовна подписала завещание, простилась с близкими.
Выбор на больницу N2 выпал не случайно. Ее рекомендовал своей больной руководитель столичного Института пульмонологии академик Александр Чучалин. В Москве немало хороших клиник. Но почти все они - специализированные. Петербургская же больница - многопрофильная. Работают в ней прекрасные специалисты разных направлений. А в трансплантологии как раз важна слаженность.
Здесь еще в 1990-е начали делать операции по пересадке легких - первыми в России. Правда, тогда не удалось добиться длительной выживаемости пациентов. Но опыт - великая вещь. Трансплантологи с берегов Невы не раз ездили на стажировку в страны Западной Европы. А непосредственно перед тем, как оперировать Смирнову, побывали во Франции.
БОЛЬНИЦА
В ее модернизации принимала участие вся страна. В 1993 году здесь получили прекрасный операционный блок. После того как в больнице установили самое современное оборудование, 57 хирургических бригад (врачи и медсестры) побывали на стажировке в Германии. Ежегодно тут делают 20 тысяч сложнейших операций.
Готовились врачи к пересадке легких Смирновой несколько месяцев. Многое нужно было предусмотреть, в том числе и набор лекарств на послеоперационный период. Почти все лекарства - импортные, дорогостоящие. И сама операция - из числа очень дорогих. Одна только аптечка, которую собрал доктор Яблонский и его коллеги, обошлась в 250 тысяч евро. Поиском средств (то есть спонсоров) занимался академик Чучалин. Для пациентки, благодаря ему, операция была бесплатной.
- Пересадка легкого - одно из самых сложных направлений в трансплантологии, - говорит Петр Яблонский. - Потому что легкое все время в работе и постоянно контактирует с внешней средой, отсюда высок риск инфекционного заражения. Это все равно, что менять колеса у автомобиля, мчащегося на огромной скорости.
Из Москвы в Петербург Наталью Борисовну перевозили в сопровождении врачей и бригады спасателей. После всестороннего обследования, проведенного уже во 2-й больнице, отправили в загородный санаторий. Там, под Зеленогорском, где тишина, сосны и Финский залив, она и дожидалась сообщения о доноре. Хотя был сильный риск, что пациентка может просто не дожить до операции.
Но ждать в больнице тоже было бы неправильно. Ведь там - сосредоточие больных. Психологически это действует на людей угнетающе. Да и микробов немало (скопление пациентов).
ВРАЧ
Яблонский Петр Казимирович, 47 лет, доктор медицинских наук. Его диссертация, посвященная трансплантологии легких, пока единственная в стране. Профессор, зав.кафедрой госпитальной хирургии медицинского факультета СПбГУ. Директор Института высоких медицинских технологий. Главный хирург Петербурга и городской больницы N 2.
В санатории она ждала сообщения об операции. А медики в Петербурге - донора. Дважды казалось, что таковой появился. Но ни в первом, ни во втором случае не было нужных совпадений, как говорят в таких случаях трансплантологи.
Утром 31 июля в больницу на "скорой помощи" доставили мужчину с гипертаническим инсультом. Попытки спаси его, успехом не увенчались. К полудню стало ясно, что мозг мужчины погиб. На соблюдение всех юридических тонкостей, связанных с трансплантологией, ушло несколько часов. Официально смерть мозга была констатирована только в шесть вечера. Смирнову в это время уже везли из Зеленогорска в больницу.
- То, что донором женщины стал мужчина, в данном случае принципиального значения не имеет, - поясняет Петр Яблонский. - Структура легочной ткани у полов несколько разнится, но не настолько, чтобы это препятствовало пересадке.
ДОНОР
Петербуржец, 52 года, среднего роста, коренастый, с высшим образованием. Не курил, не пил. Серьезных травм и патологий не имел. У донора и у Смирновой оказалось три общих тканевых антигена - редчайший случай! Как будто они близкие родственники. Совпали показатели по группе крови и размерам легких.
Особенность легочной ткани в том, что она очень быстро погибает при отсутствии сердцебиения. Поэтому действовать трансплантологам пришлось оперативно. Пока одна бригада работала с донором, другая в соседнем блоке готовила к операции Смирнову. В первом случае стараниями врачей в теле с умершим головным мозгом билось сердце. Во втором - требовалось сделать все, чтобы сердцебиение пациентки оставалось спокойным, ровным, а у нее самой - никаких "черных" мыслей.
Сейчас Смирнова не помнит, о чем тогда думала. В холле больницы находились ее сын и дочь. Возможно, она мысленно разговаривала с ними. Возможно, просто молилась. Как врач не могла не понимать, насколько важно не мешать сейчас тем, кто борется за ее жизнь.
Ближе к полуночи все было готово к трансплантации. Можно было начинать...
К СЛОВУ
Основоположником современной трансплантологии во всем мире признают россиянина Демихова. Еще в 1947 году он пересадил пациенту первые легкие, затем другому - сердце. Но Владимир Петрович при жизни не был признан на Родине. Умер малоизвестным врачом. Петербургские медики во главе с профессором Яблонским разработали программу развития этой области медицины, которой присвоили имя доктора Демихова.
Сегодня в одном только Петербурге около 200 больных, нуждающихся в трансплантации легких. Во всей России таких нуждающихся - несколько тысяч. Нужна поддержка государства, финансирование, чтобы проводить такие операции регулярно. Для сравнения: во Франции их делают несколько сот в год - там много центров трансплантологии легких. В России первый такой центр хотят создать теперь на базе петербургской многопрофильной больницы N 2.
ОНА МОЖЕТ ТЕПЕРЬ ВСЕ
- Петр Казимирович, вы верили в успех операции?
- Конечно! Если нет хотя бы 70 процентов гарантии успеха, лучше не браться за операцию вообще.
- Как долго она продолжалась?
- Около шести часов. Закончили под утро.
- Пересадили одно легкое?
- Нет. Одно легкое у нашей пациентки отказало еще в прошлом году. На работу второго у организма уже не хватало компенсаторных возможностей. Пересадку проводили в два этапа. Сначала одну долю, затем другую.
- Была ли опасность отторжения?
- Было два критических момента в ходе операции. В частности, при "включении" донорских легких в работу в новом для них организме. Это не отторжение. Это, в общем-то, естественная реакция: легочная артерия была пережата, затем ее открыли - теплая кровь хлынула в холодное легкое.
- А опасность того, что женщина не выйдет из наркоза?
- В адрес анестезиологов могу сказать самые добрые слова. Половина успеха этой операции - их заслуга!
- Каков процент смертности среди таких больных?
- Все зависит от стадии развития болезни. Если не случается каких-то фатальных осложнений, скажем, спонтанного пневмоторакса, как было у Смирновой, то человек может прожить без оперативного вмешательства.
- Что сказала ваша пациентка, придя в себя после операции?
- Через восемь дней мы спросили у Натальи Борисовны: "Как вам эти легкие?" Она удивилась слову "эти". Уверенно ответила: "Они - мои!"
- Она сможет жить теперь полноценной жизнью?
- И жить, и работать, и плавать в бассейне!
ДЫШУ НА ВСЕ 100 ПРОЦЕНТОВ!
- Как вы себя чувствуете, Наталья Борисовна?
- Спасибо, очень хорошо. Дышу глубоко на все 100 процентов - такого не было с 1998 года. Ощущения после пережитого удивительные, ведь я уже и не надеялась на то, что смогу нормально ходить, общаться с людьми.
- О возвращении на работу думаете?
- Очень хочется работать! Но пока врачи не разрешают. У меня пониженный иммунитет, принимаю специальные лекарства. Да и место работы придется, видимо, менять. В поликлинике, где я трудилась, опасно. Все-таки там много инфекции.
- Гулять вам разрешают?
- Гуляю регулярно. Хожу по магазинам. Правда, предварительно надеваю специальную маску на лицо, а также перчатки. Дабы опять-таки избежать инфекции.
- Счастливого и полного вам выздоровления!
- Спасибо. Огромная благодарность моим дорогим врачам, в первую очередь Александру Григорьевичу Чучалину и Петру Казимировичу Яблонскому.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников