06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕЗАМЕНИМЫЕ - ЕСТЬ!

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 21 Ноября 2006г.
Не снизится ли уровень правды в российской социологии и не станет ли она служанкой властей после того, как ушел в мир иной самый авторитетный в стране ученый-исследователь в этой области Юрий Левада, которого вчера проводили в последний путь? Трудный вопрос. Невозможно переоценить роль упрямца Левады в поддержании высокой планки при изучении общественного мнения.

Его, высокого профессионала, гоняли в СССР, а потом с подозрением косились на него и в новой России. "Диссидент..." На самом деле при изучении общественных настроений Левада стремился только к одному - к правде. А она оказывается очень неприятной для тех, кто стоит в государстве на капитанском мостике.
Неприятие лжи делало удивительно твердым в принципиальных вопросах этого доброго, деликатного человека, интеллектуала с широкими взглядами и отзывчивым сердцем. Еще в 1969-м власть обрушила на него первый мощный удар: тогда молодого, талантливого доктора философии после суровой проработки уволили из МГУ, где он читал лекции по социологии. Уволили "за серьезные идеологические ошибки". Но Левада не сдался. Созданный им ранее семинар продолжал регулярно собираться - полулегально.
Когда на волне перестройки был создан ВЦИОМ, Юрий Александрович стал в нем сначала руководителем отдела, потом директором. Казалось бы, наконец-то пришло его время. Однако через десять лет "неуправляемый" ученый опять стал мешать власти.
Да и как могли чиновники "верхних этажей" терпеть, например, такие его публично высказанные выводы: "Представление о том, что от "первого лица" скрывают "правду", освобождает верховного правителя (в нынешних условиях, очевидно, президента) от ответственности за неудачи управления и в то же время сохраняет за ним в общественном мнении роль благодетеля. (По опросам, президенту ставят в заслугу повышение зарплат и пенсий, а правительство считают виновным в росте цен). Тем самым поддерживается традиционно фольклорная картина власти". Один из новых аппаратчиков возмущенно говорил мне: "Что позволяет себе этот Левада?"
Три года назад всемирно известного социолога решили попросту уволить из ВЦИОМа. Леваде высокопоставленный чиновник сказал прямо, без всякой маскировки: "Во ВЦИОМ придет другая команда, и пост руководителя займет другой человек". "Труд" тогда выступил в защиту опального ученого. Вот цитата из той публикации: "Социологи Левады никогда не ретушировали полученную картину, не обслуживали групповые амбиции и интересы, а кого-то, видимо, больше устраивает кривое, угодливое зеркало". Но увольнение состоялось.
Гонители, надо полагать, были уверены, что после беспардонного, унизительного выдворения из ВЦИОМа 73-летний Левада не станет бодаться с властью и тихо уйдет на пенсию. Но ошиблись. Он бесстрашно, бросая вызов, организовал собственную социологическую службу - Левада-центр. Сюда перешли из прежнего ВЦИОМа абсолютно все работавшие с Юрием Александровичем сотрудники. Согласитесь, редкий акт коллективной солидарности.
Гонения на независимого ученого еще больше укрепили авторитет нового Левада-центра как в нашей стране, так и за границей. Он продолжал работать так же эффективно, как и раньше, не давая "расслабиться" другим социологическим службам. Тем более хитростей в этой профессии много. Необязательно "химичить", подгонять результаты опросов. Многое, скажем, зависит от того, как поставить вопрос, как интерпретировать ответы... Как-то Левада, обычно не комментировавший работу своих коллег, все-таки признал: "Власти стали искать способы, как укрепить собственную популярность, в том числе используя данные опросов. И под таким пристальным вниманием кто-то старается дать адекватный ответ на запрос, а от кого-то это просто требуют...".
Но заниматься "заказухой" трудно, когда рядом есть общероссийская независимая служба с безупречной репутацией и мировым именем. Понятно, большие расхождения в данных, полученных сотрудниками Левады, и в каком-либо другом центре можно объяснить один раз случайностью, ошибкой. Но если это будет повторяться, то поставщик "нужных" материалов рискует бесповоротно подмочить репутацию. Именно поэтому социологи-лоббисты стали действовать крайне осторожно. Сегодня расхождения в данных, полученных разными службами, составляют 2 - 3 процента, что соответствует мировым стандартам.
Но что будет завтра? Давление власти может быть не явным, но весьма ощутимым. Не сомневаюсь, что Левада-центр продолжит работу и без своего выдающегося руководителя. Однако чиновники, думаю, смогут при желании закрыть центр, используя любой формальный повод. Без такого мощного щита, каким был Юрий Левада, сделать это будет несложно. И тогда в российской социологии уже не станет эталона, на который можно равняться (пусть не обижаются другие честно работающие и хорошо зарекомендовавшие себя социологические центры). Это имело бы очень печальные последствия и для страны, и для самой власти...
Смерть Юрия Левады опровергает широко распространенное мнение, что незаменимых людей нет. Такие незаменимые люди были, есть и будут. Одним из них был Юрий Левада.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников