04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ БОЯТЬСЯ БОЛЬШИХ

Кто виноват, если новая квартира стала несбыточной мечтой, бензин и связь стремительно дорожают, жировки каждый месяц огорчают квартиросъемщика? Ответ один: монополисты, беззастенчиво залезающие в наши карманы. Но вот наконец осенью вступил в силу Закон о защите конкуренции. Мы пригласили в редакцию главу ФАС Игоря Артемьева, чтобы выяснить, как с его помощью власть собирается искать управу на монополистов.

ШТРАФЫ? ТОЛЬКО СУДОМ!
- Игорь Юрьевич, раньше про ФАС мало кто слышал, а последний год с вашей подачи пошли громкие судебные процессы. Что случилось?
- Раньше решали частные задачи. Боролись, например, за единое экономическое пространство - помните, как губернаторы запрещали вывозить то мясо, то зерно или масло? А теперь мы занимаемся своим делом, то есть борьбой со злоупотреблениями монопольным положением. В октябре вступил в силу Закон о защите конкуренции. А в ноябре рассчитываем, что Дума примет поправки в Кодекс об административных правонарушениях, которые ударят рублем по монополистам.
- А разве раньше рублем не били?
- Били, но слабо. Сейчас максимальный штраф составляет 500 тысяч рублей. Это для Газпрома и "Лукойла" сущая ерунда.
Правда, в законодательстве была норма, позволяющая взыскать незаконно полученный доход. Когда я пришел в ФАС, мы решили это оружие достать из арсенала. Стали норму применять и подчеркивать несоразмерность ущерба и штрафов. В естественных монополиях рецидивы составляют 80 процентов - сколько их ни штрафуй, а они опять нарушают. И в 2004 году состоялось первое успешное дело. Мы доказали, что Единая торговая компания злоупотребляла монопольным положением, и взыскали в бюджет незаконно полученный доход.
- В чем именно заключалось злоупотребление?
- Ну вот представьте: 12 заводов производят каустическую соду - хлеб химической промышленности. Вдруг появляется фирма, где только секретарь, финдиректор, стол, стулья и телефон. Она начинает скупать все прямо с конвейера. Кто хочет приобрести каустическую соду, должен иметь дело только с ЕТК. Цена на входе рубль, на выходе - два.
После длительных судебных разбирательств по условиям заключенного мирового соглашения мы взыскали с компании 20 миллионов рублей. Теперь некоторые нарушители предпочитают не доводить дело до суда. Например, мы заключили мировое соглашение с Евроцементом, который заплатил в бюджет штраф 267 миллионов рублей.
- Вы считаете, что с нарушителями надо идти на мировую?
- Это лучше, чем утонуть в тяжбах. В деле с Евроцементом первый суд принял нашу сторону и подтвердил, что Евроцемент должен вернуть в бюджет 2 миллиарда рублей, полученных в результате нарушения антимонопольного законодательства. Апелляционный суд все наши решения отменил. А в суде кассационной инстанции на это дело был назначен судья, у которого мы не выигрывали никогда. К счастью, время играло на нашей стороне: пока идет судебное разбирательство, цены поднимать нельзя. В итоге Евроцемент, заинтересованный в разрешении ситуации, согласился на наши условия, признал свою вину, выплатил штраф и теперь в течение трех лет будет обсуждать с нами цену на цемент.
- А что вы скажете о росте цен на бензин? Разве не очевидно, что имеет место сговор?
- Доказать это сложно. По закону ФАС могла принимать меры к компаниям, чья доля на российском рынке свыше 35 процентов. Тогда мы пошли на территории и стали доказывать, что в некоторых регионах границы рынка - это границы области или края. В 2004-2006 годах мы возбудили свыше 60 дел против самых разных компаний. Я рассматривал эти процессы как школу для своих сотрудников. В том смысле, чтобы никого не боялись. Да, из-за несовершенства законодательства мы большую часть дел проиграли, но были и выигранные. Российскими судами установлены юридические факты создания картелей и злоупотребления монополизмом ведущими компаниями в Нижегородской, Ульяновской, Астраханской областях, Красноярском крае.
А в новом законе порог коллективного доминирования уже не 35, а 8 процентов для отдельных случаев. Этого достаточно, чтобы потребовать отчитаться за повышение цен практически с любого.
- После монетизации льгот началась чехарда с ценами в аптеках. Наши читатели пишут, что по рецептам льготные лекарства бывают даже дороже, чем в коммерческой продаже.
- Два года назад Минздрав назначил для выполнения программы дополнительного обеспечения лекарствами населения пять компаний на всю Россию. Одной отдал Северо-Запад, другой - Центр, третьей - Урал... Год назад появилось много косвенных доказательств, что мы имеем дело с картелем. В правительстве было много совещаний. Сегодня на этом рынке работают не 5, а 200 компаний. Хотя тут еще много проблем.
КТО КОМУ "ОТКАТИЛ"?
- ФАС занимается контролем не только за товарными рынками, но и чиновниками.
- Точнее, государственными закупками. Раньше этим делом занималось Минэкономразвития. Но у них в регионах нет представительств, поэтому могли проконтролировать 10-20 тендеров, а их проходит по стране 2 миллиона в год. А наладить контроль в этой сфере крайне важно. Откаты за победу в конкурсе составляют 20-30 процентов. С недавних пор контроль за госзакупками поручили ФАС. У нас была близкая по теме функция: в отношении любого органа исполнительной власти региона, ограничивающего конкуренцию, мы обязаны выдать предписание и отменить такие акты.
Кстати, в законе о конкуренции есть положение о "запрещенной государственной помощи". Это когда администрация поддерживает "свою" компанию - дает деньги, льготную ставку аренды. Есть и более серьезные вещи. Скажем, появляется фирма с уставным капиталом 10 тысяч рублей и скупает за бесценок сети целого города. Понятно, что там, где вырабатываются электричество или вода для населения, бизнес убыточным никогда не будет. Поэтому в таких фирмах обычно сидят чьи-то родственники. А теперь представьте, когда государственное имущество сдают без конкурсов в аренду. Это очень большие прибыли и очень большие "откаты".
- Монополисты вздувают цены на квартиры. А сколько реально стоит жилье?
- Сейчас рыночная стоимость квартир выше себестоимости в 2-3 раза. То есть строители получают по 300-400 процентов прибыли. Единственный способ снизить цены - увеличить предложение, сделать прозрачными аукционы по выделению земельных участков под жилищное строительство. Сейчас земля под застройку за бесценок достается опять же "своим" застройщикам, которые потом жируют. Пусть цена участков на аукционах вырастет, но эти деньги уйдут в бюджет. Можно будет создать бюджетные фонды и инвестировать в инженерную подготовку новых участков.
- Разве у нас такое возможно?
- В Калининградской области недавно продан с аукциона участок под комплексное жилищное строительство за 1 миллиард рублей. Это больше, чем было выручено в течение многих лет за все проданные площадки. Губернатор Георгий Боос как раз намерен потратить этот миллиард на коммуникации для новых поселков вокруг города. А без аукциона "свой" человек получил бы участок, перепродал и отъехал отдыхать за кордон, оставив регион с носом.
- Получается, у нас земля недооценена.
- И земля, и лес, все природные богатства. У нас дыра в законодательстве. Если при приватизации есть конкурсные процедуры, то на аренду ничего такого нет. А сдать без торгов объект в аренду на 50 лет - считай, передать в собственность за бесценок.
КВАДРАТНЫЙ МЕТР В ПОРОЧНОМ КРУГЕ
- Что надо сделать на рынке жилья, чтобы снизить цены?
- Разорвать связь между коррумпированным чиновником и строительной фирмой. Сегодня инвестор приходит в муниципалитет и говорит: у вас нет денег на строительство муниципального жилья, дайте мне участок бесплатно, я построю дом - 10 процентов квартир отдам вам, а 90 продам на рынке. И начинается игра в считалку. Инвестор уже выиграл, не заплатив за землю, а все мы проиграли. Если бы был аукцион, то местная власть могла бы претендовать на половину квартир.
- В России скоро появится нефтяная биржа. Это скажется на ценах на горючее?
- Обязательно. На мировом рынке трейдеры перестанут недооценивать нашу нефть, и казна со временем дополнительно получит до 5 миллиардов долларов в год. А на бирже монополисты уже не смогут диктовать цены. Наряду с крупными компаниями здесь появятся много мелких, а где конкуренция - там снижение цен.
- Недавно вы рассматривали дело в отношении трех операторов мобильной связи, которые как раз обидели мелких конкурентов.
- Да, "Вымпелком", "Мегафон" и МТС, контролирующие 90 процентов рынка, договорились брать с маленьких компаний 1 рубль 10 копеек за один звонок, а друг c друга - 95 копеек. Мы признали трех китов мобильной связи виновными в нарушении антимонопольного законодательства, "Вымпелком" и МТС заявили, что выходят из картеля, и подписали со всеми договор 95 на 95. А "Мегафону" мы выдали предписание сделать то же самое. Иначе заставим выплатить незаконно полученный доход и штраф.
Попутно идет демонополизация дальней связи. Монопольное право на нее совсем недавно принадлежало Ростелекому. Но ФАС добилась, чтобы и другие фирмы получили лицензии. И очень скоро мы кроме восьмерки будем набирать еще двузначный номер и выбирать провайдера со своим тарифом. Например, 8-01 - Ростелеком, 8-02 или 8-03 - альтернативные компании.
- Что получит бюджет от вступления в силу закона о конкуренции?
- В свое время Министерство по антимонопольной политике собирало по 15-16 миллионов рублей в год, а мы по 150-170 миллионов. Но в 2006 году будет не менее 500 миллионов рублей.
ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ
- Вам раздаются звонки: мол, не лезьте, уймитесь по-хорошему?
- Мы подчиняемся непосредственно председателю правительства, это позволяет сохранять определенную независимость. Конечно, мне звонят, но редко. Мы за 3 года кому только не выносили предписаний - министрам, губернаторам, службам... Одни не проводили конкурсов на ОСАГО, другие сделали приближенную компанию монополистом на рынке, как это было с Министерством обороны. Третьи издали акт примерно такого содержания: чтобы получить специальное разрешение от министерств и ведомств, надо зайти в определенную коммерческую фирму и поставить печать. Могу только догадываться, кому принадлежат такие монопольные структуры.
- Не страшно всем наступать на больные мозоли?
- Я был первым заместителем губернатора в Питере, отвечал за финансы. В то время мы хоронили товарищей через неделю, а город окрестили "бандитским Петербургом". Тогда действительно было перманентное ощущение опасности. Сейчас такого нет.
- С монополизмом в мире борются давно. Есть чему поучиться?
- Антимонопольные традиции возникли в США в конце XIX века. Там были самые громкие процессы - чего стоил раздел империи нефтяного магната Рокфеллера!
В Евросоюзе минимальный штраф за такие художества, которые проделали наши мобильные операторы, был бы до 500 миллионов евро, но уже в 2007 году они и у нас так легко не отделаются - предполагается введение в законодательство поправок "об оборотных штрафах".
В этом году мы вошли в рейтинг сильнейших антимонопольных ведомств мира - ФАС поставили на 30-е место, вместе с бельгийцами. Для первого раза неплохо. Так коллеги в Евросоюзе оценили российский закон "О защите конкуренции". А закон о госзакупках - это тот случай, когда иностранные законодатели многому могут поучиться у нашей страны.

- Если в России введут "оборотный штраф", то вы будете через суды взимать с нарушителей незаконно полученный доход?
- Я думаю, что можно использовать оба вида санкций. Но со мною могут не согласиться - слишком большое давление на бизнес.
Гораздо важнее ужесточение наказания за рецидивы. Вплоть до уголовной ответственности. Представляете: менеджер с известной на всю страну фамилией - и сел на нары. Причем мы не хотим быть кровожадными, достаточно будет, на мой взгляд, и трехмесячного срока лишения свободы.
- Может, для острастки хватит, если неделю отсидит...
- Может быть. Но максимальная санкция, как и во всем мире, - 10 лет лишения свободы. Это если насильственным образом будут препятствовать действиям ФАС и угрожать нашим работникам.
- Штрафы ФАС идут в бюджет. Но, согласитесь, от монополистов страдают прежде всего рядовые граждане. Кто им возместит потери?
- Мы предлагали ввести систему так называемых частных исков, которая уже столетие есть в США. Там любой гражданин имеет право подать в суд иск на монополию и доказать нанесенный ему ущерб. Помните, какие громкие дела были против табачных, фармацевтических фирм? Если учесть, что профсоюзы не сидят сложа руки, как и Общество защиты прав потребителей, то можно сказать, что в Америке - народный фронт против монополизма.
Ну а наш гражданин может пойти в Общество защиты прав потребителей. Кстати, у ФАС функцию защиты прав потребителей отобрали и передали в Роспотребнадзор. В принципе это правильно. Нам надо концентрироваться на крупных компаниях.
БЛИЦОПРОС
- Вы член питерской команды?
- Питерская команда слишком разная. Одних я считаю друзьями, с другими никогда не дружил.
- На кого можете положиться?
- На многих сотрудников ФАС. У нас сплав опыта и молодости - настоящие трудоголики.
- Сколько трудоголики зарабатывают?
- Начальники управлений центрального аппарата ФАС получают по 30-31 тысяче рублей. Не много, но у моих подчиненных две мотивации к работе. Одни отработают несколько лет, получат опыт и уйдут в бизнес. Для других на первом месте карьера.
- Почему вы в партии "Яблоко"?
- В России еще жива такая категория людей, как сотрудники университетов, бывших НИИ - они с "Яблоком" были и будут. Есть шестидесятники и есть мы - дети шестидесятников.
- Самое яркое последнее событие...
- Это мой маленький сын Николай.
- Как отдыхаете?
- Играю в теннис - утром, ночью, как получится.
- Часто ездите на родину?
- Раньше ездил каждый месяц, теперь реже - последний раз полгода назад. Питер - родина, но и Москву я тоже полюбил.
- Вы не совмещаете госслужбу и бизнес. Почему?
- Я ни одного дня не был в бизнесе. В моем нынешнем положении - это плюс. Если бы ушел туда и имел коммерческие интересы, то на меня легко было бы оказать давление. И кто бы меня тогда слушал?
Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев родился в 1961 году в Ленинграде. Окончил биофак, затем юридический факультет ЛГУ. Кандидат наук. Избирался в Ленсовет, Законодательное собрание Санкт-Петербурга. Возглавлял городскую комиссию по экологии и коммунальному хозяйству, комитет по бюджету. С 1996 года работал первым вице-губернатором. С декабря 1999 года - депутат Госдумы, зампред фракции "Яблоко". ФАС возглавил в марте 2004 года. Один из немногих высоких чиновников, который не сочетает госслужбу и бизнес.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников