06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СИМФОНИЯ ДЛЯ ЗАЙЦА

Музыкальное искусство, с одной стороны, самое массовое (поп и рок), с другой - элитарное (классика). Но везде есть свои тайны и сенсации...

Жизнь поп- и рок-звезд горячо волнует народные массы, поэтому книги подобно "Хедлайнерам" музыкального продюсера и журналиста Александра Кушнира без труда найдут читателя. Автор раскрывает подноготную отечественного шоу-бизнеса: среди персонажей - Борис Гребенщиков, Илья Лагутенко, Глюкоза, Катя Лель...
Скажем, автор вспоминает о знакомстве с Земфирой - сначала заочном, в виде магнитофонной записи: "Вокал вроде бы Агузаровой, и в целом мне очень даже понравилось. "Классно, что Жанна перестала жрать таблетки и начала писать песни, - обрадовался я, прослушав песню про девочку-скандал. - Мы что, будем теперь с Агузаровой работать?" О том, как "чуть ли не пинками" заставлял журналистов общаться с будущей рок-звездой: "Снимайте, суки... Потом "спасибо" скажете!" И уже через год журналисты спорили, кто первым взял у Земфиры интервью.
Или сюжет о восхождении на музыкальный Олимп Кати Лель. Раскручивать ее пришлось не с нуля, а скорее, с "минус единицы": музыкальные критики уже поставили на ней ярлык "символа гнуснейшего совкового попса". Кушнир с продюсером Максом Фадеевым были уверены: "сможем раскрутить и утюг", но и для них работа с Катей оказалась серьезным испытанием - "голос разума долетал до певицы нечасто..." Например, Катя, не посоветовавшись с пресс-службой, выбрала тему для телешоу "Язык мой - враг мой". Все окончилось провалом: "За пару минут до начала... Катю значительно больше интересовал макияж. В итоге артистка была удивительно косноязычна, отвечала невпопад, нервничала и постоянно перебивала других участников передачи... Лучше бы она молчала - действительно "язык мой - враг мой".
Книга для любителей закулисной жизни. Прочтя рукопись "Хедлайнеров", Илья Кормильцев заметил: "В Европе такими книгами завалены целые этажи. Но в России таких книг нет. Действуй - ниша-то свободна..."
* * *
Однако скандалы и разоблачения возможны не только в мире шоу-бизнеса, но и в такой академической области, как классическая музыка. Она давно переросла рамки хрестоматийного "не продается вдохновенье, но можно рукопись продать" и превратилась в сектор экономики. Просто его изнанку не принято показывать на людях - все-таки высокое искусство. А вот британский музыковед, журналист, социолог и психолог Норман Лебрехт "вынес сор из избы", попытавшись разобраться в нынешнем состоянии классической музыкальной культуры. Его диагноз неутешителен: классика скорее мертва, чем жива. А кто в этом виноват, можно узнать из книги под красноречивым названием "Кто убил классическую музыку? История одного корпоративного преступления".
В этом злодеянии автор обвиняет не только алчных продюсеров и засилие масс-культуры, но и самих музыкантов. Многие известные дирижеры превратились из маэстро в менеджеров, которые в погоне за гонорарами прыгают по миру, "безразличные к земным проблемам и глухие к требованиям творческого роста оркестра". В расследовании Лебрехт опирается на любопытные факты. В его родном Лондоне уже десять лет назад на престижных симфонических концертах "одно место из трех постоянно оставалось незанятым. Но на самом деле все выглядело еще страшнее. Оркестры, опасаясь выступать перед пустым залом, неофициально, из-под полы распространяли через медицинские и церковные организации тысячи контрамарок. И, чтобы задаром попасть на лучший концерт, вам достаточно было лишь позвонить на кухню больницы "Юневерсити-колледж" и позвать к телефону щедрого шеф-повара по имени Фрэнк. Тем самым организаторы концертов девальвировали творчество ведущих дирижеров... а с ними - и всю экономику классической музыки. Человек, попавший однажды на концерт задаром, уже никогда не захочет платить за билет; тот же, кто купил билеты, а потом обнаружил, что рядом с ним сидят ничего не платившие "зайцы", будет разочарован вдвойне".
Книга для тех, кто любит сенсации не ради сенсаций. Цель автора - не полоскание грязного музыкального белья, а возрождение классики - "при условии разрушения системы звезд и восстановления здоровой экономики".
* * *
Хотя есть еще области искусства, где классическая музыка живет и здравствует, - например, балет. Известный танцовщик Николай Цискаридзе в книге-альбоме "Мгновения..." вспоминает о своем педагоге Петре Антоновиче Пестове из Московского хореографического училища, который не просто обучал питомцев балетным па, но и "заставлял читать... слушать классическую музыку, ходить в театры на разные спектакли и всегда высказывать свое мнение..."
Цискаридзе с учителями везло. И с Юрием Григоровичем, принявшим его в Большой театр и давшим возможность проявить себя - "не только работать в кордебалете, но также исполнять сольные партии". И с легендарной Галиной Улановой (Николай стал ее последним учеником), которая в "Мгновениях..." предстает настоящей небожительницей. "Она время от времени задавала мне такие вопросы: "Коля, а вы можете сварить яйцо?" Я отвечал: "Нет". - "Ах, я тоже!.. А вы сможете пойти в жэк и уплатить за коммунальные услуги?" - "Нет, я не знаю, как это делается". - "Ой, как хорошо! Я тоже не умею". Ее искренне радовали эти совпадения, что она не одна такая".
Однако речь идет не только о звездах первой величины, но и о невидимых зрителю тружениках балетного мира - гримерах, костюмерах, массажистах. От них тоже зависит судьба спектакля - и еще как! Одну и ту же партию Цискаридзе всегда танцует по-разному - в зависимости от того, как наложен грим: "Я ничего не могу с собой поделать, потому что на меня надели другую маску".
Книга не для тех, кто жаждет встречи с Николаем Цискаридзе в новом амплуа писателя. К счастью, танцовщик не последовал примеру многих певцов, фигуристов и прочих звезд, возомнивших себя литераторами. "Мгновения..." - это роскошный альбом фотографий, показывающих этапы балетного пути Цискаридзе. А текст - комментарии и пояснения к ним.
Благодарим Торговый Дом книги "Москва" (ул. Тверская, дом 8) за предоставленные книги.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников