19 октября 2017г.
МОСКВА 
8...10°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.27   € 67.36
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБРУЧАЛЬНОЕ КОЛЬЦО В ОБМЕН НА ЛЕКАРСТВА

Головенко Александр
Опубликовано 01:01 21 Декабря 2000г.
Сегодня коллегия Мособлсуда рассматривает кассационную жалобу адвокатов Тамары Рохлиной. Как известно, определив ей восемь лет колонии, наро-фоминские судьи предписали передать ее психически больного сына в органы опеки и попечительства. А на чьем попечении юноша сейчас? С этим вопросом я пришел в осиротевшую квартиру Рохлиных на Рублевском шоссе. Встретила меня Светлана Ивановна Виноградова - давняя подруга "расстрелянной семьи". И вот что она рассказала:

- Тамару Павловну и Льва Яковлевича я знаю лет десять еще с Волгограда, - говорит она. - Я вместе с ней Льва Яковлевича в Чечню провожала, вместе за солдат наших переживали, вместе гробы обивали, похороны организовывали, деньги собирали, чтобы семьям погибших раздать.
Вся жизнь Тамары Павловны - сплошные разъезды, гарнизоны, ожидания мужа то с разных переделок, то с войн - сначала с афганской, потом с чеченской.
Только я да узкий круг друзей знаем, как Тамара мучилась все эти месяцы, когда не стало Льва Яковлевича. Жить-то совершенно не на что было. Вдвоем с Игорем кое-как перебивались на его инвалидную пенсию в 850 рублей, в то время как ему только на лекарства ежемесячно до двух тысяч надо. Писала она в правительство насчет пенсии Игорю, а в ответ - письмо из Министерства обороны: мол, все по закону.
Каждый день у Тамары начинался с вопроса: "Где взять денег, чтобы Игорьку в больницу гостинцев привезти?". Помню, звонит вахтерше Наде: "Пожалуйста, отнеси в ломбард мое обручальное кольцо и нательный крестик". Мы ее за это ругали. Если деньги подвернутся, сразу выкупаем. Вы у вахтеров спросите...
Очень многих друзей Льва Яковлевича, которых она в своем доме принимала, кормила и поила, когда несчастье случилось, - словно ветром сдуло. Даже не звонят. А она только приговаривала: "Бог им судья" И ходит по комнатам, спрашивает: "Свет, что еще продать? Меня посадят, а Игорька к зиме одеть надо".
Угроз в ее адрес было много. Я часто первой трубку брала. И тот же бывший охранник Плескачев грозил ей, если она не перестанет рассказывать журналистам про его "свидетельства", пропажу сбережений и вещей. Так что однажды мы, две перепуганные угрозами бабы, даже в милицию позвонили.
Последние две ночи судебного разбирательства мы вообще не спали: сплошные звонки, угрозы: Думай, что сказать в последнем слове! Никакой политики! Покайся - и тебя пощадят! Да разве ее переубедишь? Ну я все поняла и тайком от нее стала собирать теплые вещи, белье, продукты на первый случай, воду, сигареты... Ну и таблетки, без которых она не может. Неправду пишут, будто она до последнего момента надеялась на оправдание. Вообще-то человек живет надеждой. Может, в душе и теплилась надежда, но когда прокурор десять лет запросил - все стало ясно.
На суде я, конечно, кипела вся, когда слушала россказни охранников. Мне было ясно, что - подготовили их. Отвечали так, что от зубов отскакивало. Я же, выступая, всю правду про мученическую жизнь Тамары Павловны рассказала. Но судьи, вынося приговор, не заметили поистине подвижнической деятельности Тамары Павловны. Сколько они со Львом Яковлевичем у нас в Волгограде бились, чтобы началось строительство интерната для психически больных сирот. Они же настоящими шефами этой стройки были. А в минувшем марте, когда интернат открывали, главный психиатр области Лариса Раевская специально Тамару Павловну пригласила. Не могла не пригласить. Как можно этого не замечать? Просто обидно.
Не упоминалось на суде и о том, как она с больным сыном на руках пахала в Детском фонде. О том, что детские приюты организовывала, сколько подмосковному Уваровскому детскому дому помогала. В общем, не нашли никаких смягчающих обстоятельств. Конечно, если все это перечислять, то и сам собой получится вывод: такая женщина, как Тамара Павловна, столько добра сделавшая для чужих ребятишек, по складу души и сердца просто не может никого обидеть, тем более своего мужа-кормильца жизни лишить и сына сиротой оставить.
Я теперь, как денег найду, сразу еду к Игорьку в больницу. Он же ничего не знает. Спрашивает только: "Тетя Света, где мама? Когда она меня возьмет?" Парню 16 лет, а из-за болезни у него умственное развитие лет на 8 отстало. Ну я ему отвечаю: "Игорек, у мамы все хорошо. Она в командировке, зарабатывает тебе деньги на теплую одежду и на гостинцы. Как заработает - приедет и заберет тебя". А сама отойду в сторонку, проревусь и - к врачам. Они - хорошие люди, утешают: "Светлана Ивановна, вы после матери для Игоря самый родной человек.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.