24 марта 2017г.
МОСКВА 
2...4°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.42   € 61.86
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБРУЧАЛЬНОЕ КОЛЬЦО В ОБМЕН НА ЛЕКАРСТВА

Головенко Александр
Опубликовано 01:01 21 Декабря 2000г.
Сегодня коллегия Мособлсуда рассматривает кассационную жалобу адвокатов Тамары Рохлиной. Как известно, определив ей восемь лет колонии, наро-фоминские судьи предписали передать ее психически больного сына в органы опеки и попечительства. А на чьем попечении юноша сейчас? С этим вопросом я пришел в осиротевшую квартиру Рохлиных на Рублевском шоссе. Встретила меня Светлана Ивановна Виноградова - давняя подруга "расстрелянной семьи". И вот что она рассказала:

- Тамару Павловну и Льва Яковлевича я знаю лет десять еще с Волгограда, - говорит она. - Я вместе с ней Льва Яковлевича в Чечню провожала, вместе за солдат наших переживали, вместе гробы обивали, похороны организовывали, деньги собирали, чтобы семьям погибших раздать.
Вся жизнь Тамары Павловны - сплошные разъезды, гарнизоны, ожидания мужа то с разных переделок, то с войн - сначала с афганской, потом с чеченской.
Только я да узкий круг друзей знаем, как Тамара мучилась все эти месяцы, когда не стало Льва Яковлевича. Жить-то совершенно не на что было. Вдвоем с Игорем кое-как перебивались на его инвалидную пенсию в 850 рублей, в то время как ему только на лекарства ежемесячно до двух тысяч надо. Писала она в правительство насчет пенсии Игорю, а в ответ - письмо из Министерства обороны: мол, все по закону.
Каждый день у Тамары начинался с вопроса: "Где взять денег, чтобы Игорьку в больницу гостинцев привезти?". Помню, звонит вахтерше Наде: "Пожалуйста, отнеси в ломбард мое обручальное кольцо и нательный крестик". Мы ее за это ругали. Если деньги подвернутся, сразу выкупаем. Вы у вахтеров спросите...
Очень многих друзей Льва Яковлевича, которых она в своем доме принимала, кормила и поила, когда несчастье случилось, - словно ветром сдуло. Даже не звонят. А она только приговаривала: "Бог им судья" И ходит по комнатам, спрашивает: "Свет, что еще продать? Меня посадят, а Игорька к зиме одеть надо".
Угроз в ее адрес было много. Я часто первой трубку брала. И тот же бывший охранник Плескачев грозил ей, если она не перестанет рассказывать журналистам про его "свидетельства", пропажу сбережений и вещей. Так что однажды мы, две перепуганные угрозами бабы, даже в милицию позвонили.
Последние две ночи судебного разбирательства мы вообще не спали: сплошные звонки, угрозы: Думай, что сказать в последнем слове! Никакой политики! Покайся - и тебя пощадят! Да разве ее переубедишь? Ну я все поняла и тайком от нее стала собирать теплые вещи, белье, продукты на первый случай, воду, сигареты... Ну и таблетки, без которых она не может. Неправду пишут, будто она до последнего момента надеялась на оправдание. Вообще-то человек живет надеждой. Может, в душе и теплилась надежда, но когда прокурор десять лет запросил - все стало ясно.
На суде я, конечно, кипела вся, когда слушала россказни охранников. Мне было ясно, что - подготовили их. Отвечали так, что от зубов отскакивало. Я же, выступая, всю правду про мученическую жизнь Тамары Павловны рассказала. Но судьи, вынося приговор, не заметили поистине подвижнической деятельности Тамары Павловны. Сколько они со Львом Яковлевичем у нас в Волгограде бились, чтобы началось строительство интерната для психически больных сирот. Они же настоящими шефами этой стройки были. А в минувшем марте, когда интернат открывали, главный психиатр области Лариса Раевская специально Тамару Павловну пригласила. Не могла не пригласить. Как можно этого не замечать? Просто обидно.
Не упоминалось на суде и о том, как она с больным сыном на руках пахала в Детском фонде. О том, что детские приюты организовывала, сколько подмосковному Уваровскому детскому дому помогала. В общем, не нашли никаких смягчающих обстоятельств. Конечно, если все это перечислять, то и сам собой получится вывод: такая женщина, как Тамара Павловна, столько добра сделавшая для чужих ребятишек, по складу души и сердца просто не может никого обидеть, тем более своего мужа-кормильца жизни лишить и сына сиротой оставить.
Я теперь, как денег найду, сразу еду к Игорьку в больницу. Он же ничего не знает. Спрашивает только: "Тетя Света, где мама? Когда она меня возьмет?" Парню 16 лет, а из-за болезни у него умственное развитие лет на 8 отстало. Ну я ему отвечаю: "Игорек, у мамы все хорошо. Она в командировке, зарабатывает тебе деньги на теплую одежду и на гостинцы. Как заработает - приедет и заберет тебя". А сама отойду в сторонку, проревусь и - к врачам. Они - хорошие люди, утешают: "Светлана Ивановна, вы после матери для Игоря самый родной человек.


Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?