08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КАК СПАСТИСЬ ОТ ЗАКАЗНОГО УБИЙСТВА

Юферова Ядвига
Опубликовано 01:01 22 Января 2000г.
Эта молодая женщина крушит все стереотипы. Прежде всего своим видом - уютным и домашним: так и тянет поговорить о каких-нибудь домостроевских пирогах с визигой. Однако у вечной отличницы - в школе, вузе, аспирантуре, затеявшей экспериментальное трикотажное производство для защиты диссертации, а потом в 1992 году создавшей для защиты того же предприятия свою первую охранную фирму, интересуюсь совсем другим. У президента холдинга охранных предприятий Елены Андреевой, в подчинении которой около тысячи суперменов, спрашиваю: чем отличается охрана от "крыши"? И получаю простой ответ: одни делают "бизнес на страхе", а вторые, к которым она принадлежит, являются негосударственной службой безопасности.

- Елена Георгиевна, Россию сейчас называют страной телохранителей. Вы не хотите защитить эту профессию?
- Слава Богу, что востребованы те, кто был сокращен в результате вала реформ в КГБ, МВД и в армии. Равно, как и офицеры, что с 25-летним стажем выходят на пенсию, полные сил и энергии. Государство в их подготовку вложило огромные средства, многие из них имеют уникальную практику, они люди долга и чести - так почему же должны оказаться балластом общества?
- Уточню вопрос. Появилась целая армия людей, которые имеют право на ношение оружия. Вызывает беспокойство и то, что некоторые охранные фирмы становятся "государством в государстве", по своей технической оснащенности и профессиональной подготовке могут тягаться с ФСБ. Вспомните потрясающий факт: некое частное предприятие "Атолл" вело наблюдение за высшими лицами государства, включая семью Ельцина!
- Они грубо нарушали закон, хорошо, что государством были приняты меры. Каждая структура должна знать свое место в обществе. Я просто обязана сказать, что охранный бизнес хорошо контролируется: каждый пистолет проходит баллистическую экспертизу, четко регистрируется, кто и на сколько взял служебное оружие. В охранные фирмы обращаются предприниматели, которые хотят вести безопасный бизнес, защититься от мошенничества. Мы активно сотрудничаем с органами правопорядка.
- Личная охрана одно время была модным атрибутом, как мобильный телефон, хороший автомобиль, красивая девушка. После кризиса многие поняли, что это стало дорогим удовольствием, заводят теперь ее в случае крайней необходимости. Тем не менее, если к новоиспеченному предпринимателю приходят некие люди и "делают предложение, от которого нельзя отказаться", как говаривал дон Корлеоне, - что делать?
- Да, все помнят, как с началом становления бизнеса появилось огромное количество стриженых молодых людей в золотых цепях, убежденных, что работать не надо, достаточно сделать страшные глаза, произнести театральный монолог и отнять часть прибыли. Угрожая при этом тому, что более всего человеку дорого: безопасности его семьи. Сейчас рэкет практически сведен к нулю - там, где этого действительно хотят.
- Может, просто потому, что уже все разобрано и поделено?
- Пять лет назад некоторые наши клиенты через день говорили, что приходят разные люди с одним вопросом: ты чей? кому платишь? если ничей, то плати нам. Сейчас подобное случается раз в году. Причем в довольно экзотической форме. Например: мы страховая компания, пришли застраховать вас от несчастного случая, который произойдет завтра. Тут важно грамотно вести беседу: а что за неприятность может случиться, а от кого вы приехали, а на какой машине, а стоит ли вам верить? Лучше всего, если этот разговор будет при свидетелях и его удастся записать. Еще лучше, если ближайший пост милиции проверит у них документы, чтобы иметь убедительные доказательства попытки вымогательства для возбуждения уголовного дела... Сейчас очень много эффективных методов борьбы с рэкетом, и для этого не обязательно заводить свою охрану.
- Славно сказка сказывается, только жизнь в эпоху беспредела по другим законам движется.
- Не бояться легче, чем бояться. Уступая вымогателям, становишься самой удобной и легкой добычей в дальнейшем. Правда, невозможно спасти того, кто не думает сам спасаться. Важна позиция предпринимателя, который хочет сам работать законно, не прикармливая преступность.
- Но как не бояться, если пули стали аргументом?
- Только в нашей практике есть шесть удачных случаев предотвращения заказных убийств. Кроме основных тактических мер - изменение маршрута следования, графика работы, иногда и места жительства, очень важно проводить и стратегическую работу: с чем связана эта конкретная угроза?
- Если мафия выбрала мишень, то охранная фирма тут вряд ли поможет.
- Дело не в количестве телохранителей. Действительно, на сто процентов защититься чужим телом невозможно, убивают даже хорошо охраняемых президентов США. Значит, надо вести себя так, чтобы потом не прикрываться чужими телами. Надо прежде всего вести честный бизнес.
На самом деле закон и справедливость - самая сильная защита.
- Вы какой-то человек из светлого завтра. Я понимаю шутку: есть только один способ победить мафию - не представлять для нее никакого интереса. Но когда законы загоняют предпринимателя на нелегальное поле, он не пойдет в милицию, а наймет для выбивания долгов бандитов.
- Во-первых, скажу: я знаю много людей, которые ведут честный бизнес, и хочу, чтобы их было гораздо больше. А во-вторых, соглашусь с вами: наша общественная мораль дошла до крайней степени падения. Ужасно не то, что бандиты накрали денег, владеют предприятиями, диктуют бизнесу условия, а то, что у нас все можно. А почему я должен возвращать долг? А почему, если кто-то мешает вести бизнес, не взорвать его автомобиль? Некоторые умные, влиятельные люди считают естественным это обсуждать. Не в том, кто исполнил, а в том, кто захотел, чтобы это случилось, - трагедия нашего общества. Россия, мне кажется, сейчас единственная страна, которая в бизнесе во многом ориентирована на приемы силового воздействия.
- И к вам тоже обращались за подобной помощью?
- В состоянии эмоционального стресса, когда пострадала дочь одного из моих знакомых, он так хотел наказать обидчиков, что с криком искал, кто мог бы их убить и закопать, как в детективе "Коломбо": нет трупа - нет убийства. Мне удалось его убедить, что лучшая защита - законное наказание. И если он даже найдет исполнителей, которые отомстят за него, то они будут всю жизнь выкапывать жертву и шантажировать ею его.
А с одним из наших клиентов мы расстались после того, как он топал ногами, требуя взорвать машину конкурента. Не хотел понимать, что при этом становился организатором и соучастником преступления и навлекал на себя ответный огонь.
К сожалению, в обществе есть отдельные структуры, которые за деньги выполнят любой заказ.
- Сколько на рынке стоит заказное убийство?
- Не знаю. Если судить по цифрам в открытой печати - от 2 до 100 тысяч долларов.
- У меня ощущение, что общество смирилось с царящим беззаконием, потому что человеку некуда пожаловаться.
- Лично я убеждена, что милиция умеет хорошо работать. Их работа опасна, часто это ежедневный гражданский подвиг. Сколько сыщиков блестяще доводят дела до суда! А мы все ругаем милицию. Сами-то как себя ведем, не задумывались?
Вас останавливает гаишник за нарушение правил уличного движения. Многие сразу пытаются откупиться. А в Европе попробуй только дать взятку полицейскому! Открой Уголовный кодекс и пойми, именно ты - преступник. Он стоит на морозе, несет службу. Это ты нарушил правила (административное нарушение), даешь взятку (ст. 291 УК- лишение свободы до трех лет) и еще на весь белый свет кричишь, что в этой стране никогда не будет порядка, потому что гаишники - взяточники.
- Самая частая проблема, с которой встречаются предприниматели, - как выбить долги.
- Это не моя тема, хотя могу сказать из общей практики, что проще защитить того, кто не хочет деньги отдавать. Любое выбивание долгов можно квалифицировать как вымогательство, чем и пользуются многие должники. Самый реальный механизм - давать деньги только под надежные документы, относиться как к реальной данности к факту, что большое количество людей в стране норовят взять деньги и не отдать их. У нас есть закон о судебных приставах-исполнителях, которые по решению суда должны за пять-десять процентов этого долга возвратить его. Бегать же за каким-то должником и угрожать ему - просто противозаконно. Лучше задокументировать правонарушение и отправить все в Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Сейчас даже бандиты неохотно выбиванием долгов занимаются.
- Есть профессии, допустим, хирурга, когда надо выполнить свой долг, невзирая на биографию пациента.
- Если к нам обращается человек в минуту опасности, когда угрожают взять в заложники его внучку, то не мое дело в тот момент спрашивать, а не он ли сам в этом виноват. Не разбираться в его поведении, не спрашивать налоговую декларацию. Я должна постараться выполнить свой профессиональный долг, чтобы мне не стыдно было посмотреть в зеркало на следующий день.
Но для нас чрезвычайно важно, кого мы охраняем, какую информацию анализируем. Да и в Уголовном кодексе есть статья об укрывательстве преступлений - до двух лет лишения свободы. Мы не собираемся нарушать закон и становиться молчаливыми соучастниками.
- Вы на переговоры ездите сама?
- Раньше всегда, теперь - в наиболее сложных ситуациях. Мужчины в конфликте, как и в семье, любят постучать кулаком, пытаясь доказать свою силу и правоту любыми средствами, не просчитывая ту цену, которую придется заплатить. Женщины менее агрессивны. Если с уважением относиться к обоим конфликтующим (а в конфликте, как правило, виноваты оба), то мудрость, неамбициозность женщины может пригодиться.
- Но вы ведь амбициозный человек, судя по тому, чего достигли к своим 36 годам.
- Нет. Честолюбие и стремление быть лидером, то есть хорошо делать свое дело, - это да, есть. Но никогда не было желания доказать, что я лучше или умнее. Я не ищу ни над кем победы, не ищу, кто прав, а кто виноват. Ориентируюсь только на закон и справедливость и смотрю, где находится та грань закона, которую люди собираются перейти. И как только расставляешь акценты - что законно, что нет и как это доказать, то никто переходить эту грань не хочет.
- За что вы можете уволить своего сотрудника?
- У нас очень жесткие требования. За семь лет мы ни разу не задержали зарплату, но мы увольняем согласно контракту в 24 часа за нарушение дисциплины на рабочем месте. Чтения газет или банки пива для этого достаточно.
- Елена Георгиевна, как вы руководите таким количеством мужчин?
- Люди военные привыкли к дисциплине и авторитету старшего по званию.
- А у вас какое звание?
- Слава Богу, никакого. Для них я, как руководитель, старше по должности. Если ставится строгая задача, то нет повода для выяснения отношений. В определенном смысле я очень консервативна. Считаю, что это дело мужчины - заслонять собой, поэтому у нас нет женщин-телохранителей. Дело женщины - заботиться о мужчине и вдохновлять его на подвиги. Я с огромным уважением отношусь к мужчинам: у меня замечательная команда, надежные сильные плечи - мечта любой женщины.
- Как вы относитесь к служебным романам?
- Я к ним не отношусь. Ничего про них не знаю. Думаю, что мужчина выбирает женщину, а не наоборот. Если я буду обращать внимание на своих коллег, кажется, это будет называться сексуальным домогательством. В минуты опасности никого не интересует, женщина я или мужчина.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников