03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВО МХАТЕ ВО ФРАКАХ, А ГДЕ-ТО - "БЕЗ ШТАНОВ"

Лебедина Любовь
Статья «ВО МХАТЕ ВО ФРАКАХ, А ГДЕ-ТО - "БЕЗ ШТАНОВ"»
из номера 011 за 22 Января 2002г.
Опубликовано 01:01 22 Января 2002г.
У деятелей сцены жизнь определяется не календарными годами, а театральными сезонами. И хотя до конца текущего сезона еще далеко, все-таки есть смысл рассказать о тех театральных событиях и явлениях, которые уже произошли в первом году нового тысячелетия.

Наверное, самым выдающимся среди них была Всемирная театральная олимпиада, проходившая в Москве два с половиной месяца. Министерство культуры и мэрия столицы вложили в нее столько денег, что их, наверное, хватило бы для всех 200 московских коллективов на год. Тем не менее олимпиада показала, что Россия по-прежнему остается могучей культурной державой. Благодаря этому смотру мы поняли, что театральные пророки рождаются в своем Отечестве независимо от материального благосостояния страны. Так, из иностранных участников все, за исключением трех спектаклей в постановке Джорджо Стрелера, Люка Бонди и Лука Ронкони, привезли работы, которые выше среднего уровня не поднимались, а таких и у нас - хоть пруд пруди.
Особенно преуспевают в этом антрепризы, обещая зрителям массу удовольствия от встречи с любимыми артистами, которые, между нами, порой даже не знают толком текст роли. Антрепризы пока не участвуют в рейтингах всевозможных театральных фестивалей, тут пальма первенства по-прежнему принадлежит репертуарным театрам, но, думаю, недалеко то время, когда коммерческие постановки войдут в число конкурсантов. По крайней мере спектакли Валерия Фокина, Виктора Шамирова и Владимира Мирзоева в антрепризах уже сейчас ничем не хуже тех, что они ставят на стационаре. Кстати, внутри репертуарных театров давно действует скрытая антреприза по следующей нехитрой схеме: режиссер заключает с театром контракт, приводит с собой группу "раскрученных" актеров, делает с ними спектакль, после чего приглашающая сторона объявляет его "своим". Такого рода проекты выгодны директорам театров, где нет худруков или они только числятся, не имея право голоса.
Недавно в Театре имени Станиславского додумались до того, что предложили питерскому режиссеру Семену Спиваку, уже имеющему свой коллектив в городе на Неве, стать главрежем и у них, - так сказать, по совместительству. Представьте себе, что на подобное согласился бы Георгий Товстоногов! Как бы он выглядел тогда в глазах своих коллег из БДТ? Вот я и подумала: а может, институт художественных руководителей деградирует не только из-за повсеместной коммерциализации искусства, но в первую очередь из-за дефицита ответственности у "иных творцов"?
Нынче любой мало-мальски известный артист старается "продать" себя подороже, и всякие там разговоры о долге перед вырастившим его коллективом заранее обречены, если они не сулят ему материальной или иной выгоды. К примеру, Борис Плотников в Театре Российской армии и Андрей Ильин в Театре имени Моссовета уж никак не могли пожаловаться на отсутствие больших ролей, но как только Олег Табаков позвал их во МХАТ имени Чехова на более высокие оклады, они, не задумываясь, покинули родные "очаги". При этом там ставят спектакли режиссеры примерно такого же уровня, как в их коллективах. Значит, творческий вопрос снимается? Или другой случай: Александр Домогаров пригрозил руководству Театра имени Моссовета, что уйдет к Андрею Житинкину, если ему не дадут квартиру, и тут же дирекция забегала в поисках жилплощади для любимца публики. А Максим Суханов, так тот прямо заявил Михаилу Ульянову, что будет играть только в спектаклях Владимира Мирзоева, а ежели последний не будет ставить в Вахтанговском театре, то и ему здесь делать нечего. Несомненно, Суханов талантливый артист (в этом году он вошел в число номинантов "Золотой маски" за роль Сирано де Бержерака), но, спрашивается, что будет с Ульяновым, если все ведущие артисты Вахтанговского театра станут так вот трясти его за грудки?
Евгений Вахтангов, создавая свой коллектив в голодной и холодной Москве двадцатых годов, говорил: "Все зависит от состояния духа художника". В условиях нынешней нашей "почти рыночной" экономики, когда художественные руководители с трудом сохраняют репертуарные театры от распада, эта фраза звучит более чем актуально. Ибо каков духовный облик лидера, таков и его коллектив. Возьмите театры Марка Захарова, Льва Додина, Петра Фоменко, Михаила Левитина, Генриетты Яновской... Они не просто держатся на плаву, в них кипит жизнь, рождаются новые художественные идеи и формы. И что бы там ни говорили злые языки по поводу выдвинутых в этом году на "Золотую маску" "Шута Балакирева" ("Ленком") и "Чайки" (Малый драматический), спектакли эти заслуживают того, чтобы их увидела театральная общественность России, приезжающая на московский фестиваль. Причем если Захарова еще можно упрекнуть в "заигрывании" со своими звездами и потакании их чрезмерным амбициям, то у Додина премьерство "выжигается" каленым железом, и это благотворно сказывается на нравственном микроклимате коллектива.
Когда восемь лет назад начинала действовать Мастерская Петра Фоменко, мы не то что в лицо не знали его артистов, но даже фамилий их не слышали. Тем не менее буквально через год коллектив покорил своим удивительным ансамблем Германию и Италию, Францию и Польшу. Сегодня ансамблевый принцип игры становится редким гостем в наших театрах. Главным образом потому, что не хватает режиссеров, способных "раствориться" в исполнителях, как говорил Станиславский, "умереть" в них. На такой подвиг способны немногие, разве только те, кто создавал свои коллективы, собирая актеров одной с ними "группы крови". В Москве это, кроме вышеупомянутых, Валерий Белякович (Театр на Юго-Западе), Юрий Погребничко (Театр около дома Станиславского), Марк Розовский (Театр у Никитских ворот), Сергей Арцибашев (Театр на Покровке). Что касается последнего, то недавно случился резкий поворот в его судьбе: Арцибашев согласился занять опустевший трон Андрея Гончарова в Театре имени Маяковского, предусмотрительно не покидая при этом своего родного детища. Пока сложно предугадать, какой способ существования изберет для себя и "Маяковки" Сергей Николаевич. Будет ли он придерживаться "конституционной монархии" и выведет за штат очередных режиссеров Леонида Хейфеца, Татьяну Ахрамкову, Юрия Иоффе, как это сделал во МХАТе имени Чехова Олег Табаков? То ли все-таки доверится опытному директору Михаилу Зайцеву и ограничится только своими собственными постановками, продолжая заниматься Театром на Покровке, постепенно превращая его в филиал "Маяковки" по типу "Табакерки", артисты которой теперь часто участвуют в спектаклях МХАТа? Хочется верить, что Арцибашеву удастся объединить расползающуюся труппу и установить в театре творческую дисциплину, потому что если уж к Леониду Хейфецу артисты не ходят на репетиции "Короля Лира" из-за своей занятости "на стороне", то дальше, как говорится, ехать некуда.
Конечно, артистов тоже можно понять: на зарплату в 2 тысячи рублей в Москве не проживешь, но ведь и театру надо выпускать новые спектакли. Ведь никто просто так не даст денег из любви к искусству. И потом, не у каждого худрука есть талант менеджера, как у Олега Табакова, сумевшего (в том числе и за счет своих связей) установить ведущим исполнителям МХАТа оклады по 40 тысяч рублей. Наличие высоких ставок позволяет ему привлекать известных артистов из других театров и диктовать им свой график работы, а не наоборот. Что ж, дай Бог! По всей видимости, Олег Павлович решил в этом сезоне доказать всем, что МХАТ имени Чехова может быть ничем не хуже западного "холдинга", где одновременно запускается в работу несколько спектаклей, а премьеры выходят каждый месяц. Если Табакову вместе с новым директором Марией Ревякиной (нет, она не из Петербурга - из Новосибирска) удастся наладить такой конвейер, то это станет настоящей революцией в театре. Не могу, правда, не оговориться: в искусстве количество не всегда переходит в качество, и пока больших творческих достижений во МХАТе немного, несмотря на высокие ставки артистов и гонорары режиссеров. Да и в других коллективах подобного рода революция произойдет не скоро, ибо в той же Москве трудно будет найти столько богатых меценатов... Не говоря уже о периферии, где артисты в основном работают за аплодисменты.
Вот так и живут наши деятели сцены: одних сверкающие локомотивы времени уносят к огням успеха, долларам, иномаркам, премиям, других - к копеечным зарплатам, гастролям по области на разбитых автобусах, почетным грамотам управления культуры... И все-таки провинциальные Счастливцевы и Несчастливцевы каждый вечер выходят на сцену и создают волшебную реальность. Радуясь, смеясь и обливаясь слезами, они верят, что это нужно их зрителям, а также русской культуре, которая существует и за пределами Садового кольца.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников