06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗЗРЕНИЯ СЛАВЯН НА ВАЛЮТУ

Соломонова Ольга
Опубликовано 01:01 22 Января 2003г.
Перед командировкой в Минск у меня случилась короткая, но весьма занятная беседа с человеком, который работает охранником в одном из серьезных заведений. Узнав, что я еду в Белоруссию, он слегка взгрустнул, поскольку сам родом из тамошних мест, а потом вдруг сказал: "Я Лукашенко не люблю, но вы, московские журналисты, его совсем не знаете. Он может два-три часа выступать перед деревенскими людьми, а те будут слушать и плакать. Понять эти слезы сложнее, чем еще раз обложить "батьку" за его недемократизм".

... А мы ехали в Минск, чтобы стать свидетелями новой, в чем-то беспрецедентной попытки сближения наших стран, против которого, собственно, почти никто из серьезных людей и не возражает. Однако вопросов успело накопиться немало.
Президент России, прибыв в Минск на заседание Высшего госсовета России и Белоруссии, сразу напомнил о вещах прагматических, без которых, однако, Союзного государства быть не может, - об экономической интеграции и, в частности, о том, что здешние власти плохо перечисляют средства в совместный бюджет. А без этого, заявил Путин, "трудно рассчитывать на успешную реализацию стоящих перед нами задач".
Было очевидно, что наш президент, как говорится, "сидит в материале". Он убедительно, например, пояснил, что определенные споры по поводу распределения статей бюджета не могут служить оправданием для задержки строительства Союзного государства.
Путин выразил недовольство работой по введению единой валюты двух стран и подчеркнул, что с решением этой важнейшей задачи надо поспешить. Иначе, предупредил он, все "может затормозиться и даже развалиться".
Кремль ясно дал понять, что готов перейти на единую валюту, которой станет по договоренности российский рубль, и раньше предлагал это сделать уже в 2004 году. Сошлись на сроке, указанном в договоре, - 1 января 2005 года.
Александр Лукашенко со всем этим согласился и даже сказал об "едином эмиссионном центре". А это значит, что договоренность в особенно чувствительном для Минска вопросе достигнута. Правда, как заметил в разговоре со мной один белорусский журналист, Лукашенко не сказал, где будет этот эмиссионный центр. Вообще, отвечая на вопросы журналистов, Александр Григорьевич, как мне показалось, был грустноват. Хотя с удовольствием отметил, что они долго беседовали с российским президентом с глазу на глаз, что Владимир Путин первым из государственных лидеров был у него "в гостях дома".
Вообще история отношений наших стран порой тянет на приключенческий сюжет. В ней было, наверное, все - от стремительного сближения и чуть ли не эйфорического взаимопонимания до острого, на грани срыва, разочарования и рискованно жестких формулировок, возводящих труднопреодолимые барьеры...
Но это все происходило в мире политики, а в том мире, где два славянских народа строили дома и машины, сажали картошку и убирали хлеб, протекала родственная человеческая жизнь - как всегда.
Конечно, в Белоруссии есть оппозиция и там, как и в России, Европе, мире, немало противников политики Александра Лукашенко. Но наш президент ездил в Минск и беседовал со своим белорусским коллегой не затем, чтобы разделить с Лукашенко его политические пристрастия, а ради укрепления и ускоренного осуществления общих долговременных интересов. Сложность сегодняшнего мира такова, что спасти может только деловой диалог - с упором на то, что объединяет, а не наоборот. И минский собеседник нашего президента - он таков, каков есть... Надо договариваться - и в этом смысле позитивный результат встречи очевиден.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников