04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИЗ "КОМАНДЫ ЛЕЙТЕНАНТОВ"

Фонд "ФОБОС"
Статья «ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ИЗ "КОМАНДЫ ЛЕЙТЕНАНТОВ"»
из номера 011 за 22 Января 2004г.
Опубликовано 01:01 22 Января 2004г.
Московский армеец Юрий Нырков был одним из лучших защитников 1940 - 1950 годов. Трехкратный чемпион СССР в составе ЦДКА, ведущий игрок сборной СССР. Разговор с ним о танках и войне показался бы не к месту, если не знать, что Нырков с боями прошел от Днепра до Берлина. А после выступлений в большом футболе дослужился до воинского звания генерал-майор.

- Юрий Александрович, о вашей военной карьере известно меньше, чем о спортивной.
- С начала Великой Отечественной войны я рвался на фронт. Мне еще не было 17, и потому меня из военкомата отправили на строительство оборонительных сооружений. Потом, правда, зачислили в Тамбовское артиллерийское училище, окончив которое, я был назначен командиром взвода подвоза боеприпасов. Позже воевал на самоходке, на танк пересел только в конце 1944-го.
- Что самое страшное было во время войны?
- Терять боевых товарищей. Я командовал танковым взводом, и через каждые две-три атаки экипаж менялся. А мне необычно повезло - как ни странно, ни разу не был ранен, только контузило дважды. После второй контузии я две недели ничего не слышал и даже говорить не мог.
- А как вы попали в ЦСКА?
- Это особая история. После окончания войны наша часть оставалась в Германии. Я за всю войну ни разу не ударил по мячу, но тут вспомнил свои спортивные навыки. По приказу командира полка собрал футболистов, был играющим тренером. Мы обыгрывали все армейские команды, даже победили на Спартакиаде советских войск в Германии. Но когда к нам приехала команда ЦДКА, мы уже находились в "разобранном" состоянии. Да и класс чемпиона страны был выше нашего. Мы проиграли со счетом 0:16, но, оказывается, я попал на заметку Аркадьеву, и потом пришла телеграмма - меня вызывали в Москву, в ЦДКА. Начальство очень сопротивлялось моему отъезду. Но в Москву все-таки забрали в таком спешном порядке, что толком собраться не успел. С постели сразу на самолет и без копейки денег...
- Знаю, что вам доводилось выходить на поле с капитанской повязкой.
- В 1952 году, когда болел Гринин, я был капитаном ЦДСА. Кандидатуры капитана и вице-капитана предложил тренер Аркадьев, никто из игроков, понятно, возражать не посмел.
- Поводом для разгона лучшего футбольного клуба страны стало поражение сборной на Олимпиаде 1952 года в Хельсинки. Но ведь вы проиграли югославам - в ту пору одним из лидеров мирового футбола.
- Из той истории мне многое представляется неясным. Установку на игру почему-то давали так: отдельно защитникам, отдельно полузащитникам, отдельно нападающим. Для нас это стало неожиданным, во многом сбило с толку. Плюс ко всему не совсем удачно определились с составом.
- Много писали про те события, но все равно остается ощущение недосказанности.
- Фальшь мы почувствовали задолго до Олимпиады, когда в товарищеских матчах с национальными сборными Румынии, Финляндии, Чехословакии нас представляли как "сборную Москвы". А десятки тысяч болельщиков видели в ее составе футболистов из Тбилиси и Ленинграда.
Когда мы уступили югославам, нам даже не дали посмотреть их финальный матч с венграми. А потом поступили вовсе по-хамски: привезя из Хельсинки, бросили нас в Ленинграде. Хорошо еще, что я нашел своих знакомых в ленинградском Доме офицеров, которые накормили меня и достали билет до Москвы. До сих пор не могу понять - какое имел право спортивный начальник Романов (гражданский человек) расформировывать армейскую команду ЦДСА?
- По какому принципу тогда выделили поименно "самых виноватых"?
- Бесков и Николаев неточно били из выгодных положений, Петров срезал мяч в свои ворота. Крижевский и Башашкин сыграли ниже своих возможностей.
- Как вы считаете, наш футбол пострадал от того, что Аркадьев после этого больше не привлекался к работе со сборной?
- Бесспорно! Борис Андреевич был в равной степени великолепным теоретиком и практиком, его разработками пользуются и отечественные, и зарубежные специалисты. Он намного опередил свое время. Аркадьев старался поднять уровень общей культуры футболистов. Сам водил нас в музеи - в Дрезденский, в Эрмитаж. А в живописи он разбирался на уровне профессионала, умел рассказывать понятно и интересно.
- Вы закончили играть в высшей лиге в 1954 году. Не поторопились?
- Силы позволили бы выступать за команды мастеров лет до 40. Но не все зависело от меня. После того как разогнали ЦДСА, я играл за окружную команду в городе Калинине. Потом и этот коллектив расформировали. Одни перешли в динамовские и профсоюзные команды, другие завершили выступления. Целое поколение ведущих футболистов недоиграло по нескольку лет! И я не стал рисковать: между спортом и служебной карьерой выбрал второе. Поступил в Академию бронетанковых войск, но в 1954 году продолжил выступления за ЦДСА - по приказу министра обороны. А военная академия - это не институт физкультуры. Учился по-настоящему, без пропусков, без спецграфика. В семь утра ехал в академию, после учебы - тренировка. Долго так я протянуть не мог - качество игры снизилось, да и физически нагрузки уже не выдерживал.
- Уйдя из большого футбола, как поддерживали спортивную форму?
- До 1965 года физкультурой почти не занимался, все время отнимали служебные дела. Потом стал регулярно посещать клуб "Здоровье" в Сокольниках. По воскресеньям у нас разгорались нешуточные футбольные баталии. Среди активных участников были хоккеисты Локтев, Альметов, легкоатлеты Кузнецов, Литуев. А бегать кроссы, делать общефизические упражнения я не любил, даже когда выступал за ЦДСА.
После окончания Академии бронетанковых войск служил в группе советских войск в Германии начальником штаба танкового батальона. Вернувшись в Москву, работал в Академии Генерального штаба в отделе кадров, через год - в отделе кадров Генерального штаба. Потом возглавлял Главное управление военных советников и военных специалистов. В общем, много повидал...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников