10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ФОРТ ВЗОРВАЛИ, НО НЕ СДАЛИСЬ

Пронин Александр
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2000г.
В Центральном музее Вооруженных Сил на одной из стен зала Победы золотом выбиты фамилии героев Великой Отечественной, навечно зачисленных в списки части. Свыше 350 человек удостоены этой чести. Ныне, как сообщает выпущенный Воениздатом справочник, в списках личного состава частей, кораблей военно-учебных заведений значатся 412 павших смертью храбрых защитников Родины. Эта традиция, по мнению авторов справочника, берет начало от Александра Матросова, своим телом закрывшего амбразуру фашистского дота. Между тем эта славная воинская традиция родилась на век раньше, и у истоков ее стоял император Николай I.

НА КАВКАЗСКОЙ ЛИНИИ
Андрианопольский мирный договор от 2 сентября 1829 года, завершивший очередную войну России с Турцией, установил, что побережье Черного моря от устья Кубани до поста Св. Николая (граница современной Аджарии) "пребудет в вечном владении Российской империи". Однако утверждение России на черноморских берегах не устраивало ни Блистательную Порту, ни западные державы. При негласной поддержке правительств этих стран в конце двадцатых годов прошлого столетия широкий размах получила контрабандная торговля на кавказском побережье. Иноземные суда доставляли в устья горных рек порох, серу и даже пушки, а оттуда везли чаще всего живой товар - захваченных абреками в ходе набегов жителей казачьих станиц и мирных горских селений, большей частью женщин и девушек, которых потом продавали на невольничьих рынках Востока. Чтобы оградить побережье от набегов, было организовано патрулирование крейсеров и построен ряд укреплений.
С начала 1840 года поддерживаемые иностранцами горцы начали боевые действия против русских гарнизонов. В феврале несколько крепостей пало. Нависла угроза и над крупным фортом Михайловское, которым командовал штабс-капитан Константин Лико.
Начальник гарнизона развернул работы по углублению рвов, возвышению валов, приведению в порядок орудий. Вскоре в гарнизоне побывало несколько "мирных" горцев, рассказавших, что хотя в горах и собираются крупные отряды убыхов и шапсугов, но на Михайловское нападать они не будут, якобы поджидают какой-то русский караван, который должен пройти через ущелье близ их аулов. Лико, прекрасно знавший местные нравы, ничему этому не поверил: перед нападением горцы всеми силами старались усыпить бдительность.
19 марта Лико собрал солдат и офицеров гарнизона и произнес речь, в которой заявил о намерении защищать Михайловское до последней капли крови. А если неприятель не будет отбит и овладеет валами, взорвать пороховой погреб. Все единодушно поддержали командира. Поднести фитиль к боезапасу вызвался рядовой Архип Осипов. Лико тотчас вручил ему ключ от погреба. Никто не сомневался, что Архип сдержит слово - в гарнизоне его знали как "человека серьезного, набожного и смелого, исправного солдата". Иеромонах отец Паисий благословил Лико, Осипова и их соратников на ратный подвиг.
Утром 22 марта толпы горцев пошли на штурм Михайловского. В разных источниках количество штурмовавших варьируется от 1500 до 11 000 человек. Первый приступ был отбит картечью и ружейным огнем. Во время второго русские ударили в штыки и отбросили противника прочь. Дрогнувшие горцы отступили, убыхи начали выяснять отношения с шапсугами, обвиняя друг друга в нерешительности. Тогда уздени договорились, приказали коннице, наблюдавшей издали, преследовать и рубить всех, кто повернет от валов Михайловского вспять, уклоняясь от штурма. "Пешие, видя безвыходность своего положения, снова с диким гиканьем устремились на приступ, - пишет историк. - Одолев своей многочисленностью гарнизон, оттеснили его".
Осипов бросился к пороховому погребу. К этому времени раненный двумя пулями и порубленный шашкой Лико лежал, истекая кровью, на земле. Перестрелка затихала. Горцы добивали отдельные группы не сложивших оружие солдат, когда оглушительный взрыв поднял на воздух обломки деревьев, камни и целые куски стен. Урон был нанесен колоссальный, что не позволило врагу в дальнейшем захватить Николаевское, Абинское, Навагинское укрепления и форт Раевский.
ВЫСОЧАЙШЕ ПОВЕЛЕТЬ СОИЗВОЛИЛ
22 апреля 1840 года император собственноручно начертал проект приказа. "В летописях подвигов Российской армии много громких и славных дел, - писал Николай I. - Много славных подвигов, сохранившихся в памяти потомства. Кавказский корпус по назначению своему чаще других имеет случай стяжать новые лавры. Но доселе не было примера, подобного в недавнем времени совершившемуся..."
Обрисовав далее картину нападения горцев, автор документа поставил в центр события фигуру начальника гарнизона, основываясь, очевидно, на донесении Головина или Раевского. Как отмечал государь, это штабс-капитан Лико объявил подчиненным о твердой своей решимости "защищаться до последней крайности и в случае одоления превосходством неприятеля о твердом намерении поднять себя на воздух взрывом порохового погреба". О подвиге Осипова в рукописи царя нет ни слова. Видимо, потому, что уцелевшие очевидцы происшедшего еще находились в плену.
Этот документ так и остался в проекте, а был обнародован совершенно иной, подписанный военным министром графом Александром Чернышовым приказ N 79 от 8 ноября 1840 года. В нем уже идет речь о подвиге Осипова, причем дело подано таким образом, что пороховой погреб он подорвал "по собственному пробуждению". Почему акцент был перенесен с личности принявшего решение о подрыве форта штабс-капитана Лико на исполнившего его замысел рядового?
Во-первых, к тому времени вернулись из плена выкупленные армянскими купцами сослуживцы Осипова, поведавшие подробности происшедшего.
Во-вторых, возвышая и несколько преувеличивая личную инициативу простого солдата, якобы самостоятельно принявшего крайне ответственное решение, император и военный министр явно преследовали цели, как мы бы сказали сейчас, пропагандистские. Хотели показать россиянам, среди которых уже тогда было немало серьезных критиков политики правительства на Кавказе, так и всей Европе, что в сражениях с горцами русские воины защищают правое, благородное дело.
Тот приказ военного министра N 79 открыл традицию навечного зачисления в списки части и положил начало соответствующему воинскому ритуалу. В нем говорилось: "Государь Император почтил заслуги доблестных защитников Михайловского укрепления в оставленных ими семействах (вдовам, матерям и детям погибших михайловцев выплачивалась пожизненная пенсия в размере полного денежного содержания кормильцев, дети их получили право на казенное содержание в учебных заведениях. - Авт.). Для увековечения же памяти о достохвальном подвиге рядового Архипа Осипова, который семейства не имел, Его Императорское Величество Высочайше повелеть соизволил сохранить навсегда его имя в списках 1-й гренадерской роты Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках, при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать: "Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении".
О героических событиях той Кавказской войны напоминает сегодня на черноморском берегу между Геленджиком и Туапсе чугунный крест, хорошо видный с проплывающих кораблей, сооруженный в 1876 году. Надпись на кресте гласит: "77-го пехотного Тенгинского Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича полка рядовому Архипу Осипову, погибшему во славу русского оружия 22 марта 1840 года в укреплении Михайловском, на месте которого сооружен сей памятник". А поселок, возникший неподалеку от взорванной крепости, до сих пор называется Архипо-Осиповка.
К сожалению, сегодня традиция зачисления навечно в списки части особо отличившихся бойцов забыта. А зря. Нынешняя чеченская кампания дает многочисленные примеры героизма наших солдат. Увековеченный подвиг всегда поднимает боевой дух армии.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников