09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЯТ - ЭТО ЯД ИЛИ НЕ ЯД?

Иванченко Александр
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2001г.
Запланированное Государственной Думой рассмотрение во втором чтении трех законопроектов об отработанном ядерном топливе перенесено на вторую половину марта. Депутатам есть еще время собраться с мыслями и принять правильное решение. А вопрос серьезнейший. Законопроекты зажигают зеленый свет ввозу в Россию на переработку и хранение отработанного ядерного топлива (ОЯТ) из других стран. Ряд экспертов считает: если эти законопроекты превратятся в законы, станет возможным превращение нашей страны в международный ядерный могильник.

Казалось бы, вот та проблема, которая будет в центре внимания нашей общественности, по крайней мере политической элиты. И что же? Тишина. Странно, что не слышен голос глав регионов, где складирование ядерных отходов в хранилища уже ведется. Одним из немногих, кто решился выступить с публичным протестом, стал экс-губернатор Кемеровской области, член Совета Федерации Аман Тулеев. Он утверждает, что ради чужой безопасности наша страна готова поступиться собственной. А.Тулеева можно отнести к политикам-"тяжеловесам". Не случайно, как свидетельствуют опросы Фонда общественного мнения, он из месяца в месяц неизменно занимает третью позицию по степени доверия населения вслед за В.Путиным и Г.Зюгановым.
"Вот как соблазнительны 20 миллиардов долларов, что сулит стране Минатом за превращение в мировой отстойник ОЯТ", с горечью восклицает политик. И возмущенно спрашивает: "Интересно, в каком эквиваленте - по отношению к доллару - оценивает при этом родина жизнь и здоровье своих детей - нынешних и тех, кому "повезет" родиться в стране-помойке?".
Как известно, у Министерства по атомной энергии иная позиция. Там не устают повторять: наука признает не эмоции, а объективные факты. И с этим вряд ли кто станет спорить. Но вот что настораживает: в полемике с оппонентами представители Минатома не раз заявляли, что они борются за место на рынке переработки ядерного топлива. Топлива, а не отходов. Так вот где собака зарыта! Оказывается, там, где специалист имеет в виду "топливо", дилетант говорит об "отходах", о какой-то "радиоактивной свалке". Мы, дескать, за прогресс, а Тулеев и иже с ним хотят вернуть человека к пещерному образу жизни. Языковый фокус здесь состоит в том, что, сказав "а", нам не говорят "б" и умалчивают о том, что переработка дает отходы. После переработки ядерного топлива образуется огромное количество радиоактивных отходов, примерно в 150 раз превышающее по объему само топливо. Как быть?
Пока практика такова: "высокие технологии", которые якобы позволяют безопасно перерабатывать ОЯТ, на самом деле завершаются закачкой радиоактивных отходов под землю и радиоактивным загрязнением обширных пространств и водоемов. Как утверждают очевидцы, радиоактивные вороны и "светящиеся собаки" отнюдь не "страшилки", а зафиксированная реальность. Всем памятна трагедия на Челябинском атомном комбинате "Маяк", где упрощенным образом решали проблему отходов, сбрасывая их в озеро Карачай.
Как заявил депутат Госдумы С.Митрохин, на сегодняшний день не существует надежных технологий, позволяющих сделать переработку радиоактивных отходов относительно безопасной. Более того, имеющиеся отечественные технологии не в состоянии перерабатывать импортные ОЯТ. Те средства, которые Минатом предполагает получить от сделок, в лучшем случае уйдут на введение дополнительных мощностей по переработке ввозимого ОЯТ. Но, скорее всего, зарубежные отходы будут не перерабатываться, а храниться. На Западе отходы процесса переработки обязательно отправляются обратно в страну их происхождения.
С. Митрохин - один из авторов поправок, которые в случае их принятия обяжут Минатом не только вывозить образующиеся после переработки радиоактивные материалы из страны, но и каждый контракт на переработку утверждать федеральным законом и только после экологической экспертизы.
В то же время существует довольно внушительная группа депутатов, которая лоббирует захоронение ядерных отходов на российской территории. Парадоксально, но идеологом этого процесса в Думе стал ее комитет по экологии.
Из-за отсутствия мощностей в России ныне скопилось около 14 тыс. непереработанных тонн ядерных отходов. Минатом хочет добавить к ним еще 20,5 тыс. тонн радиоактивных материалов. Причем весьма существенно, что из них 4,5 тыс. тонн вообще переработке не подлежат.
Конечно, экономический аспект очень важен. Нам говорят, что российская экономика может заработать несколько десятков миллиардов долларов. Да, нам заплатят за ввоз и захоронение отработанного ядерного топлива. Но здесь есть нестыковки. Нужно вложить миллиарды долларов в строительство хранилищ и перерабатывающих заводов. Сейчас размещать то, что мы собираемся ввозить, просто негде. Между тем предпринимаются попытки изменить законодательство, облегчить существующие условия ввоза и захоронения. Так, на Ленинградской атомной станции тепловыделяющие сборки находятся в простом бассейне.
Отсутствует прозрачная экономическая схема, нет уверенности, что деньги не уйдут на счета очередных оффшорных компаний, а попадут непосредственно на экологические программы. Нет соответствующих расчетов.
Опрос общественного мнения, проведенный РОМИР осенью 2000 г., показал, что 93,5 процента россиян выступают против ввоза в Россию радиоактивных материалов.
Минувшей осенью экологические организации собрали 2,5 млн. подписей (на полмиллиона больше, чем требует закон) за проведение референдума по вопросу о запрещении ввоза и захоронения радиоактивных отходов из-за границы. Однако ЦИК забраковал треть из представленных подписей, не дав времени на добор.
А почему бы депутатам не поддержать предложение А.Тулеева - посоветоваться со своими избирателями? "Тем более когда при сборе подписей граждан, экологов поддержали и левые, и правые партии, - заявляет А.Тулеев. - Чем вам не единый общественный и политический консенсунс - такая редкость в нынешней России!".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников