03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗВРАЩЕНИЕ "СТЕПНЫХ ВОЛКОВ"

Седов Николай
Статья «ВОЗВРАЩЕНИЕ "СТЕПНЫХ ВОЛКОВ"»
из номера 035 за 22 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2001г.
Получив последнее письмо от Сергея, Полина Николаевна Степурко (здесь и далее фамилии изменены в интересах следствия) облегченно вздохнула: все, кончились ее муки! Три месяца с тех пор, как узнала, что сын-солдат вместе со своей частью находится в Чечне, она места себе не находила.

На радостях пошли с соседкой в станичную церковь, где Полина Николаевна поставила свечу к иконе Георгия Победоносца. "Правильно, что к Святому Георгию поставила, - говорила потом подруга, - он же у них, у солдатиков, небесный покровитель. И ведь как свеча горела ровно и ясно! Все в порядке с твоим Серегой будет".
На поле смерти Святой сына уберег. На поле жизни заслонить солдата от беды, наверное, не успел...
Пропажу рядового Степурко в войсковой части, дислоцированной в городе Кропоткине, обнаружили на вечерней проверке. Сработала служба оповещения, начались поиски. Но командование больше склонялось к тому, что загулял солдатик у какой-нибудь симпатичной казачки после холодной чеченской командировки, где было все: и бои, и засады, и полевые дороги, минированные фугасами. Ни у кого в голове не укладывалось, что с бойцом, прошедшим через все это, могло что-то произойти на мирных зимних квартирах. Одно, правда, тревожило: ЧП случилось почти день в день с выдачей солдатам и офицерам давно обещанного жалованья за месяцы службы в Чечне.
Сергей получил "боевые" вместе со всеми. И как сквозь землю провалился. А через несколько дней в одной из лесополос был обнаружен труп юноши в военной форме. Провели опознание - рядовой Степурко. "Боевых" при нем не оказалось - около сорока тысяч рублей.
- Это же надо! - говорят сослуживцы Сергея. - В Чечне, где за каждой скалой может ожидать засада, уцелел. А тут какой-то гад из-за нескольких тысяч... Мочить таких надо без суда и следствия! Вот только бы найти.
Ну как этим отчаянным мальчишкам с обостренным войной чувством справедливости могло прийти в голову, что "гад" этот служит рядом с ними, что они, бывало, ели из одного котелка. Правда, в последней командировке в Чечне тот не был. Зато любил прихвастнуть, что принимал участие в памятных кровавых боях за Грозный, когда по приказу лихого полководца Грачева там гибли целыми полками.
Смерть Сережи Степурко - это последнее звено в цепи трагических событий, происшедших в гарнизоне. Они абсолютно разнятся по фабуле, но в основе их лежат деньги.
Прапорщик Степан Кероглу был обижен тем, что ему за Чечню ни копейки, кроме положенного небогатого оклада, не заплатили. Он завидовал сослуживцам, которые вели счет "боевых" на десятки тысяч.
Наверное, это задачка для психологов: как и при каких обстоятельствах в голову прапора пришла окаянная мысль поставить на поток отъем денег у сослуживцев. Но ответ, по всей видимости, лежит не глубоко. Уже на первых допросах в его словах сквозили черная зависть и алчность. А подельников себе он нашел по этим же признакам. В сговор вошли жители Майкопа адыгейцы Аслан Кушу и Тембот Тешев. Молодые ребята без криминального прошлого, но рано узнавшие вкус легкой добычи.
Первое дело по наводке прапорщика они провели на манер громил из популярных кинодетективов. Маски, перчатки, тяжелые биты... Когда в часть приехала мать одного из солдат, чтобы получить причитающиеся тому "боевые", Кероглу дал знать в Майкоп. И "джигиты" не заставили себя ждать. Они долго следили за ничего не подозревающей женщиной. Затем в темном подъезде учинили над ней жестокую расправу, отняв у нее деньги сына-солдата.
Тогда милиции выйти на след преступников взять не удалось. Две ночи ушли, но потом снова пришли по зову все того же прапора. Как-то он разнюхал, что в одном из подразделений солдаты отдали на хранение свои "боевые" любимому командиру, проверенному на прочность в боях, майору Стахову - что-то около 300 тысяч рублей. Оказалось, что деньги офицер спрятал в семейной захоронке. Ночью на его квартиру произвели налет двое неизвестных в черных масках и перчатках. Стахов был жестоко избит, и... плакали солдатские денежки.
Если первый случай грабежа был воспринят военнослужащими как роковая случайность, то второй не мог не насторожить. Здесь ясно прочитывался преступный умысел, след которого начинался не где-нибудь на стороне, а тут - в части. Будь бдительнее отцы-командиры, и кто знает, может быть, попался бы черный прапорщик Кероглу. Но, видимо, он слишком уверенно чувствовал себя, раз на глазах у всей части вывел за КПП Сережу Степурко после того, как тот получил "боевые". А там уже ждали "джигиты" из Майкопа. Предложили солдатику угоститься барашком, добрым вином. И девочки найдутся.
Долго ли уговаривать 20-летнего парня, который последние два года наблюдал за девчонками большей частью из окон казармы?! Сели, поехали. Первая остановка в кафе. Выпили, закусили. Потом майкопчане предложили Сергею подбросить на машине до его родственников. По пути встретился лесок. Снова выпили, снова закусили. И тут "радушные" кавказцы начали зверски избивать солдата.
Когда окровавленный Степурко упал на землю, Тешев выхватил пистолет. Стрелять он умел - как-никак лейтенант запаса. Там, в Чечне, из тысяч пуль ни одна не настигла рядового Степурко. Здесь две из четырех попали точно в цель.
Оперуполномоченные из Южного РУБОП уже через неделю подозреваемых задержали, а на допросах фигурировали изъятое орудие убийства, деньги, другие вещдоки. Дело передано в Армавирскую военную прокуратуру.
Логический исход предрешен: зло будет покарано. "Боевые" Сегрея Степурко следствие, конечно, найдет. Но вот что тревожит больше всего: такие случаи не единичны, и выросло это зло не на почве "чеченского синдрома".
- Это явление, корни которого уходят в другую войну - Великую Отечественную, - говорит начальник отдела по борьбе с коррупцией Южного РУБОП Игорь Кирш. - Когда мы начали расследование гибели солдата, я раскопал в архивах дело под кодовым названием "Степные волки", датированное 1945 годом. Там та же история - в Сталинградской области возвращавшихся с войны фронтовиков убивали нелюди с целью поживиться нехитрым солдатским скарбом.
Помет от "степных волков" образца 45-го получился в наше время еще более циничный, жадный, злой. Почти одновременно с кропоткинским ЧП разворачивались аналогичные события в Новороссийске. Здесь в вернувшейся из Чечни десантной части рубоповцы и чекисты задержали сержанта-контрактника, наложившего дань на солдат срочной службы. Еще более цинично действовал бывший командир роты, вымогавший у подчиненных, с которыми еще вчера ходил в бой, по пять тысяч рублей за пакет дембельских документов - предписание, характеристика, проездные и т.д. В Северной Осетии, рассказывали сотрудники РУБОП, процветает рэкет среди военнослужащих, проходивших службу в Чечне и получивших за это немалые деньги. Механизм прост: хочешь жить - отстегни за каждый месяц, проведенный в окопах, энную сумму. Тарифы разные. Суть одна - подлость.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников