08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАРШАЛ ЯЗОВ: ЗНАМЕНА РАНО СДАВАТЬ В МУЗЕЙ

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2003г.
Завтра без особых фанфар Россия отметит дорогой для многих юбилей. Ровно 85 лет назад под Псковом и Нарвой свой первый бой приняла Красная армия. И хотя 23 февраля - уже давно не праздник Советской армии и Военно-Морского флота, но, как и 20, и 50 лет назад, от Чукотки до Калининграда воскресным утром сомкнут парадные шеренги сильно поредевшие наши гарнизоны.Накануне праздника настоящих мужчин, для кого слова "Отечество" и "честь" - не пустой звук, гостем "Труда" стал бывший министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич ЯЗОВ. Фронтовик, лейтенантом сражавшийся на Ленинградском и Волховском фронтах... Узник "Матросской Тишины" после провалившейся затеи с ГКЧП. Человек не однозначный, сформировавшийся в свое время и соответственно оценивающий происходящее сегодня, - он в своих высказываниях, конечно, далеко не бесспорен.По телефону "прямой линии" маршал ответил на вопросы наших читателей, а в паузах - и на вопросы журналистов.

- Здравствуйте, беспокоит Матюхин Александр Афанасьевич. Это в самом деле маршал Язов?
- Да, Язов. Давайте ваш вопрос.
- Тогда с праздником вас, товарищ маршал. Как вы относитесь к военной реформе в нашей стране? Скажем, к переводу армии на контрактную основу? Будет она когда-нибудь полностью профессиональной?
- Давайте различать - контрактная армия или профессиональная. В Советском Союзе какая армия была? Я считаю - высокопрофессиональная. Основные боевые специальности, от которых зависит исход боя, были укомплектованы офицерами и прапорщиками. Летчики - сплошь профессионалы. Подводники - почти все. Ракетчики-операторы тоже. Сколько надо времени, чтобы сделать профессионалом автоматчика или пулеметчика? Месяцев шесть. Именно столько солдаты учились в наших учебных частях. И, следовательно, становились профессионалами. А надо ли каждого повара или часового, который день за днем охраняет какую-нибудь телефонную будку, непременно переводить на контракт?
Но главное - контрактная армия не будет иметь подготовленного резерва для мобилизационного развертывания. На случай войны весь народ надо готовить. Даже в начальный период Великой Отечественной, накануне которой действовал принцип всеобщей воинской обязанности, мы оказались без достаточно подготовленного резерва. И вынуждены были срочно собирать 57 дивизий народного ополчения. Они были плохо обучены, плохо вооружены. Естественно, понесли огромные потери.
Поэтому не считаю, что в Вооруженных силах даже в перспективе должны служить только контрактники, а призыв вообще можно отменить.
- Эту мысль вы можете подсказать руководству страны?
- Нашу беседу опубликует "Труд". Надеюсь, руководство страны газеты читает.
- Доброго здоровья. Полковник в отставке Базлов Николай Алексеевич. В свое время я выступал в вашу поддержку, когда вы разрешили создание в Вооруженных силах профсоюзов. Они и сейчас в армии есть. Но почему военные профсоюзы мирятся с тем, что положение гражданского персонала Министерства обороны просто нищенское? Хуже, чем в других силовых структурах.
- Николай Алексеевич, я ведь уже не министр обороны и не могу ничего приказать. Отставник, такой же, как и вы. Правильно возмущаетесь. Надеюсь, проблему рассмотрит нынешнее руководство Минобороны.
- Здравия желаю, товарищ маршал. Зовут меня Геннадий Федорович Баландин, 40 лет прослужил в Вооруженных силах. Кстати, ваш земляк из Омской области. Неужели вы, когда были министром, не видели, как разваливают Советский Союз? Неужели нельзя было поднять армию и предотвратить переворот?
- Не горячитесь, Геннадий Федорович. Вы ведь давали присягу так же, как и я? На моем месте вы бы стали стрелять в свой народ? Отдать приказ "Огонь!" ума много не надо. Но ведь народ, что собрался в августе 1991 года у Белого дома, в основном был обманут. За что же этих людей убивать? А вы сами, наверное, были членом КПСС? Численность партии тогда была в пять раз больше, чем вся советская армия. Чего ж молчали? Чего не выступили?
- Еще до создания ГКЧП я писал Горбачеву. Только он не ответил. Словом, не одобряю я вас, товарищ маршал.
- А я и сегодня уверен, что правильно сделал. Примите, земляк, мои пожелания доброго здравия.
- Дмитрий Тимофеевич, вы считаете нынешнюю Российскую армию продолжательницей традиций тех Вооруженных сил, в которых служили?
- Конечно. Так же, как советская армия была продолжательницей традиции царской армии. Кто планировал и проводил операции в гражданскую войну? Чапаев - бывший унтер-офицер. Буденный - унтер-офицер. Тухачевский, Шапошников, Каменев, Крыленко - бывшие царские офицеры. Генералы Свечин, Карбышев преподавали в советских академиях. А полководцы Великой Отечественной? Толбухин в первую мировую был капитаном. Василевский - капитаном. Жуков - унтер-офицером. Чины у них были небольшие, но традиции они, безусловно, восприняли. А в нынешней Российской армии служит множество тех, кто прошел школу в Вооруженных силах СССР. Ну, скажите, что в принципе за минувшие годы изменилось в военном деле, в применении оружия и техники на поле боя? Ничего.
- Для вас было неожиданностью, что всего через три года после того, как вы оставили пост министра обороны, наша армия войдет в мятежную Чечню в таком раздрызганном, небоеготовом состоянии? Что штурм Грозного в январе 1994 года обернется такой бестолковщиной и такой кровью? Можно ли было вообще обойтись без войны?
- Вам виднее, можно было или нет... Я тогда в "Матросской Тишине" сидел. Зачем Ельцину нужно было изрекать: берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить? С этого все началось. А войны, лично я думаю, можно было избежать. С Дудаевым надо было договариваться о том, чтобы Чечня при очень широких полномочиях оставалась в рамках российского правового поля.
- С Дудаевым вообще хоть о чем-нибудь можно было договариваться? Вы лично его знали?
- Конечно, знал. Хороший был командир 144-й авиационной дивизии. Я вообще лично знал командиров всех дивизий Вооруженных сил.
- Сколько всего их было?
- Только в Сухопутных войсках и только мотострелковых - 207.
- Значит, Дудаев был вменяемый человек?
- Не только вменяемый, он очень грамотный был, командовал сильной дивизией. В различных сторонах службы и жизни разбирался лучше, чем средний командир. Я его высоко ценил как профессионала. Между прочим, Дудаев писал и неплохие стихи. Последний раз мы с ним виделись, когда он в 1990 году пришел проситься перевести его с дивизии на республиканский военкомат. Я возражал: и оклад, и положение у военкома ниже, чем у комдива. Он уперся. Потом за Дудаева чеченские старейшины стали просить. Пришлось согласиться. Тогда они с другим грамотным военным профессионалом Масхадовым и оказались в Грозном.
- Так вы и Масхадова знали? Он же полковником всего был. Для министра обороны - мелкая сошка.
- Ну я же бывал в войсках. Знал немного и Масхадова. Грамотный, подготовленный артиллерист. Начальник ракетных войск и артиллерии 108-й дивизии, которая базировалась в Вильнюсе. После трагических событий у вильнюсской телебашни - помните? - он тоже попросил перевести его служить в Чечню. Там и Масхадов, и Дудаев под влиянием националистической пропаганды возомнили себя самостийными, стали создавать собственную армию. А может быть, их заставили...
- Если бы не захотели занять разрушительную для государства позицию - кто бы заставил? Пошли бы в конце концов баранов пасти.
- Баранов пасти они не хотели, хотели в бараньих папахах ходить. А остановить Дудаева, думаю, Ельцин мог. Надо было пригласить, поговорить. Дать генерал-лейтенанта. И служил бы Дудаев верой и правдой.
- Как армия наша настолько быстро успела развалиться, что отвоевать у ополченцев Грозный оказалось такой проблемой?
- Чтобы посмотреть, какой армия стала, надо поехать в войска. Хотя я и так знаю, конечно, что ни Шапошников, ни сменивший его на посту министра обороны Грачев мобилизационной работой не занимались. Они вряд ли даже знали, что в мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в то время в Грозном, на случай войны только автоматов было заготовлено на три таких соединения - тысяч пятьдесят. Да еще после ввода чрезвычайного положения в Баку оттуда, из 295-й дивизии, такие же оружейные "довески" тоже перебросили в Чечню - подальше от Азербайджана. Когда и в Чечне запахло паленым, Грачев за этим огромным арсеналом в Грозный отправил один транспортный самолет. Впрочем, и тот улетел обратно пустым.
- Кстати, про оружие в Чечне. Вас не удивляют бесконечные сообщения: там фугас сняли, там схрон со стволами и взрывчаткой обнаружили... Сколько бы бандиты в свое время дивизий ни разоружили - сегодня-то откуда такие горы оружия и боеприпасов в республике? Две войны прошло, столько боекомплектов израсходовали. Что, бездонные эти бандитские склады?
- Не бездонные, конечно. Пополняют.
- Откуда? Допустим, что-то, несмотря на принятые пограничниками меры, все равно попадает из Грузии, что-то из Азербайджана. Но ведь многие фугасы сделаны на основе 130- и 152-миллиметровых снарядов. Такие тяжеленные "чушки" на ишаках через перевалы не потащишь.
- А почему не через Россию?
- Если через Россию, тогда понятно. Сами же военные и продают?
- Я этого не исключаю. Не секрет, что у чеченского бизнеса в той же Москве огромные доходы. Кто известные гостиницы в столице контролирует? Кто казино? Чеченцы. Вероятно, думаю, часть из них поддерживает боевиков, и не только морально. А когда в войсках или рабочим оружейных заводов месяцами не платят или платят мизерную зарплату - соблазн взять деньги у кого угодно велик. Вот и воруют. Прямо в заводской смазке. Довезти до Чечни - дело техники и тех же денег.
- Дмитрий Тимофеевич, в последние полтора десятилетия политиками были приняты сотни разрушительных для армии решений. Бездумные сокращения войск, бегство лучших наших полков и дивизий из обустроенных городков Восточной Европы в чистое российское поле... Кое-что решалось ведь и с вашим участием. Пытались ли в этом противостоять Горбачеву, Шеварднадзе?
- Многое уже решено было к моменту моего назначения. К примеру, решение вывести наш и американский флоты за рамки переговоров о сокращении стратегических наступательных вооружений, что было, безусловно, на руку тогдашнему Пентагону, принял еще Громыко в 1984 году. Но наш флот тогда имел численность всего около 400 тысяч человек, а ВМС США - около миллиона. Примерно таким же было и соотношение боевых потенциалов.
- А наш презент американцам - добровольное обязательство уничтожить уникальный ракетный комплекс "Ока", не подпадавший ни под одни ограничения... При вас состоялось это решение?
- Это действительно была прекрасная ракета с дальностью стрельбы 400 километров. Мы успели оснастить ею всего несколько дивизионов. Один дивизион продали ГДР, другой Болгарии. И это решение по инициативе министра иностранных дел СССР Шеварднадзе было принято до назначения меня министром. В обход Генерального штаба, который просто поставили перед фактом. Но мне тоже пришлось повоевать с тем же Шеварднадзе. Зная о постоянных распрях между МИДом и Министерством обороны СССР, Горбачев был вынужден создать что-то вроде посреднического комитета под председательством Зайкова. Как правило, при обсуждении спорных вопросов присутствовали министры обороны и иностранных дел, начальник Генштаба, председатель КГБ и кто-то еще из переговорщиков. При отсутствии согласия наши предложения Зайков докладывал Горбачеву. Как правило, принималась точка зрения МИДа.
- То есть вас Горбачев не особенно поддерживал и к вам не прислушивался?
- Не такой уж Горбачев простачок, чтобы при встрече показать - доверяет он тебе или не доверяет. Внешне, в разговорах, поддерживал. А потом часто приходил Шеварднадзе, и все решалось по-другому.
- В заключение самый главный на этот час вопрос. Чем кончится дело с Ираком?
- Меня президент Буш не спрашивал, как ему быть. Нефть ему, конечно, нужна, поэтому руки чешутся. Буш в отличие от своего отца, который воевал летчиком во вторую мировую войну и был даже сбит над Тихим океаном, практически не знает, что такое война. Он не знает, что такое терять под бомбами и снарядами близких. Поэтому бойню развяжет легко. Но он медлит потому, что не ожидал такого протеста в мире против его намерений. Одно могу сказать: одним высокоточным оружием он Ирак на колени не поставит. Придется идти внутрь этой страны. А там может быть сопротивление почище, чем во Вьетнаме.
Кстати, и в ситуации с Северной Кореей, которую Вашингтон включил в так называемую "ось зла" и окружает авианосцами, Буш тоже вряд ли отдает себе полный отчет о последствиях возможных своих ударов. Думаю, он не считается с возможностями северокорейцев развязать ядерную войну. А ведь для этого им не понадобятся атомные бомбы. Рядом, в Японии, 51 атомная станция. 11 реакторов в Южной Корее. Достаточно даже боеголовкой в обычном снаряжении попасть в эти объекты, и новые "чернобыли" миру обеспечены.
Поэтому нынешний курс США на навязывание миру своей воли военной силой перспективы не имеет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников