08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

САММИТ РАССУДИТ

Косачев Константин
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2005г.
В преддверии саммита Путин - Буш в Братиславе появилась версия: американцы якобы намерены добиваться так называемого "совместного контроля" над стратегическими ядерными силами (СЯС) друг друга и обслуживающей их системой раннего обнаружения ракетных пусков. О том же говорится и в недавнем докладе Института США и Канады РАН. В этом случае, предостерегает ряд экспертов, Россия может потерять контроль над последним гарантом ее суверенитета и атрибутом державности. Насколько обоснованна такая версия? И как в целом должны строиться взаимоотношения между Россией и Америкой в ближайшем будущем? Свои мнения по этому поводу на страницах "Труда" высказывают политолог Владимир ПАВЛЕНКО и председатель Комитета по международным делам Государственной Думы Константин КОСАЧЕВ

НАС ЖДЕТ СУДЬБОНОСНЫЙ ПРОВАЛ?
"...Наиболее амбициозным проектом после большевистской мировой революции" назвал Московский центр Карнеги объявленную Дж. Бушем доктрину "расширения пространства свободы", усмотрев в ней претензии не просто на глобальное лидерство США, но и на перекройку всего мира.
Какое это имеет отношение к России? Самое прямое. Особенно накануне саммита Путин - Буш в Братиславе. В республиканском проекте наша страна по крайней мере значится. Пусть и в качестве "ландскнехта", некоего "солдата-наемника", задача которого - служить форпостом западной цивилизации в ее противостоянии с Поднебесной, с Китаем. Что касается демократического проекта, то он, по сути, отводит нам роль территории, подмандатной неким международным организациям.
Из двух зол, известно, выбирают меньшее. Именно таков выбор Владимира Путина, сделавшего ставку на республиканцев. Их победа предоставляет России отсрочку. А вместе с ней и пространство для маневра с целью укрепления экономического и оборонного потенциала, подтверждение статуса одного из ключевых "геостратегических действующих лиц", отведенного ей даже таким завзятым недругом, как Збигнев Бжезинский.
Главное - с этим маневром не опоздать и не ошибиться в выборе путей его осуществления. А вот с этим далеко не все ладно. Не признавать существования такой проблемы, как низкая эффективность внешней политики, не отдавать себе отчета в том, что подорвавший позиции России провал в Украине - результат некомпетентности политтехнологов, перехвативших формирование политики в отношении стран СНГ у профессионалов из МИДа, - значит занимать страусиную позицию. Еще противоестественней выглядит борьба с белорусским президентом А. Лукашенко, союз с которым сегодня является единственным препятствием на пути выхода НАТО к Смоленску - историческим "воротам Москвы".
Следующей тяжелейшей (а то и вовсе непоправимой) ошибкой может стать удовлетворение американских притязаний на так называемый "совместный контроль" двух стран над стратегическими ядерными силами (СЯС) и обслуживающей их системой раннего обнаружения ракетных пусков. (Вопрос, который Буш, судя по заявлениям ряда должностных лиц его администрации, намерен поставить перед российским президентом на братиславском саммите.)
Признаем: в реальном партнерстве с Россией республиканцы никак не заинтересованы. Мы для них - не субъект взаимодействия, а объект "внешнего управления". Поставщик сырья и "пушечного мяса". А также - вероятный театр военных действий. Кроме того, как указывает авторитетный советолог, депутат Европарламента Дж. Кьеза, создание "санитарного кордона" вокруг Китая совместно с сильной (курсив авт.) Россией предполагает "...уровень умственного развития американской политической элиты много выше того, который... у нее есть". "Соединенные Штаты, - продолжает Кьеза, - решили, что колонизировали Россию при помощи Ельцина..."
Вывод очевиден: "совместное" с США управление СЯС для России неприемлемо, ибо лишает нас той самой возможности маневра, ради которой, собственно, и затевалась поддержка Буша.
Велика ли угроза того, что Россия совершит такую ошибку? Будем надеяться на лучшее. Хотя следует признать: не спят, а действуют не только американцы, но и апологеты подобных взглядов в самой России. Руководство Института США и Канады обнародовало явно приуроченный к встрече на высшем уровне доклад "Снижение ядерных рисков: могут ли Россия и США отказаться от взаимного ядерного устрашения?" Весь документ, рассчитанный на подведение под идею "совместного контроля" научной базы, крайне политизирован: буквально пронизан идеей "стратегического партнерства" - в духе очередного "нового мышления". Во-первых, в нем непропорционально большое внимание уделено гипотетической угрозе со стороны "третьих" стран, которым Россия и США якобы должны противостоять вместе. Во-вторых, вряд ли так актуальна угроза "непреднамеренного удара", как пытаются преподнести ее авторы. Не случилось же этого за 40 лет "холодной войны", при значительном низшем уровне развития средств контроля и взаимного доверия.
Третье (и главное): постоянно упоминается 2010 год, к которому стороны якобы должны быть готовы к новому уровню взаимоотношений. Но это особый год. Именно к нему приурочивалось большинство модернизационных планов США, обеспечивающих возможность нападения на любого противника без дополнительной подготовки - в режиме обычной боеготовности. После постановки Россией на боевое дежурство тридцати тяжелых многозарядных ракет "Стилет", удлинивших отечественный оборонный ресурс минимум на полтора десятилетия, эти планы (стоившие, заметим, даже не миллиарды, а триллионы долларов) оказались в подвешенном состоянии. Существует ли взаимосвязь между их возобновлением и выводами авторов доклада?
И последнее. "Новый уровень доверия" в сфере СЯС возможен только при одном условии - при условии паритета в обычных вооружениях, что ушло в прошлое вместе с распадом СССР. И сегодня ядерное сдерживание - это единственная возможность обезопасить Россию от прямой агрессии. Учитывают ли это разработчики нашей позиции перед встречей в Братиславе, которая может стать судьбоносным провалом?
НЕ СТОИТ СЕБЯ ЗАПУГИВАТЬ
Мы должны ориентироваться не столько на то, что, по нашему мнению, о нас думают какие-либо политические силы в США, а исходить из своих собственных интересов и задач на международной арене. Из того, в какой степени та или иная администрация в Вашингтоне может способствовать (или хотя бы не препятствовать) их реализации. Очевидно, что какие-то темы легче развивать с республиканцами - сейчас нас, например, сближает достаточно решительная позиция по противостоянию терроризму, сложился хороший личный контакт между двумя президентами, а это момент немаловажный. И вообще в периоды республиканского правления отношения между нашими странами развивались динамичнее.
С другой стороны, с демократами было бы, наверное, больше шансов продвигать разоруженческую проблематику, и в целом их методы реализации лидерства США в мире были бы, скорее всего, не такими агрессивными и топорными, как сейчас. Впрочем, очень часто различия между республиканцами и демократами бывают заметны лишь в довольно короткий период предвыборных президентских кампаний, да и то на сугубо риторическом уровне. На практике же и те и другие, будучи у власти, подчас начинают копировать действия и подходы своих оппонентов.
Что касается слухов вокруг предстоящего саммита в Братиславе, хочу сказать следующее. Отнюдь не является секретом или сенсацией, что США были бы заинтересованы в большей открытости российских ядерных программ. Было бы несерьезно упрекать их в этом - мы сами также не отказались бы от доступа к такого рода информации по американскому оружию. Но никто не говорит о том, чтобы поставить российское оружие под внешний контроль - это скорее популистское преувеличение, чем реальная перспектива.
Не нужно отказывать нынешнему российскому руководству в элементарном здравом смысле. Обратите, например, внимание на недавние высказывания министра обороны России по поводу новых уникальных ракетных комплексов, которые позволят защитить нашу страну от любых существующих и потенциальных угроз. Очевидно, что такие разработки ведутся не для того, чтобы затем ставить их под контроль зарубежных держав, тем более тех, которые сами потенциально могут представлять угрозу для России.
Принципиальный вопрос, конечно, в том, чтобы найти ту грань взаимодействия с США, которая позволила бы повысить уровень взаимного доверия, не нанося ущерба собственной обороноспособности. Не будем забывать: российский и американский президенты еще в 1992 году заявили, что обе страны более не рассматривают друг друга в качестве противников и развивают отношения партнерства и дружбы. Мы не считаем и сейчас, что от США исходит непосредственная военная угроза для России. Аналогичной позиции в отношении нашей страны придерживаются и американцы. Это очень важное достижение постсоветского периода в наших отношениях, которыми нужно дорожить.
Америка сейчас явно озабочена другими проблемами, что подтвердили последние заявления президента США и его нового госсекретаря. Есть вещи, с которыми мы не соглашаемся, но есть темы, по которым озабоченность Вашингтона разделяют и у нас. Это в том числе и проблема нераспространения ядерного оружия. Мы можем сколько угодно спорить, например, по поводу ядерной программы Ирана, но очевидно и то, что Россия также не заинтересована в создании этой страной своего ядерного арсенала. Равно как и в любом ином расширении ядерного клуба, тем более за счет стран с непредсказуемыми политическими режимами и сомнительными механизмами контроля за нераспространением ядерных технологий.
В экспертных внешнеполитических кругах ведется дискуссия: какому направлению - европейскому или американскому - имело бы смысл отдать предпочтение России. Сама постановка такого вопроса подтверждает, что мы имеем сегодня дело не с монолитным Западом, как это было в советское время. А там, где есть альтернатива, возникает и пространство для дипломатического маневра, что само по себе неплохо.
Я отнюдь не исключаю, что Америка, пока находящаяся на пике, уже в не самом отдаленном времени будет заинтересована в более тесном сотрудничестве, возможно, даже в партнерстве с Россией на условиях, которые будут не только приемлемы, но и выгодны для нас.
Именно этот критерий я считаю самым главным: соответствие нашим интересам. Мы не должны сейчас принимать на себя внешнеполитические обязательства следовать строго в том или ином направлении. Пусть лучше конкурирующие мировые центры силы нам предлагают наиболее выгодные для нас проекты взаимодействия и сближения, а мы, в свою очередь, должны стать достаточно сильными и привлекательными партнерами для сотрудничества. Ибо, естественно, экономически, политически и демографически несостоятельное государство даже с ядерным оружием мало кому интересно, кроме, наверное, террористов. Однако мы должны четко дать понять, что не считаем сближение с каким-либо из мировых "гравитационных центров" достаточным основанием для размена на суверенитет в отношении собственных стратегических ресурсов или вмешательства в наши внутриполитические дела.
Именно тот, кто первым откажется от ставки на дезинтеграцию и ослабление России, на внешнее давление в откровенно корыстных целях, станет и интереснее для нас в качестве стратегического партнера. А будет ли это Евросоюз или Америка - время покажет...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников