08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АННА НУРПЕЙСОВА: ПРИВЕТ, ОРУЖИЕ!

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 22 Февраля 2006г.
Буквально с первых дней существования телеканала "Звезда" в его эфир выходит программа "Оружейка", рассказывающая о различном оружии и его изобретателях. Несмотря на грозность названия и серьезность тематики, одной из ведущих "Оружейки" является молодая, красивая, при этом очень образованная и умная Анна Нурпейсова. Вот и получается, что, несмотря на то что День защитника Отечества считается сугубо мужским праздником, к Анне он имеет самое непосредственное отношение.

- Аня, давайте с самого начала. Как вы попали на телевидение?
- Во многом благодаря его величеству Случаю. Я родилась в Архангельске, окончила педагогический институт по специальности учитель истории и обществоведения, но в школе почти не работала, потому что вышла замуж, родила сына и дома занималась его воспитанием. Как-то ко мне в гости зашла моя подруга и одноклассница Юлиана Шахова (впоследствии также ставшая известной телеведущей. - А.С.), которая тогда начинала работать диктором на местном кабельном телевидении, и предложила мне замечательную работу - раз в три недели приезжать в телестудию и записывать программу передач на неделю. Поработав некоторое время диктором, я перешла в "Новости" и стала репортером. И я работала на Архангельском телевидении три с небольшим года, а потом переехала в Москву к своему мужу, который к тому времени уже жил в столице.
- В чем суть программы, которую вы ведете на "Звезде"?
- "Оружейка" - это программа, которая рассказывает об оружии и его авторах, об истории его создания. Мы знакомим зрителей с новинками отечественного ВПК и разработками прошлых лет, многие из которых долгое время были засекречены, рассказываем про самые передовые достижения науки и технологии, используемые при создании новейших образцов оружия. Нас интересует все - от ножа до тяжелого авианесущего крейсера. К оружию люди относятся с особым трепетом - как к огню, к талисману, к тайне. На оружии дают клятву, с его помощью возносят молитвы Богу, оружием исцеляют больных, прогоняют нечистую силу. Оружие заговаривают, чтоб лучше кололо, рубило, стреляло. Оружие не просто украшают, а оставляют на рукоятях и прикладах особые знаки, символы, коды, за которыми стоит целая культура того или иного народа. И, наконец, оружие совершенствуют и изобретают. И вот обо всем этом и рассказывается в нашей программе.
- У программы двое ведущих. В чем заключается ваша роль?
- Я работаю в паре с Русланом Зайнетдиновым. Он выполняет у нас роль эксперта. Он хорошо разбирается в оружии, поскольку служил в армии, а потом несколько лет работал в различных армейских программах. А я в этой истории - просто женщина, которая любопытствует. Ведь интерес женщины к оружию - во многом интерес к мужчине и миру мужчин. Мое женское любопытство подменяет профессиональное. С другой стороны, это и интерес амазонки, а в этом психологическом состоянии хотя бы отчасти пребывают многие современные женщины. К тому же я вношу определенное разнообразие в тематику программы.
- Каким же образом?
- Предлагая темы, кажущиеся мне интересными. Например, по моей инициативе был снят выпуск про такое оружие, овеянное ореолом романтики, как арбалет. Выяснилось, что и сейчас есть люди, которые коллекционируют и увлекаются стрельбой из арбалетов.
- Какие съемочные моменты произвели на вас самое яркое впечатление?
- Перед Новым годом, когда мы снимали сюжет о холодном оружии, меня привезли в кузницу на территории военного городка в Королеве. Там я сама поставила заготовку в огонь, раскалила ее докрасна, потом стучала по ней молотком, а затем ковала ее под прессом. В итоге у меня получился самый настоящий кинжал из дамасской стали. Очень большое впечатление на меня произвело орудие "Град", после удара которого на расстоянии 3-4 километров не остается ничего живого. Иногда я думаю о том, какими вещами мне сейчас приходится заниматься, и тогда становится не по себе. Хотя, с другой стороны, я понимаю, что добро должно быть с кулаками, иначе оно долго не проживет.
- Как вообще вам, сугубо мирному человеку, удалось войти в эту тематику?
- Дело в том, что мой муж и сын давно увлекаются военно-стратегическими компьютерными играми. И за завтраком могут обсуждать преимущества самоходной установки перед танком. Так что я была морально подготовлена к этой тематике. Дома у нас множество специализированных книг: "Энциклопедия стрелкового оружия", "Танки", "Мины" и все в этом роде. И хотя раньше я в них никогда не заглядывала, они у меня все время были перед глазами.
- Какие чувства вы испытываете, стоя перед камерой?
- Азарт, кураж...
- А страх испытывали когда-нибудь?
- На первом году работы в Архангельске я вела короткие беседы с гостями канала, которые выходили в эфир в паузах между художественными фильмами. Однажды гостем студии была довольно известная в городе визажист, представляя которую мы объявили, что сейчас, уважаемые телезрители, мы проведем эксперимент, и, пока вы смотрите фильм, наша гостья преобразит ведущую. Первым делом эта дама меня покрасила в черный цвет и затем уложила мои достаточно длинные волосы какими-то безумными буклями на макушке. После того как она закончила свою работу, я взглянула в зеркало и поняла, что это кошмар, хуже которого быть ничего не может, но не выйти в эфир я не могла... На следующий день мой телефон надрывался - мне звонили мои коллеги, друзья, и все задавали один и тот же вопрос: "Скажи, кто на тебя напялил этот идиотский парик?" Но после того как меня покрасили и постригли в паузе между эфирами, я уже ничего не боюсь.
- Как ваши "военизированные" домашние относятся к вашей программе?
- На телевидении я работаю более десяти лет, но мои мужчины никогда особенно моей профессией не интересовались. То, что маму можно увидеть на экране телевизора, никого особенно не трогало, это воспринималось как норма. Когда же я показала им кассету со своей первой съемкой в "Оружейке", они прилипли к экрану и сказали: "Слушай, какая у тебя классная работа, как мы тебе завидуем!" Впервые они были в восторге, и теперь им очень нравится, чем я занимаюсь. Я приезжаю с какого-нибудь военного завода, приношу буклеты - так они дня, два не отрываясь, читают их.
- Но работа на ТВ отнимает много времени.
- У меня две бабушки, которые немного загрустили, когда подросший внук перестал нуждаться в их заботе, а тут появилась дочка, и они с энтузиазмом сменяют друг друга. К тому же наша программа выходит через неделю, и у меня щадящий режим работы, позволяющий заниматься ребенком. Это не "Настроение" с постоянными ночными эфирами, так что домашние только приветствуют такую работу, поскольку понимают, что мою энергию нужно использовать в мирных целях.
- Иначе?...
- Будут перекрашенные батареи, переклеенные обои и так далее. По крайней мере, пока нам этого не надо. Вот будет большой ремонт и тогда...
- На канале "Настроение" на ТВЦ вы проработали шесть лет. Чем запомнились эти годы?
- Это же был прямой эфир, и потому очень часто возникали неожиданные ситуации. Однажды режиссер заснул и проспал начало программы... Шесть утра, мы с моей коллегой Наташей Пастушной начинаем: "Доброе утро, сегодня пятница, 1 декабря, а сейчас, как обычно, "События" на канале "Настроение"... Проходит двадцать, тридцать секунд, но заставка "Событий" не появляется. Что происходит, совершенно не понятно, я чувствую, как сердце сжимается, по телу пробегает нервная дрожь. Но надо что-то делать. И мы с Наташей начинаем перед камерой импровизировать: сначала обсудили, рады ли мы приходу зимы, потом поговорили о том, как проведем зимние каникулы, потом порассуждали на тему, как будет называться единая российско-белорусская валюта... Целых три минуты мы болтали как заведенные, пока наконец режиссера не разбудили и нам дали знак, что пошла заставка.
- Есть ли у вас какой-то свой способ воспитания детей?
- Мы с мужем придерживаемся японской методики, заключающейся в том, что до трех лет ребенку надо как можно реже говорить "нельзя", чтобы не прекратить его экспансию во внешний мир. Правда, затем начинается период очень строгого послушания, и вот это для нас оказалось несколько сложнее. Но что касается сына, то мне кажется, что мы вовремя перешли к некоторым полезным запретам. А дочка пребывает еще в том состоянии, когда удивляется, если ей что-то запрещают.
- И насколько же эта методика эффективна, что, по-вашему, она дала старшему?
- Определенную свободу мыслей и взглядов, способность легко усваивать и оставаться открытым к новой информации. Даниилу исполнилось 15 лет. Мальчик способный, и тройка у него только по русскому. Папа утверждает, что это из-за того, что мы слишком рано научили ребенка читать, то есть Даниил видит слово целиком и не расчленяет его по буквам. Так что по поводу дочки сейчас идет легкая борьба. Но я думаю, что ребенку нужно давать как можно больше различных знаний. Ведь учеными установлено, что первые три года человечек получает такой же объем информации о мире, сколько и за последующие 70 лет жизни. А дочка сейчас так ко всему восприимчива и открыта, что, мне кажется, ей нужно только давать и давать знания, а муж, наоборот, говорит, что, по его мнению, старшего мы "перекормили" информацией.
- Многие современные женщины не рожают детей, чтобы не прерывать карьеру.
- Да. Когда мой предыдущий продюсер узнал, что я беременна, то спросил, а понимаю ли я, что таким образом, скорее всего, завершаю свою телевизионную карьеру.
- Такой перспективы ты не боялась?
- Мне было совершенно понятно, что если я забеременела впервые за 13 лет после того, как родила первого ребенка, то это чудо ни в какое сравнение не идет ни с какими возможными рисками. Да и к тому же, как я говорила, у меня достаточно благоприятные условия жизни. Ну а про право на выбор... Это в чем выбор: где провести вечер - дома или в клубе? Заниматься карьерой или семьей? На определенном этапе жизни такие вопросы отпадают сами собой, потому что понимаешь, что нет ничего важнее своей семьи..
- А как ты познакомилась со своим мужем?
- Мы учились с ним на одном курсе в Архангельске, и сначала я обратила внимание на его спину. У Олега была большая важная спина, которая однажды, на комсомольском собрании, бросилась мне в глаза. Мероприятие протекало тоскливо и скучно, а впереди сидел парень с такой широкой спиной, что она невольно притягивала к себе взгляд. И вот уже ближе к концу собрания обладатель этой спины встает и идет к трибуне и начинает говорить такие вещи, которые переворачивают плавное течение мероприятия, и начинается бурная дискуссия. Его тут же избрали секретарем комсомольской организации, а меня инструктором по культмассовой работе.
- Была ли в ваших отношениях какая-либо яркая романтическая история?
- После окончания института я некоторое время работала смотрителем Архангельского музея деревянного зодчества, который включал в себя около сотни церквей, мельниц, деревянных домов, разбросанных по территории в несколько гектаров. И как-то мы с Олегом довольно сильно поссорились и несколько месяцев не разговаривали. В конце концов Олег не выдержал и отправился ко мне в музей мириться. Музей огромный, в какой его части я нахожусь, ему неизвестно, и он отправился на поиски, по пути оставляя мне в каждом музейном домике записку. Он меня так и не нашел, а когда я, в конце рабочего дня обходя территорию, собрала больше десятка писем с признаниями в любви и просьбами о прощении, то это произвело на меня очень сильное впечатление. И я позвонила ему сама.
- Ну и в заключение. Скажите, вы полностью довольны своей сегодняшней жизнью?
- Разумеется. Я прихожу домой, и меня встречает такое чудо в кудряшках, ну разве это не счастье?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников