07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ СТАЛИНГРАДА В ВОЛГОГРАД И ОБРАТНО?

Вряд ли в мире существует другой город, который на протяжении жизни только одного поколения дважды переименовали, а теперь оживленно обсуждают, не сделать ли это в третий раз. Нет, так "повезло" только волгоградцам. А может, царицынцам? Или сталинградцам? Сторонники всех трех имен всемирно известной волжской твердыни истово спорят, копаются в прошлом в поисках новых аргументов. Страсти то вроде бы утихают, теперь вспыхивают с новой силой.

Приверженцы возвращения Волгограду имени вождя народов получили неожиданный козырь. Документы, много лет хранившиеся с грифом "Секретно", свидетельствуют, что прежние руководители страны совершили переименование наспех, не особо утруждаясь юридическими нормами.
Возможно, это еще долго оставалось бы тайной, если бы известный в городе предприниматель Василий Бухтиенко не решил создать музей Сталина ("Труд" писал об этом 22 ноября 2005 года). Бизнесмен не пожалел средств на реализацию своей затеи. Так и появились в фондах будущего музея копии протоколов и постановлений, проливающие свет на некоторые партийные тайны тех лет...
Но прежде чем обратиться к событиям осени 1961 года, вернемся почти на четыре десятилетия назад. Именно тогда Царицын потерял свое первоначальное имя и обрел новое, революционное - Сталинград.
Сейчас уже невозможно точно сказать, кто именно решил переименовать только что ставший губернским город со "старорежимным" названием. Известно, что идея родилась в 1924 году. Тогда по молодой республике советов прокатилась мощная волна ленинианы. По одной из версий, Царицын тоже предлагали переименовать в Ильич. Но то ли не очень звучно получалось, то ли почему еще, от этой мысли отказались. Говорят, идея "Сталинграда" принадлежала тогдашнему премьеру (предсовнаркома) Рыкову. Он приезжал вручать городу орден Красного Знамени за мужество и героизм, проявленные в годы гражданской войны. И назвал Царицын "второй колыбелью революции". А поскольку первая колыбель уже получила имя Ленина, то и второй требовалось новое.
Так или иначе, но именно после отъезда товарища Рыкова в трудовых коллективах стали активно обсуждать идею переименования. Вскоре появились варианты. Кроме Ильича, был еще и Мининград - по имени тогдашнего руководителя губернии. Но, вероятно, пролетарии сочли его фигуру недостаточно масштабной. И вот 15 ноября 1924 года губернская газета "Борьба" впервые предлагает дать городу "новое революционное имя - Сталинград". В столицу от партийных и профсоюзных организаций направляют ходоков к нему с просьбой дать согласие. Генсек делегацию не принял. Зато их принял "всероссийский староста" Михаил Калинин и объяснил, что с бухты-барахты такие акции не устраивают. Требуется провести в коллективах собрания, выяснить отношение жителей к идее, оформить все документально, а уж потом ходатайствовать о переименовании. Так и сделали.
Через полтора месяца, 1 января 1925 года, городской Совет рабочих, крестьянских и казачьих депутатов принимает решение. В постановлении говорилось, что новая власть "отбрасывает как ненужное все, являющееся пережитком старого, и заменяет его новым, соответствующим духу великой пролетарской революции". Но текли недели и даже месяцы, а решение Совета так и оставалось невыполненным. Лишь в феврале губком обратился во ВЦИК с просьбой о поддержке почина. По бытующей версии Сталин к идее увековечить свое имя отнесся отрицательно. В архиве сохранилось его письмо одному из "товарищей по партии" в Царицыне, где он пишет:
"Я узнал, что Царицын хотят переименовать в Сталинград. Узнал также, что Минин добивается его переименования в Мининград. Знаю также, что вы отложили съезд Советов из-за моего неприезда, причем думаете произвести процедуру переименования в моем присутствии. Все это создает неловкое положение и для вас, и особенно для меня. Очень прошу иметь в виду, что: 1) я не добивался и не добиваюсь переименования Царицына в Сталинград; 2) дело это начато без меня и помимо меня; 3) если так уж и нужно переименовывать Царицын, то назовите его Мининградом или как-нибудь иначе; 4) если уж слишком раззвонили насчет Сталинграда и теперь трудно вам отказаться от начатого дела, не втягивайте меня в это дело и не требуйте моего присутствия на съезде Советов, иначе может получиться впечатление, что я добиваюсь переименования; 5) поверьте, товарищ, что я не добиваюсь ни славы, ни почета и не хотел бы, чтобы сложилось обратное впечатление..."
К тому времени отступать было поздно. И в апреле постановлением ВЦИК СССР город обрел новое имя. Мог ли тогда кто-то предположить, что менее чем через двадцать лет оно войдет в мировую историю и станет так широко известно? Вряд ли тогда кто мог подумать и о том, что город будет Сталинградом всего-то до 1961 года, а потом, через десятилетия, вновь возникнут споры - теперь уже по поводу возвращения этого имени.
В 1956 году Хрущев, развенчав на ХХ съезде культ личности Сталина и его злодейства, стал подумывать о том, чтобы это имя вовсе исчезло из советской истории. Применительно к Сталинграду поначалу это выглядело так. В 1956 году ЦК КПСС требует от обкома партии демонтировать скульптуру Сталина у Волго-Донского канала. В обкоме обсуждают указание старших товарищей, но проявляют поразительное вольнодумство: скульптуру решено демонтировать и... перенести в центр города. В ЦК отступились. Пусть пока будет по-прежнему.
В Сталинград Хрущев приехал в октябре 1961-го на пуск Волжской ГЭС имени ХХII съезда КПСС. Больше Никита Сергеевич никогда не бывал в городе, где как член Ставки Верховного Главнокомандующего полгода провел в эпицентре величайшей битвы. Как выяснилось позднее, план переименования у него созрел давно. Он хотел приурочить этот акт к годовщине Октябрьской революции. И вот парторганизации получают указание срочно провести собрания и одобрить инициативу с новым именем. Собрания, как и велено, проходят, но инициатива не находит "должной поддержки". Несмотря на это, на 1 ноября назначается расширенное заседание городского Совета и горкома партии. Голосуют. Итог ошеломляющий: 77 процентов - против, 10 процентов - воздержались, 13 - за.
Первый секретарь обкома Алексей Школьников не стал ничего менять и отправил бумаги в Москву. В пояснении он пишет, что жители не рассматривают имя города как память о Сталине, а видят в нем символ победы, символ мощи государства... И далее в том же духе. Поначалу протокол и записка попали туда, куда и должны были. То есть на стол Председателя Президиума Верховного Совета СССР Леонида Брежнева. Если имя городу давал союзный орган, стало быть, он же и должен его менять. Но Брежнев не рискнул связывать себя с этим решением. Принять указ поручается Верховному Совету РСФСР. Но и в этом случае, как видно, не все гладко. 5 ноября вдруг появляется документ о переименовании Сталинского района Сталинграда в Центральный. Вот те раз. Это вполне мог сделать и горсовет. Еще пять дней выдерживается пауза. 10 ноября выходит наконец Указ ВС РСФСР. Вот его текст:
"Учитывая пожелания и просьбы коллективов промышленных предприятий, строек, совхозов, колхозов и учреждений, а также ходатайства общественных организаций Сталинградской области, переименовать Сталинградскую область в Волгоградскую область и город Сталинград в город Волгоград".
На следующий день указ не публикуется ни в "Правде", ни в "Известиях" (он в них так и не был опубликован. Хотя 15 ноября главная газета страны напечатала на последней странице маленький перечень населенных пунктов с именем Сталина, которых этого имени лишили. Сталинград в том списке не значился.
Впрочем, указ все же был напечатан на газетной полосе. Это была страница областной газеты... Только вот как ее назвать? До 10 ноября называлась "Сталинградской правдой". А номера за 11 и 12 ноября вышли под шапкой ... "На Волге широкой". В обкоме не хотели терять имя, прошедшее войну, а на новое сразу не решились. И только 13 ноября местная "Правда" стала "Волгоградской".
С того дня упоминания имени Сталина исчезают из печати и устных выступлений.
...Идея с возвращением имени Сталина городу-герою вряд ли когда найдет такую же поддержку, как в красном Царицыне восемьдесят лет назад. Тем не менее Волгоград не пионер в деле создания того же сталинского музея, в тридцати городах страны они уже либо открыты, либо поставлены памятники бывшему жестокому вождю. Не утихают споры о том, не вернуть ли городу на Волге имя, связанное, мол, с памятью не столько о Сталине, сколько об исторической битве.
ИНОЕ МНЕНИЕ
Василий АКСЕНОВ, писатель:
- Думаю, к фигуре Сталина нам не нужно возвращаться, называя его именем города и устанавливая ему памятники. Иначе мы опять наполним нашу землю тенями монстров и чудовищ времен военного коммунизма. Я не призываю предать забвению историческую память. Я лишь против тех сумасшедших идей, которые проповедовали большевики, внедряя в народное сознание имена своих идолов. За последние 15 лет о преступлениях этих людей издано столько книг, в газетах опубликованы тысячи рассекреченных документов, по ТВ показаны километры страшных кинопленок. Но никакого толку. Масса людей продолжает сохранять наивную веру в истинность губительного для любого общества пути. Вы говорите, что Сталин руководил обороной Царицына в 1919 году? Сомнительная заслуга в трагическое для России время, когда русские убивали русских. Почему тогда не вспомнить о царицынских подвигах Троцкого или какого-нибудь другого душегуба.
Но я и против нынешнего названия. Волгоград - безликое имя. Что оно значит? Город на Волге? Но на этой самой большой в Европе реке расположено множество мегаполисов: Нижний Новгород, Ярославль, Казань, Самара, Саратов... Правильнее всего было бы вернуть первоначальное название, данное этому городу при его основании в XVI веке. Царицын - звучное, красивое русское слово, производное от Царицы - реки, впадающей в Волгу. Жаль, если над всем этим опять нависнет зловещая тень Сталина.
Записал Анатолий СТАРОДУБЕЦ.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников