06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТЕЛЛО ОТДЫХАЕТ

Кулаками, кухонными ножами, за волосы и об угол, даже не важно как - 12 тысяч женщин убито мужьями и сожителями в 2006 году в России. Едва ли не каждой смерти предшествовало долгое и страшное семейное насилие - побои и унижения процветают еще в миллионах семей. Жены остаются и погибают. Дети бегут и живут на улице. Иначе откуда бы взяться 800 тысячам брошенных детей при живых родителях и вот этим самым 12 тысячам погибших женщин.

- Если мужчина один раз ударил женщину, то он сделает это и во второй, и в третий раз,- уверен ведущий эксперт РФ по насилию, психиатр, директор центра по борьбе с семейным насилием "Дорога к дому", член Комиссии по правам человека при президенте Российской Федерации, главный детский и подростковый нарколог Москвы, член Общественной палаты Олег Зыков. - Что его ждет за это? Полнейшая безнаказанность. Наше общество таким образом не только попустительствует семейным истязаниям, но и провоцирует их.
Все люди, считает Олег Владимирович, делятся на три категории. Немного тех, кто никогда, ни при каких обстоятельствах не поднимет руки на женщину. Есть горсть маньяков убийц, садистов и прочих патологических личностей, кто получает от истязания ближних радость и будет мучить их во что бы то ни стало. И абсолютное большинство - "болото", то есть люди, не имеющие мощного стержня и приспосабливающиеся к окружающему миру. Они бьют или не бьют близких, крадут или не крадут на работе, не потому что это хорошо или плохо, а потому что так делали или не делали их отцы.
- В совершенном большинстве случаев мужчина ударит жену, если так делал его отец, - говорит Олег Зыков. - В развитом мире этим первым ударом эксцесс и ограничится. В Америке ему предпишут не приближаться к жене под страхом тюремного наказания. В Европе вызовут в суд, возьмут приличный штраф и прикрепят патронажного работника. А то могут в судебном порядке принудить ходить на собрания каких-нибудь "анонимных истязателей". В общем, у драчуна будет столько проблем, что в следующий раз применять физическое насилие не придет ему в голову. Еще строже система работает в детском секторе.
СЧИТАЕМ ДО ТРЕХ
Фактически у нас тоже предусмотрен правовой барьер - статья 117 уголовного кодекса "истязание" с наказанием до 3 лет за избиения и от 3 до 7 лет за пытки, то есть за систематические издевательства над лицом, материально или иначе зависимым. Если женщина подает в милицию заявление об избиении мужем в третий раз, милиция должна возбудить уголовное дело. Только практически не возбуждает.
- Половина участковых вообще не реагирует на наши обращения, - рассказывает "Труду" психолог центра помощи жертвам домашнего насилия "Анна" Анна (телефон горячей линии 473-63-41). - Другие пытаются общаться с потерпевшими и их мужьями, но толку мало. Понимаете, если женщина не допускает мысли о насилии над собой, она после первых побоев разведется. Если не разводится, значит, насилие для нее в какой то степени допустимо. Либо такой опыт был в семье ее родителей, либо она не работает и муж ее хорошо обеспечивает. В состоянии аффекта женщины, бывает, подают заявление в милицию, но потом забирают обратно. Это очень сложная проблема: и любовь, и ненависть переплетены в один клубок.
- Лояльность к насилию - показатель социальной недоразвитости общества, - говорит Олег Зыков. - Все поговорки: "Бьет, значит, любит", "Любит как душу, трясет как грушу", свидетельствуют о том, что насилие в обществе воспринимается нормально. Отсюда и 12 тысяч забитых до смерти женщин! И забили-то их эти самые "любящие как душу".
Мотив обидчика вне зависимости от формы агрессии всегда один: "власть и контроль". А форм множество. Мужья изолируют жен от друзей, близких и родственников. Запугивают их словами и жестами. Внушают чувство вины перед детьми. Унижают достоинство, оскорбляют, создают чувство неполноценности как жены и матери. Наконец избивают.
Как правило, семейными насильниками становятся люди, не шибко реализовавшиеся в обществе. Уничтожение домашних служит для них реабилитацией и отдушиной от неудачной жизни. И все же первое издевательство, первый удар они наносят робко, боязливо и потом смотрят, что будет дальше. В развитом обществе их тут же карают, как написавшего на ковер щенка. И в большинстве случаев, если нет психической патологии, они с насилием больше не экспериментируют. У нас же общество лояльно, система бездействует, и потенциальные насильники входят во вкус настолько, что наносят-таки зверский удар, прекращающий существование близкого человека и собственную жизнь на воле.
ДАЕМ ДЕНЬГИ
- В начале 90-х я спросил у Жака Ширака, на тот момент мэра Парижа, - вспоминает Олег Зыков. - Как вы решаете проблему насилия в обществе? Он достал толстый справочник и положил передо мной: "Они решают, а мы деньги даем". Это был справочник общественных инициативных организаций.
Так живет почти весь развитый мир. Возникает социальная проблема - про нее сразу говорит пресса. Проблема на слуху - правительство объявляет открытый конкурс. На конкурсе выбирают несколько общественных организаций, способных решить проблему, и финансируют их. Если проблема решается плохо - новый конкурс и новые общественные организации. Называется это - система социальных заказов.
В нашей стране об этой системе даже слышали немногие. Сегодня Олег Зыков готовится открыть центр помощи детям, терпящим насилие в семьях, и "горячую линию" при нем. Причем с юридическим правом вмешиваться в жизнь проблемных семей. Этот шаг стоил доктору Зыкову 16 лет усилий начиная с 1992 года, когда его чуть не посадили в тюрьму. За открытие первого в стране детского приюта прокуратура пыталась инкриминировать ему незаконное действие.
Исходя из этой логики, чтобы помочь истязаемым в семьях женщинам, нам надо ждать прихода Энтузиаста и потом еще 16 лет, пока он договорится с властями. А до тех пор в стране по 12 тысяч женщин в год будут убивать прямо дома, в семье, где у нас, кажется, и должен быть тыл.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников