Наш авангард долетел до Персидского залива

Третьяковка привезла коллекцию русского авангарда. Фото пресс-службы ПАО «НК «Роснефть»
Сергей Бирюков
Опубликовано 00:03 22 Февраля 2019г.

«Роснефть» организовала в Дохе концерт Хора Сретенского монастыря, выступление Театра балета Бориса Эйфмана и демонстрацию уникальных коллекций картин Третьяковской галереи


Мы много и часто пишем о выставках мирового искусства в России и почему-то гораздо реже — об экспозициях нашего художественного наследия за рубежом. А ведь это огромная часть международного культурного процесса: хотя бы уже потому, что всякая серьезная выставка, как правило, организована на основах взаимности: вы к нам — мы к вам. Уж не говорю про громадный вес русских творческих открытий последних полутора веков, делающих наше искусство желанным гостем на самых авторитетных площадках планеты. Но если, допустим, о выставке шедевров Третьяковки в Музеях Ватикана в нашей прессе многие писали, то не менее интересны репортажи о гастролях наших деятелей и произведений искусства в гораздо более экзотическом уголке мира — в столице Катара Дохе. А там на протяжении двух месяцев — с 3 декабря по 3 февраля — проходила масштабная экспозиция Третьяковской галереи «Русский авангард: пионеры и «наследники по прямой», организованная в рамках перекрестного Года культуры наших стран и поддержанная крупнейшей мировой нефтяной компанией «Роснефть».

Что знают в такой далекой арабской стране, как Катар, о русском искусстве? Учтем, что это не Египет и не Греция с их многотысячелетней историей и давними музейными традициями. Современная цивилизация пришла в эти жаркие пустынные края лишь в последние десятилетия. Еще полвека назад здесь трудно было представить себе наличие художественного музея не то что московского или петербургского масштаба — любая наша областная картинная галерея выглядела бы на местном фоне Лувром.

Но сегодня Катар — экономически процветающая страна, один из мировых лидеров производства нефти и газа. Мало того: именно Катар дал пример стратегически рачительного использования национального дохода на нужды собственного народа, в том числе на его культуру.

Хотя вряд ли рядовой катарский школьник с ходу ответит, кто такие Репин или Малевич. Но удивительным образом все они, да и не только учащиеся — любые катарцы-горожане живут в атмосфере русских художественных идей. Как такое может быть?

— Катар — это открытая площадка для самых передовых экспериментов в области архитектуры и дизайна, — рассказывает «Труду» завотделом новейших течений Третьяковской галереи Ирина Горлова. — Здесь работают лучшие мировые и местные архитекторы. А что лежит в основе современной архитектуры, как не идеи русских авангардистов — Татлина, Родченко, Лисицкого?..

Отсюда такое внимание к экспозиции, представляющей ответ на недавно приезжавшую в нашу страну выставку катарского жемчуга. Пространство для коллекции русского авангарда из собрания Третьяковской галереи предоставило главное здешнее государственное музейное объединение — «Музеи Катара».

Возникла эта структура в 2005 году. Сейчас она объединяет в себе Музей исламского искусства, Арабский музей современного искусства, Визит-центр объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО Аль-Зубара, Галерею музеев в Культурной деревне Катара, выставочное пространство «Аль-Ривак» в Дохе, художественный центр «Пожарная станция: художники в резиденции» и другие подразделения.

Именно на «Пожарной станции» остановила свой выбор генеральный директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, когда приезжала смотреть возможные пространства выставки. Причина — не только великолепное качество обновленной и приспособленной для нужд искусства технической архитектуры (прежде, как ясно из названия, это было пожарное депо). Именно здесь — международная резиденция молодых художников, приезжающих в творческий центр мирового значения развивать собственный опыт и обмениваться им с коллегами. Более открытую к восприятию русского искусства аудиторию трудно себе представить.

Вновь слово куратору выставки Ирине Горловой:

— Известно, что исламское искусство уже много столетий развивается в нефигуративной традиции, сосредотачиваясь прежде всего на орнаменте. Конечно, мы могли бы привезти сюда Карла Брюллова или, допустим, соцреализм с его акцентом на нарративе, что произвело бы сенсацию уже самим контрастом по отношению к местным художественным обычаям. Но мы приняли иное решение — отобрали то в отечественном искусстве, что связано с геометрией. То есть, с одной стороны, близко психологии исламского зрителя, с другой — не является орнаментикой в чистом виде и представляет собой новый для большинства здешней публики путь развития геометрической идеи. И успех выставки подтвердил нашу правоту.

Что же именно прибыло в Доху? Это шедевральная экспозиция, связавшая творчество двух волн русского авангарда — той, что захватила первые десятилетия ХХ века (Казимир Малевич, Владимир Татлин, Александр Родченко, Михаил Матюшин и др.), и той, что до середины 1980-х годов подпитывалась поисками так называемых нонконформистов. Стремительное развитие русского искусства предстало в ярко индивидуальных творческих концепциях, в которых геометрия спорит с органикой, наука — с природой, а притязания на преобразование мира в планетарном масштабе — с конкретными производственными задачами.

Так, на выставке можно проследить родство и различие между живописными построениями амазонки русского авангарда Любови Поповой и супрематическими композициями Надежды Удальцовой и Ивана Клюна; сопоставить кубистические опыты Петра Вильямса и кристаллическую органику Михаила Матюшина; сравнить колористические конструкции Владимира Стенберга и архитектурные разработки Густава Клуциса. Экспозиция показала, как светопись Михаила Плаксина находит продолжение в исследовании свойств трехмерного пространства на двухмерной плоскости в одной из ранних работ Эрика Булатова, как минимализм «проекций идей» Сергея Лучишкина отзывается в лаконичности «Красной двери» и «Метлахской плитки» Михаила Рогинского, как супрематические знаки Клюна и Чашника обретают новую жизнь в «Сигнальной системе» Юрия Злотникова и пространственных построениях Бориса Турецкого, а контр-рельеф Владимира Татлина проецируется в «Удвоениях» Михаила Чернышова.

Экспозиция не просто представила катарцам коллекцию ценных предметов из России — она воссоздала для них уникальный отрезок нашей культурной истории, когда художественные идеи выходили за рамки чисто профессионального обихода и начинали управлять обществом. Так было и в революционные 1920-е годы, и в знаменитую оттепель, когда среди молодежи считалось хорошим тоном знакомиться у картин ХХ века в тех залах, где еще совсем недавно красовались исключительно «Подарки советского народа Сталину». Выставка передала удивительную атмосферу времени, создавшего движение, которое так и назвало себя — «Движение», а его участники, прежде всего Вячеслав Колейчук с его кинетическими объектами, созданными, уточню, в докомпьютерную пору, предвосхитили такую свободу пространственного мышления, которая только лишь через полвека смогла найти продолжение в самых смелых поисках компьютерных графиков. А основу своих достижений кинетисты видели в легендарной «Башне Третьего интернационала» великого Владимира Татлина. Архитектурный «отзвук» которой, повторю, легко увидеть тут же в Дохе, выйдя с выставки на улицы этого города, который строили и продолжают строить ведущие архитекторы мира. Вот так замыкается логический круг идей — а круг притяжения русского искусства, напротив, легко преодолевает границы экспозиции, становясь частью жизни.

Разумеется, надо понимать, что 91 предмет выставки — лишь первые шаги, только приоткрывшие катарской публике двери в безбрежный и многообразный мир русского искусства. А если все-таки решиться привезти сюда нечто отличное от геометрии? Думаю, это небеспочвенный вопрос — хотя бы потому, что в 2022 году именно в Катаре состоится очередной чемпионат мира по футболу, и наверняка Россия, которая передала этой стране эстафету футбольного первенства, будет широко представлена не только в спортивной, но и в культурной программе праздника. Уже можно думать над тем, как именно.

«Роснефть» и искусство

«Роснефть», являясь одной из крупнейших нефтяных компаний России и мира, традиционно придерживается политики высокой социальной ответственности. Компания вносит достойный вклад в социально-экономическое развитие Российской Федерации, осуществляет поддержку масштабных проектов, направленных на возрождение духовных и национальных ценностей страны, развитие науки, культуры, промышленности, образования и спорта.

«Роснефть» оказывает поддержку Мариинскому театру и Дому музыки в Санкт-Петербурге, финансирует академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д. Шостаковича, который является одним из культурных символов России в мире, организовывает гастроли Государственного академического театра балета Бориса Эйфмана в российских городах.

Театр балета 12-13 февраля представил на территории Катарского фонда образования, науки и социального развития (Qatar Foundation) в Дохе спектакль «Анна Каренина» на музыку П.И. Чайковского. Зрители получили уникальную возможность оценить авторскую балетную постановку и хореографию высочайшего уровня, насладиться музыкой П.И. Чайковского, а также полюбоваться уникальными костюмами и сценографией. Спектакль имел большой успех у публики, зал стоя встречал артистов овациями.

«Роснефть» также поддерживает ежегодные выступления Хора Сретенского монастыря в регионах своего присутствия. Концерт хора состоялся в Дохе в ноябре, в амфитеатре Katara Cultural Village.




Экс-соратник Порошенко рассказал, куда может бежать украинский президент, если проиграет выборы. А куда бы бежали вы?