05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЫБАК ТОНЕТ НА БЕРЕГУ

Игошин Сергей
Опубликовано 01:01 22 Марта 2000г.
Из Холмска Сахалинской области в редакцию пришел факс. В местном порту, сообщает лидер профсоюза работников транспорта Александр Лобаков, находятся четыре теплохода компании "Океанские судоходные линии". Наши моряки работают на этих судах с 1997 года по контрактам, где оговорены продолжительность рабочего времени, зарплата, отпуск, компенсации по болезни... С конца 1998 года людям вовремя не платят деньги, нарушаются правила техники безопасности. Суда в аварийном состоянии. Наплевательское отношение к условиям труда завершилось несчастным случаем - погиб боцман теплохода "Татьяна" Г. Красин. Попытки экипажей теплоходов "Арбат", "Конда" и "Корнет" отстоять права закончились списанием на берег 15 человек. Компания должна морякам 350 тысяч долларов. Однако взыскать эту сумму очень сложно, поскольку суда работают под флагами других государств.

На морвокзале во Владивостоке один из авторов встретил у киоска мужчину, перебиравшего на ладони монеты. Что-то знакомое было в его лице. Присмотрелся - да это же Юрка! После окончания мореходки он нанимался матросом на суда "Дальморпродукта". Приходил с моря таким важным, к друзьям на суше относился покровительственно, но угощал щедро. Сейчас невозможно было узнать в потускневшем мужчине бывшего щеголя, сорившего деньгами.
На традиционное "Как ты?" приятель махнул рукой: "На биче я сейчас. Монеты вот считаю, чтобы рекламу купить с объявлениями. Может, работенка подвернется".
Бичами в Приморье называют моряков, которые после отдыха на берегу ждут, когда в порт придет судно, на которое его могут взять. А могут и не взять, смотря по обстоятельствам. Вот и Юрий после отгулов пришел в отдел кадров, встал в очередь. Время шло, а ему все никак ничего не предлагали. Он знал истинную причину отказов - нужно было дать на лапу денег, которых у него не было.
- Пока я был в отгулах, - говорит Юрий, - тариф вдвое вырос. Раньше пятьсот долларов сунешь - и нет проблем. Теперь уже тысячу "зеленых" подавай.
Он отходил в море матросом 30 лет. Кроме "майна-вира", никакой специальности. Мы сознательно не упоминаем фамилию - если мелькнет она в газете, то уж точно не видать ему больше моря. Чуть заикнешься о своих правах, как тотчас можешь оказаться на пирсе среди массы других бичей.
Страна наша большая, от Курильских островов до Баренцева моря, но порядки в морском ведомстве везде примерно одни. В Мурманске, на оживленном перекрестке около торгового дома "Аметист", находится один из нелегальных "отделов кадров" рыбодобывающего флота. Все знают, что без визы сидящих на перекрестке нелегалов в порту никто с вами разговаривать не станет. Услуги, разумеется, платные. Ставки в зависимости от специальности и судна - от 500 долларов и выше. Но лучше побыстрее уйти в море, чем болтаться на берегу без работы, - и оседают купюры в карманах посредников между моряками и морем.
Впрочем, и после заключения контракта моряк от неприятных сюрпризов не застрахован. В предотходной суете трудовой договор подписывает он, как правило, не читая. Потом, правда, нередко локти кусает. Сегодня на судах вовремя полученная зарплата - исключение.
- Как вы это оцениваете? - спрашиваем у курирующего рыбную отрасль вице-губернатора Мурманской области Юрия Мясникова.
- Естественно, отрицательно. Мы плотно работаем с контролирующими органами, которые выпускают суда в море. Но ведь многие вообще не заходят в Мурманск и что на них делается - одному Богу известно! С другой стороны, моряки - не дети. Если специалист подписал контракт, то он знал, на что идет. Не стоит после драки кулаками махать.
В последние годы волна забастовок прокатилась по судам рыболовного флота Северного бассейна. Как правило, рыбаки затевают бузу при заходе в иностранный порт, где легче "качать права" перед объективами зарубежных журналистов. Вот, к примеру, недавно экипажи рыболовных траулеров АО "Карелрыбфлот" не отпускали суда из Австралии, пока им не выплатили заработанные деньги.
- Самый спорный пункт договора между рыбаком и судовладельцем -оплата труда, - объясняет председатель Мурманского обкома профсоюза работников рыбного хозяйства Александр Первухин. - По международным нормам ставка матроса 1-го класса должна быть 1200 долларов США. Но разве хозяева наших судов пойдут на такие условия? Мы не имеем договоров международного образца, где оговорены размеры оплаты труда, компенсационные выплаты, условия возврата моряков на родину в случае непредвиденных обстоятельств. Хотя они должны быть на борту каждого судна. Если бы еще их узаконить соглашением между Госкомитетом по рыболовству и ЦК профсоюза, то судовладельцам пришлось бы только "взять под козырек".
Это вряд ли. Потому что сегодня влияние профсоюзных органов на коллективы судов ничтожно. Лидеры первых зачастую выражают интересы работодателя, поскольку судовладельцы предоставляют им помещения, средства связи, транспорт. Поэтому моряки сами вынуждены выбивать из судовладельца заработанные деньги. Причем когда смельчаки обращаются в суд, то остальные члены экипажа ждут, чем дело закончится. В случае положительного исхода они тоже получат зарплату. А те, кто оказался в числе застрельщиков, в итоге попадают в "черный список" судовладельцев рыбопромыслового бассейна. Это значит, что они получат от ворот поворот во флотских отделах кадров, им нет смысла стоять на перекрестке у торгового дома "Аметист".
Мы встретились с генеральным директором ЗАО "Океанские судоходные линии" Валерием Сурадзе.
- Вы знаете, - сразу перешел в наступление Валерий Георгиевич, - когда речь заходит о зарплате, то наши моряки кивают на шведов или голландцев. Но все мы живем и работаем в другой стране. Ни у кого нет таких поборов со стороны государства, как у нас. Я двумя руками за то, чтобы люди хорошо получали. Но прежде надо создать судовладельцу условия, при которых он сможет матросам платить больше.
- Но ведь и куцые зарплаты вовремя не выдают.
- Эти проблемы взаимосвязаны. Капитан часто оказывается перед дилеммой - или заплатить экипажу, или купить горючее. Что до забастовок, то в контракте есть пункт, по которому моряк обязуется "не производить действия, наносящие вред судовладельцу". Так что в спорных случаях единственный законный путь - обращаться в суд. Пусть профсоюз наймет адвоката. Правда, еще вопрос, какой профсоюз - их сегодня столько, что не знаешь, с кем иметь дело.
Кстати, судовладельцы объединились в союз, директором которого стал бывший работник ВЦСПС Казимир Мацкявичус.
- Флот - довольно хитрая штука, - говорит Казимир Юозович. - Мы же работаем на мировом рынке. Наше законодательство действует только в наших портах и на судах под российским флагом. А таких остались единицы. Все судовладельцы стараются уйти под "удобный" флаг, где меньше поборы. Для наглядности: из 16 государств, имеющих крупный торговый флот, в России самая жесткая фискальная шкала. На Кипре, в Панаме, Греции, Либерии налоги и другие обязательные платежи по отношению к прибыли судоходной компании составляют порядка 5 процентов, у нас - аж 88 процентов.
Вдобавок среди 32 основных конкурентов в международном судоходстве Россия занимает последнее место по уровню государственной поддержки. Перевозки грузов по морю отечественным флотом сократились в нашей стране в 10 раз. 95 процентов судов ходят под чужим флагом, из-за чего госбюджет теряет около 3 млрд. долларов в год. Столько по этой статье поступало в казну во времена СССР.
- На просторах Мирового океана в ближайшие годы может не остаться ни одного торгового судна под российским флагом, - заявил недавно бывший министр морского флота СССР Тимофей Гуженко. - Сегодня в наши порты ринулись иностранные морские компании. Кусок-то лакомый: стоимость фрахта судна колеблется от 20 до 60 процентов стоимости груза.
Россия теряет не только корабли, но и специалистов. Тысячи наших моряков и рыбаков сегодня томятся в иностранных портах из-за того, что их суда арестованы. Эти люди оказались никому не нужными - ни судовладельцам, ни государству.
Недавно произошла трагедия с механиком теплохода "Восточный берег" Михаилом Процюком. По контракту он должен был находиться в море шесть месяцев, но в силу производственной необходимости "парился" в машинном отделении втрое дольше. И вот в китайском порту Таньцзинь сердце механика не выдержало.
В случае смерти моряка компания должна выплатить родственникам 20 тысяч долларов. Сегодня жена Процюка обивает пороги различных инстанций в поисках справедливости, но безрезультатно. У хозяев "Востоктрансфлота" "железное алиби" - экономическое положение компании сложное, это не позволяет выполнить условия контракта.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников