05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОСТАТОЧНО ОДНОЙ ТАБЛЕТКИ...

Ежегодно в мире жертвами преступлений становятся миллионы детей. За пять последних лет около тысячи российских детей погибли от рук своих родителей. Эти преступления часто скрыты от чужих глаз

ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ
- После двух особенно шумных случаев (в Екатеринбурге ребенку заклеили рот, в Краснодаре малышке ампутировали руку) меня все время спрашивают, часто ли такое происходит, - говорит руководитель Общероссийской лиги защиты прав пациентов Александр Саверский. - И я отвечаю: да каждый день! В США проводили специальный мониторинг. Оказалось, что ежегодно из-за врачебных ошибок в стране умирают сто тысяч людей. Вы думаете, в России ситуация лучше? Конечно, нет. Просто подобной статистики у нас не существует. По моим оценкам, не менее 10 процентов от общего числа инвалидов стали ими по вине системы здравоохранения.
Жуткие сообщения о скандалах в больницах появляются чуть ли не каждый день. Как будто множество медиков вдруг внезапно стали бессовестными и малограмотными. Что происходит? Откуда этот пугающий вал, перед которым все мы беззащитны?
Александр Саверский много лет занимается этими проблемами, участвует в десятках судебных дел, разбирает сотни жалоб. Он убежден: врачебных ошибок не стало больше - просто их теперь замечают! Потому что люди узнали о своих правах, появились общественные организации и адвокаты, которые берутся защищать пациентов. И если раньше мы безоговорочно доверяли врачу, то теперь позволяем себе усомниться в его правоте. Это часть общего процесса робкой демократизации общества, роста правосознания россиян. Увы, наша медицина оказалась к этому совершенно не готова.
- Сфера здравоохранения всегда была у нас одной из самых закрытых - такой она и осталась, - размышляет Александр Саверский. - В развитых странах родственники больного имеют право присутствовать при любых медицинских манипуляциях. Самому пациенту подробно рассказывают о любом предстоящем лечении, тем более об операции. У нас родителей могут неделями не пускать к больному ребенку. Общедоступной статистики поликлиник или больниц не существует. Приходя к врачу, мы ничего о нем не знаем. Например, лига никак не может создать независимый рейтинг столичных роддомов - добыть статистику просто невозможно.
ЗОНА РИСКА
Где у нас зона риска? Где больше всего жалоб и судов? Лига защиты прав пациентов ведет свою статистику. За год сюда обращаются примерно две с половиной тысячи человек. По числу жалоб впереди планеты всей стоматология, пластическая хирургия, акушерство. Типичный случай: человек приходит с одним больным зубом - ему ставят десять коронок. Говорят примерно так: "Вы знаете, если сделать одну коронку, то соседний зуб тоже испортится". Это называется - навязанная услуга. Многие пациенты об этом никогда не узнают. Эта стандартная ситуация, увы, весьма характерна и для всей хирургии. По неофициальным данным, не менее 30 процентов оперативных вмешательств у нас делаются не по показаниям. То есть была возможность консервативного лечения, но врачи предпочли сделать операцию. И все же самые страшные случаи - не эти.
- По числу жалоб лидеры - стоматология и акушерство, - объясняет Александр Саверский. - Но, конечно, и по своей сути, и по тяжести последствий эти случаи несопоставимы. Стоматология сегодня - это чаще всего платная медицина. Тут просто вымогают деньги. Мы вдруг столкнулись с агрессивностью бизнеса - в медицине это проявляется особенно ярко. И общество оказалось к этому совершенно не готово. Но самые тяжелые дела связаны с акушерством. Это вполне понятно. Ведь все понимают, что беременность - не болезнь. И вдруг - труп, а то и два. И близкие готовы до конца жизни доказывать вину врачей. Раньше таких судебных дел почти не было. Сейчас - есть. Прошлым летом мы выиграли два дела, связанных с московскими роддомами. В одном случае ребенок погиб, женщина больше не сможет рожать. Суд оценил причиненный ущерб в 750 тысяч рублей. Во втором случае маму и ребенка не пролечили от явной инфекции, оба умерли от сепсиса. Ущерб оценили в миллион шестьсот рублей. Повторяю: это тяжелейшие дела - во всех смыслах этого слова. По второму случаю было 43 судебных заседания, восемь экспертиз (пять из них доказали, что в медицинской карте сделаны приписки), были ожесточенные споры врачей и так далее. Мы выиграли гражданский иск. Надеемся, что будет открыто и уголовное дело.
Подчеркнем: тяжелейшая проблема врачебных ошибок существует во всем мире, даже там, где на медицину выделяются огромные средства. Но сейчас мы говорим о ситуации в России. Все недостатки и ошибки нашего здравоохранения мы извечно (и во многом справедливо) объясняли его нищенством. Громкий проект "Здоровье", позволивший дать медицине дополнительные деньги, предусматривает вроде бы резкое повышение качества медицинских услуг. Начальники рапортуют: зарплата медиков растет, в первичное звено приходят более молодые и грамотные врачи, в поликлиники и больницы завозится самое современное оборудование. Можем ли мы надеяться на то, что эти шаги укрепят наше право на квалифицированную медицинскую помощь? Станет ли меньше врачебных ошибок?
Скорее всего, ситуация будет постепенно меняться к лучшему. Но это очень долгий и трудный путь. И, конечно, сам по себе проект "Здоровье" - вовсе не панацея.
- Общая картина, по моему мнению, держится на трех китах: квалификация кадров, ответственность и ресурсы, - размышляет Александр Саверский. - Ссылки на то, что врачи у нас бедствуют, мне кажутся неправомерными. Сейчас средняя зарплата врачей первичного звена по России - 22 тысячи. Разве это так мало? Конечно, при нормальной зарплате врач будет больше, чем раньше, дорожить своим местом. И поймет, что надо учиться. И нельзя кричать на пациентов. Все это обязательно скажется на качестве работы. Но все равно нужны дополнительные механизмы контроля. Целое поколение врачей - те, кому сейчас 40 лет, - выросло в условиях хаоса. Жили по принципу: дали скальпель - крутись, как можешь, и ты всегда будешь прав. Сейчас психология профессии меняется, но это медленный процесс. У нас стоит в суде врач. Она не заметила укорочения ноги у роженицы, не заметила крупного плода, применила не разрешенный в акушерстве препарат. Роженица погибла. И при этом врач искренно не понимает, почему ей задают вопросы по акушерству, - она ведь доктор медицинских наук! Она ничуть не сомневается в своей правоте, хотя человек погиб! Это самое страшное. Должна быть система жесткой ответственности, которая привьет системе здравоохранения принцип законности. Медицина сегодня основана на современных технологиях, часть которых - стандарты лечения. Как можно при сепсисе не дать антибиотик? У нас есть 800 стандартов, принятых на федеральном уровне. Это закон! За его нарушение должны наказывать. Наконец третий кит - ресурсы. Мы много лет кричали: "Денег нет!" Сейчас средства вливаются в систему здравоохранения - а она не способна их "переварить". Проект "Здоровье" крайне плохо подготовлен. Оборудование завезли, а работать на нем никто не умеет. Главные врачи не имеют экономического образования, нужны менеджеры - без этого не может быть современной медицины.
ЧТО ДЕЛАТЬ?
Что делать нам - обществу в целом и каждому человеку в отдельности? Как добиться того, чтобы каждый врач, каждая медсестра помнили об ответственности за каждое свое действие? Как защитить себя и своих близких от полной беззащитности в ситуации болезни?
- У нас есть правовая дырка - размером с пропасть, - считает Александр Саверский. - Потому что существует либо уголовная ответственность врача, либо никакой. Чтобы лишить врача практики, его надо посадить в тюрьму. Зачем? Большинство людей, которые обращаются к нам с тяжелейшими жалобами, говорят одно и то же: "Я просто не хочу, чтобы он работал в медицине". Для этого достаточно административной ответственности, такая практика есть во многих странах. Кроме того, у нас должен появиться компетентный орган, который обеспечит контроль за выполнением этих норм: например, уполномоченный по правам пациента. Суть в том, чтобы некая юридическая служба могла быстро и компетентно отреагировать на жалобу пациента. Чтобы у нее было право изъять медицинские документы, привлечь специалистов для экспертизы и так далее. Вернемся снова к делу маленькой Сони из Краснодара. В документах - приписки, но их надо уметь увидеть. Там сказано, например, что 1 января в 10 утра состоялся консилиум. Вы можете в такое поверить? На месте прокуратуры я бы сразу проверил, был ли консилиум. И в целом в этом деле возникают сразу несколько обвинений - несколько статей. Сначала ребенку неправильно поставили катетер, у малышки возник тромб. А потом было двое суток неоказания помощи. Кроме того, информацию скрывали от родителей - вот вам еще одна статья. Разобраться во всем этом трудно, каждым таким случаем должны заниматься очень грамотные юристы.
Что может сделать каждый из нас на своем личном уровне? Если вам предстоит плановая хирургическая операция, то принцип простой: семь раз отмерь... Лучше всего получить несколько консультаций у разных специалистов из разных учреждений и только потом принять окончательное решение. Если вы собираетесь в роддом или больницу, не поленитесь собрать максимум информации об этом учреждении. Очень полезно узнать хоть что-то о собственном заболевании. Сейчас есть множество книг по медицине, море информации в интернете. Читайте, советуйтесь, иначе вы даже не сможете задать правильный вопрос доктору.
- Врачи должны привыкать к тому, что пациент - грамотный, что он имеет право задавать вопросы и получать подробные ответы о ходе лечения, - убежден Александр Саверский. - В основе отношений врача и пациента должна быть психология партнерства. И так будет! А нынешний период недоверия, критики здравоохранения надо пережить, хотя это и боль, и кровь, и смерть. Не бойтесь спрашивать. Иногда простой вопрос пациента: "Что вы мне колете, какое лекарство?" - может спасти жизнь. Потому что бывает, что медсестра флакончик перепутала, а тут она на него посмотрит лишний раз. И еще совет: поменьше эмоций, не надо качать права, если вы не знаете этих прав. Переход на такой язык - крайняя мера, которая лишь обостряет отношения. Решение проблем, связанных с вашей болезнью, - это серьезное дело. Надо в этом разбираться - как в бизнесе. И врача надо тоже искать терпеливо - как партнера по бизнесу или работе.
Цена врачебных ошибок - здоровье и жизнь наших близких. Как свести их к минимуму? Конечно, мы имеем право ждать от медиков максимальной грамотности и добросовестности. Но кое-что все-таки зависит и от наших собственных усилий.
P.S. Сонечка Куливец прошла в Москве все необходимые обследования. Медики сообщили, что она чувствует себя хорошо. Протез вместо ампутированной ручки делать пока рано, но позже его обеспечат девочке бесплатно. Доктор особо подчеркнул, что малышка развивается нормально и даже улыбается людям в белых халатах...
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
Краснодарский край n Прокуратура края расследует уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью ребенка. 31 декабря 2006 года двухмесячную Соню Куливец с диагнозом коклюш доставили в краевую детскую инфекционную больницу Краснодара. После неудачного введения катетера у девочки образовался тромбоз. Ее перевели в детскую краевую клиническую больницу. Здесь больную руку пришлось ампутировать. Сейчас малышку привезли в Москву на реабилитацию.
Сахалинская область n В феврале 2007 года прокуратура Сахалинской области направила в городской суд уголовное дело, возбужденное в отношении медицинской сестры центральной районной больницы Александровск-Сахалинска. Медсестра без разрешения дежурного врача предприняла неудачную попытку удалить подключичный катетер у пятилетнего мальчика. Фрагмент катетера попал в сосудистое тело. Для извлечения инородного тела ребенку сделали несколько операций. Жизнь мальчику спасли, но он стал инвалидом.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников