08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАМАЗАН АБДУЛАТИПОВ: ТАКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ СТАЛИ БЫ ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2000г.
Ситуация в Чечне и на Северном Кавказе в целом требует напряженного поиска реальных путей политического урегулирования кризиса. На днях группа известных российских политиков, не связанных напрямую с исполнительной властью, создала независимую комиссию по Чечне и заявила о готовности вступить в контакт с "президентом Ичкерии" Асланом Масхадовым.Эту новость в беседе с корреспондентом "Труда" комментирует министр Российской Федерации, председатель совета Ассамблеи народов России Рамазан АБДУЛАТИПОВ.

- Вы верите в реальные возможности комиссии, которую возглавил экс-министр юстиции, нынешний председатель думского Комитета по законодательству Павел Крашенинников?
- По Чечне было много разных комиссий, в том числе и государственных. Теперь вот еще одна - независимая и почему-то - "национальная". Дело обычное. Любая группа из трех человек может создать любую комиссию. Это тоже демократия. Лично я отношусь к самим таким благим намерениям положительно. Но члену комиссии по Чечне недостаточно быть известным и грамотным политиком. Надо очень хорошо знать ситуацию в республике и в целом на Северном Кавказе. Десятки комиссий и миссий, которые создавались за последние годы, в конечном итоге и привели регион к нынешней ситуации. Я подчеркиваю: бесконечная посредническая деятельность, не скоординированная с органами исполнительной власти, лишь только расширяла масштабы конфликта. Такая разобщенность уже дважды привела к войне.
Поверьте, Кавказ и Чечня устали от миротворцев и посредников, ибо в конечном итоге они лишь усугубляют, обостряют положение.
Откровенно говоря, я не понимаю тех, кто говорит о каких-то возможных переговорах членов этой комиссии с Масхадовым. Это, мягко говоря, странно: политические переговоры не проводятся неправительственными комиссиями. И почему эта комиссия именует себя национальной? Множество подобных комиссий действует и в центре, и на местах. Я боюсь, что в идее новой комиссии больше политиканства, желания ее организаторов просто обозначить себя.
И вообще к Павлу Крашенинникову как к бывшему министру юстиции у меня есть дельное предложение. Пусть он и его коллеги в течение 5-6 месяцев понаблюдают за соблюдением прав человека по национальному признаку не в Чечне, а на остальной территории Российской Федерации. Для начала. Я имею в виду правонарушения по национальному признаку в армии, в тюрьмах, учебных заведениях, на улицах. И речь идет не только о кавказцах - обо всех гражданах России. А все почему-то рвутся устанавливать порядок только в Чечне. Повторяю: чем больше желающих делать это, тем трагичнее там складывается обстановка.
- На днях министр иностранных дел РФ Игорь Иванов заявил о начале политических переговоров с чеченцами. Что по-вашему он имел в виду?
- Переговоры, вернее, контакты и диалоги с представителями чеченского общества велись постоянно. Почему-то, когда речь идет о переговорах, имеется в виду только Масхадов. Будто других чеченцев, озабоченных судьбой своего народа, и нет. Политические диалоги велись и с Бесланом Гантамировым, и с муфтием Чечни Ахмадом Кадыровым, и с Лечи Мадаевым, и с Русланом Хасбулатовым, другими чеченскими политическими и общественными деятелями.
Диалог с Масхадовым был особенно необходим в 1996-1998 годах. Я много раз предупреждал, что мы упускаем возможности, предоставленные так называемым переходным периодом в Чечне. Никто не прислушался. А сегодня ситуация в корне изменилась. Ранее легитимность Масхадова как президента Чечни объяснялась не правовыми аргументами, а политической целесообразностью, нашими надеждами, что с помощью "предсказуемого" Масхадова можно избежать новой войны, что он сможет стабилизировать положение в республике.
Ни одна из этих надежд не оправдалась. Правовых основ считать Масхадова легитимным президентом никогда не было. А после бандитского нападения чеченских террористов на Дагестан при молчаливой поддержке "президента Ичкерии" у него не осталось и морально-нравственных причин претендовать на роль чеченского лидера. О переговорах с Масхадовым сегодня можно говорить только в рамках возбужденного против него уголовного дела. Ни по каким другим вопросам, связанным с судьбой чеченского народа, политический диалог с Масхадовым и его сторонниками я считаю принципиально невозможным. Это было бы предательством по отношению к пострадавшему от бандитов народу Дагестана, к тем чеченцам, которые боролись и борются с сепаратистами. Это было бы предательством и светлой памяти тех, кто отдал жизнь за территориальную целостность России и завтрашний светлый день Чечни.
С мнением Рамазана Абдулатипова, политика и ученого, лучше многих разбирающегося в проблемах Северного Кавказа, видимо, нельзя не согласиться. И все же, несмотря на очевидные и бесспорные факты, Аслан Масхадов и некоторые лидеры северо-кавказских республик настаивают на приоритете переговоров именно с "президентом Ичкерии". В недавнем интервью одной из московских газет Масхадов, ничтоже сумняшеся, продолжает утверждать, что относительное затишье в Чечне объясняется якобы тем, что он "отдал приказ в одностороннем порядке приостановить боевые действия", что "практически все чеченские вооруженные формирования имеют "централизованное управление" и, "безусловно, подчиняются" ему как "верховному главнокомандующему". Если это действительно так, то закономерен вывод: прежде всего лично Масхадов несет ответственность за непрекращающиеся бандитские нападения боевиков на подразделения федеральных сил, трагическую гибель отрядов подмосковного и пермского ОМОНа.
Но, скорее всего, лидер экстремистов попросту блефует. По имеющейся у военных информации, под непосредственным командованием Масхадова находится не более 300-400 боевиков, основные же силы бандформирований подчиняются "самостийным" полевым командирам, которые, как неоднократно заявлял Шамиль Басаев, готовы физически устранить и самого Масхадова. И не случайно помощник президента России Сергей Ястржембский расценил последние заявления ичкерийского лидера как свидетельство деморализации боевиков, стремящихся обеспечить себе хоть какую-то передышку для перегруппировки сил и подготовки к дальнейшему сопротивлению. "По той информации, которой располагает объединенная группировка федеральных сил, - подчеркнул Ястржембский, - Масхадов уже давно не контролирует ситуацию в бандформированиях и, по сути, является лишь одним из полевых командиров".
Кстати, еще одна деталь, подтверждающая беспомощность Масхадова. Говоря о Басаеве и Шамиле, он говорит: "Тот, кто не подчинится (Масхадову. - В.Я.), будет объявлен вне закона". Названные им махровые бандиты, по существу, никогда и не подчинялись "верховному главнокомандующему", но ни один волос с их преступных голов от этого не упал. Так что "президенту Ичкерии" остается лишь надувать щеки и делать хорошую мину при плохой игре.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников