04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПАРТНЕРСТВО С ОГЛЯДКОЙ

Хоуг Джеймс
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2004г.
НАТО у границ России. В Литве - самолеты альянса. До Москвы 20 минут полета. Так что же, несмотря на "замирительные" слова, блок наступает? Кремль относится к расширению НАТО как к малоприятной неизбежности, добиваясь в то же время сотрудничества там, где это выгодно обеим сторонам. Так опасно ли все же для России расширение НАТО на Восток? Каких угроз следует ожидать, как на них реагировать? Обеспечит ли безопасность страны наш ядерный щит? На эти и другие вопросы отвечает корреспонденту "Труда" директор Института проблем международной безопасности РАН, председатель Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей КОКОШИН.

РОССИЯ МОГЛА ОСТАТЬСЯ БЕЗ "ТОПОЛЯ-М"
- Андрей Афанасьевич, правда ли, что в правительстве России были люди, выступавшие в 1992 году, когда вы были первым заместителем министра обороны, против создания новых ракетно-ядерных комплексов?
- Тогда многие наши политики испытывали неоправданную эйфорию по поводу отношений с Западом. Среди них были деятели, которые говорили: зачем нам новое ракетно-ядерное оружие, мы же теперь друзья со всеми, в том числе с США? Американцы дадут России большую экономическую помощь, помогут создать современную рыночную экономику и т.п. Руководство страны услышало наши аргументы и пошло на создание, в частности, "Тополя-М", на финансирование других программ стратегических вооружений. Но и после этих решений во все последующие годы приходилось по нескольку раз в год выбивать средства и на "Тополь-М", и на другие системы, несмотря на то, что бюджет был утвержден законом. Это были тяжелые, изматывающие усилия. Не могу не вспомнить в этой связи добрым словом покойного начальника Генштаба генерала армии Виктора Дубынина, начальника вооружения генерал-полковника Вячеслава Миронова. Огромную работу провело командование РВСН, особенно генерал Болысов, ряд представителей науки и промышленности.
- Говорят, та же проблема возникала и у крейсера "Петр Великий" в начале 1990-х годов?
- Этот тип кораблей называли "убийца авианосцев", хотя на деле это многоцелевой корабль. А кто в мире главный хозяин авианосцев? Вот некоторые политики и говорили: у нас же такие дружественные отношения с США - зачем этот крейсер? Так что и для его ввода в строй, оснащения новейшим оружием потребовались сверхусилия. Здесь решающую роль сыграл бывший зам. главкома ВМФ Валерий Гришанов, коллектив Балтийского завода.
- В своих монографиях "Сдерживание во втором ядерном веке" и "Ядерные конфликты в ХХ веке" вы ратуете за создание системы "предъядерного сдерживания", основанной на обычном высокоточном оружии. Это и нынче актуально?
- Не в каждом остром кризисе следует останавливать эскалацию конфликта угрозой применения ядерного оружия. Нужно еще иметь обычное высокоточное оружие большой дальности для поражения сравнительно широкого спектра ценных военных и экономических объектов, оружия как морского, так и воздушного базирования.
НЕ СПОТКНУТЬСЯ БЫ О ЯДЕРНЫЙ ПОРОГ
- Некоторые политики считают, что если бы у нас не было ядерного щита, то у США мог быть соблазн силового решения внешнеполитических споров.
- Помню одну международную конференцию в конце 1999 г. Участник с российской стороны заметил, что после агрессии НАТО в Югославии мы или наши союзники из стран СНГ можем ждать чего-то подобного. Один высокопоставленный американский деятель в ответ уверял: да что вы, не беспокойтесь, у вас же есть ядерное оружие...
- Может ли оно действительно попасть в руки террористов, как пугают иногда СМИ?
- В определенных условиях такая опасность реальна. Вспомните недавний скандал в Пакистане. Оказалось, что творец пакистанского ядерного оружия передавал ядерные технологии в другие страны. Это очень серьезный сигнал...
- Но если террористы могут получить ядерное оружие, не значит ли это, что не совсем точна формула, гласящая, будто ядерное оружие предназначено для сдерживания? Не выходит ли, что оно нужно и для борьбы с международным терроризмом?
- Сомнительный тезис. Подобную идею выдвигают США: необходимо, мол, развивать сверхмаломощные ядерные боеприпасы с высокой проникающей способностью, чтобы наносить упреждающие удары по террористам.
- Это снижает психологический порог для применения ядерного оружия?
- Безусловно, причем существенно. Российское Министерство обороны достаточно однозначно и совершенно справедливо высказывается против такого рода снижения ядерного порога. Пока ядерное оружие рассматривается: а) как статусное средство; б) как "последний аргумент короля" в военно-политических спорах: на каких-то этапах действительно может быть использована угроза его применения. И конечно, ядерное оружие в ряде стран рассматривается как реальное средство ведения боевых действий, особенно против безъядерных стран. И в общем-то Пентагон никогда от этого не отказывался.
НАМ ШЬЮТ "ЖЕСТКИЙ КОРСЕТ"
- Недавно в одной телепередаче вы обвинили США: они пытаются опоясать Россию своего рода "жестким корсетом", усиливая военное присутствие на постсоветском пространстве. Для чего американцам этот "корсет", если мы вроде бы партнеры?
- Россия с точки зрения своего местоположения, своих традиций, нынешней независимой политики вызывает у значительной части американского "истеблишмента национальной безопасности" стремление ограничить, поставить под контроль наши возможности. Несмотря на заверения в дружбе, мало кто желает восстановления России как мощного конкурента - и в мировой экономике, и на военно-политической арене. Расширение НАТО на Восток суживает для нас необходимое пространство для политического маневра и для экономической деятельности. А иметь его важно, в том числе и для завоевания "места под солнцем" в мировой экономике, о чем говорил президент Владимир Путин. Дружить с Россией в США многие готовы, но как с младшим партнером под контролем старшего, что, конечно, не может не вызвать у нас серьезных возражений.
- Вы говорите - "корсет", а ведь речь идет о вооружениях...
- Он создается прежде всего все-таки политическими методами, хотя и военные используются. В Прибалтике начались полеты "АВАКСов", появились четыре натовских истребителя. Пока военное присутствие там альянса носит символический характер. Впрочем, все больше система иностранного базирования на востоке зоны НАТО будет отличаться от той, которая десятилетия создавалась на западе Европы - с гигантскими складами, десятками тысяч солдат и офицеров, казармами, большим количеством бронетехники и т.п. А сейчас используются аэродромы, системы управления воздушным движением двойного назначения с определенными запасами топлива и с развитой системой связи. Это позволяет быстро перебросить в соответствующий регион мобильные силы, создать ударный кулак военно-воздушных сил. Подобные мероприятия мы наблюдаем и в Центральной Азии. Об этих наших претензиях я неоднократно говорил американским коллегам-парламентариям, представителям исполнительной власти.
- И как они реагируют?
- Одни отрицают такое намерение Вашингтона, другие фактически в той или иной мере признают наличие соответствующих планов. Этот "корсет" сокращает наше поле для маневра в мировой политике, наши возможности на мировых рынках. За политикой, за какими-то продвижениями военной инфраструктуры обычно следует экономическое проникновение.
- Известно, что вы в отличие от ряда наших международников выступаете против союза с США. Почему?
- При нынешнем раскладе сил это будет явно неравноправный союз, который приведет к еще большему ущемлению интересов России. Нам приходится сотрудничать с США там, где мы не можем справиться сами, где наши интересы совпадают. Например, в сфере борьбы с терроризмом. Но у нас есть несовпадающие и даже конфликтные интересы, и было бы грехом закрывать на это глаза.
- И тем не менее Россия и США - партнеры в нынешнем неспокойном мире. А вы не раз ставили вопрос о том, что США и их союзники должны взять в связи с этим определенные обязательства. Какие?
- Не проводить в зоне постсоветского пространства сколько-нибудь масштабных учений, перемещений боевых кораблей, авиации, контингентов сухопутных войск, ВДВ, морской пехоты. Не размещать здесь центры радиоэлектронной разведки. Вашингтон должен ограничивать масштабы и характер военного присутствия в Центральной Азии и в Грузии на временной основе лишь нуждами завершения коалиционных антитеррористических действий. В официальном документе нашего Минобороны "Актуальные задачи развития Вооруженных сил Российской Федерации" говорится, что если НАТО сохранится в качестве военного альянса с существующей сегодня наступательной военной доктриной, то это потребует коренной перестройки российского военного планирования и принципов строительства российских Вооруженных сил, включая изменения российской ядерной стратегии. Это весьма серьезное заявление, на которое в мире пока обратили мало внимания.
ЯЗЫКОМ ЦИФР
51% россиян считает, что НАТО угрожает безопасности России, столько же уверены: в связи с расширением альянса опасность для нашей страны возросла. Не видят угрозы 26%.
На взгляд 38% - Россия тем не менее сотрудничает с НАТО. Иное мнение у 27%. За укрепление сотрудничества 51%, против - 22%.
По данным фонда "Общественное мнение".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников