04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОМ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Леонтьева Людмила
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2005г.
Власти славного города Ставрополя нашли способ не выдавать очередникам -ветеранам Великой Отечественной квартиры. Стариков "временно" (а похоже, навсегда) поселили в "спецдом" - обычную многоэтажку. По мере того как обитатели уходят в "лучший мир", освободившиеся квартиры заселяют другими очередниками. Мало того: чиновники не разрешают близким и родственникам круглосуточно находиться вместе с престарелыми жильцами, хотя многим требуется постоянный уход.

Лишение права на частную жизнь, разделение семей стало главным основанием беспрецедентного иска, который ветераны войны, проживающие в спецдоме, направили в Европейский суд по правам человека. Недавно из Страсбурга пришел ответ: жалоба будет рассмотрена до конца юбилейного года 60-летия Победы. Двое из семи престарелых истцов до этого известия не дожили, для остальных, перешагнувших 80-летний возраст, - на счету каждый день.
"Война местного значения" была объявлена старикам еще накануне 55-летия Победы, когда под пышные речи и музыку им вручили корешки ордеров без печатей и ключи от квартир в только что построенном доме на улице Пирогова. Однако "героев дня" тут же ошарашили: их не пропустят в зал на "мероприятие", пока они тут же, в фойе, не подпишут бумагу, что уведомлены о запрете на приватизацию этих самых квартир.
По жалобе ветеранов прокуратура края отменила незаконное постановление властей, которые присвоили статус "специализированного" обычному жилому дому. Но чиновники решение надзорного органа хитроумно обошли: 10-этажный 150-квартирный жилой дом, в который вселяли стариков, был разделен на два адреса: один подъезд теперь значился жилым домом N 34/3, а два других - как "специализированный дом" N 34/4.
Как следует из Федеральных законов "О ветеранах", "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов", "Основ жилищного законодательства", между обычным жилым домом и специализированным есть существенная разница. В специализированном доме предусмотрено проживание людей без права приватизации, но при этом должны быть созданы все необходимые условия для жизни и передвижения одиноких престарелых, включая наличие столовой, медпункта, прачечной, библиотеки, магазина. В ставропольском спецдоме ничего этого нет.
"Ветеранские" подъезды обычного жилого дома чиновники назвали "краевым Центром социального обслуживания населения". Штат обслуживания выбили по максимуму: на обитателей ста квартир - более 60 человек. Но весь фонд зарплаты поделили между 37 соцработниками, обеспечив их мебелью, компьютерами... "Обслуга" комфортно обустроилась, забрав под кабинеты весь первый этаж, о котором несбыточно мечтают еле передвигающие ноги старики.
Краевому бюджету спецдом ежегодно обходится почти в два миллиона рублей. Кроме того, ветераны перечисляют плату за жилье. Изумляет здесь многое, особенно разработанный краевым министерством соцзащиты перечень более 200 платных услуг для "обслуживаемых". Перевод в денежный эквивалент даже мельчайших услуг поражает сквалыжной мелочностью.
- Да эти ветераны войны получают вдвое-втрое больше обычных пенсионеров и вполне могут оплатить недорогие услуги, - с запальчивостью возражает мне крупный чиновник из краевого министерства труда и соцзащиты.
Платными услугами скучающей армии соцработников пользуются немногие: в основном старики просят купить продукты и лекарства. О том, как выстраиваются отношения между соцработниками и жильцами, можно судить и по такому дикому случаю. Перенесший тяжелую операцию инвалид И. Конов чувствовал себя плохо и звал на помощь. Его престарелые соседи сообщили об этом женщине-диспетчеру, охранявшей вход в "спецподъезд". Соцработник и не подумала подняться к старику - она-де не может покинуть свой пост. Прошло время, у Конова снова приступ и снова тяжело больной ветеран не дождался помощи - умирал в одиночестве. Его труп несколько дней пролежал в "социальной" квартире...
Ровно в 22 часа здесь наглухо запираются двери, и проникнуть в спецдом не могут даже те, у кого есть "разрешение" на круглосуточный уход за престарелыми родственниками.
- Однажды я вернулась домой на 15 минут позже комендантского часа, - рассказывает Тамара Кирпа, - металась от дежурной к диспетчеру (они сидят в разных подъездах), умоляла впустить меня, ведь в квартире оставалась маленькая дочь и больная мама. Но двери так и не открыли, хотя отлично меня знают.
Издевательские благоглупости чиновники минсоцзащиты и директор спецдома отставной полковник Павел Горбачев камуфлируют необходимостью "обеспечения безопасности работы центра". Приказы бывшего комбрига читаются как документы военного времени: "Взять под особый контроль... Усилить контроль за подъезжающим транспортом... Ограничить посещение проживающих в спецдоме посторонними лицами в связи с нестабильной криминогенной обстановкой на территории края".
От встреч с 80 - 90-летними стариками саднит сердце: рассказывая о спецдомовских порядках, они начинают плакать, задыхаться от волнения, глотать лекарства... Даже смотреть видеокассету с рассказами ветеранов о своем житье-бытье нелегко - это вызывает стыд и боль. Надев перед съемкой свои поношенные пиджаки, увешанные орденами и медалями за Победу над фашистской Германией, старики словно идут в последний бой, но теперь уже за право иметь жилье, которым их поманили, но, как они считают, обманули. Формально ветераны войны остались стоять в очереди на жилье. Но за пять минувших лет квартиру не получил ни один.
Упоминание о Страсбурге приводит директора центра Горбачева в отличное, даже игривое настроение: "Да ничего у них там не выйдет, я вам говорю! Давайте на спор: если они выиграют - я вам стол накрываю. Если "пролетят" - вы мне стол накроете с бутылкой шампанского!"
Над кем победу праздновать собираетесь, полковник?
НАШ КОММЕНТАРИЙ
Недавно были обнародованы цифры: в настоящее время в России остались 281 тысяча ветеранов Великой Отечественной и 613 тысяч инвалидов войны. Они уходят - живая история, солдаты самой жестокой схватки за нашу свободу и независимость. Но, вручая им цветы и медали, провозглашая здравицу с высоких трибун в дни юбилеев и праздников, заботимся ли мы о них в будни? Эти люди порой лишены самого необходимого: жилья, ухода, лекарств. По данным из Общероссийского комитета ветеранов войны, до сих пор 149 тысяч фронтовиков или не имеют жилья, или стоят в очереди на улучшение жилищных условий. По признанию министра информационных технологий и связи РФ, до 1 января нынешнего года 28 тысяч ветеранов не имели телефонов.Приближение юбилея Победы побудило местные власти отозваться на их просьбы.
Фронтовикам не привыкать к невзгодам. Но больнее, чем вражеские пули и осколки, их ранят равнодушие и черствость окружающих, беды страны. В Смоленском районе Алтайского края ветеран войны Николай Протасов отказался получать юбилейную медаль в знак протеста против масштабов бедности вокруг (хотя такой способ вряд ли, конечно, можно считать оправданным)...
Известно, что благополучие любого общества оценивается в первую очередь по тому, как живут старики и дети. Наш долг - обеспечить достойное существование самой заслуженной части старшего поколения - ветеранам войны и самоотверженным труженикам тыла.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников