06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ" С БАЗАРА

Колчанов Рудольф
Статья «"ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ" С БАЗАРА»
из номера 071 за 22 Апреля 2005г.
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2005г.
Эти кадры из немецкого киножурнала военных времен "Недельное обозрение" давно и хорошо известны в России. Фюрер идет вдоль шеренги юнцов в униформе, вручает "железные кресты", а самого младшего, 12-летнего Альфреда Цеха, отечески гладит по щеке. Пацан не был даже в гитлерюгенде, куда принимали только с 14 лет, а вот удостоился такой чести 20 марта 1945 года, за шесть недель до самоубийства Гитлера.

А мальчишка остался в живых. И сейчас отец десяти детей, дед двадцати внуков и прадед шести правнуков коротает будни на скромную пенсию инвалида. "60 лет назад, - вспоминает он, - мне казалось, что я совершил что-то невероятно значительное, когда фюрер пожал мне руку, похвалил, потрепал по щеке и сказал: "И впредь действуй так же".
Родительский дом Альфреда находился тогда в Верхней Силезии, отошедшей после крушения третьего рейха к Польше. Бои велись буквально за околицей небольшого городка Гольденау, и однажды мальчишка на конной повозке вывез 12 раненых солдат вермахта. "Я был восторженным поклонником фюрера, но немецких солдат вывез по зову совести, - рассказывает Альфред Цех. - Я бы спас и русских, и поляков". Как знать, ведь за несколько дней до этого он - тоже, наверное, "по зову совести" - донес в жандармерию на "русского шпиона", получив за это золотые часы.
Спасение раненых тянуло на большую награду, и через несколько дней за ним явился генерал, чтобы отправить "самого юного героя фюрера" самолетом в Берлин. Мать сопротивлялась, отец радовался, а душу пацана распирало от гордости. Два десятка мальчишек, чуть старше его возрастом, построили в саду рейхс-канцелярии, окружили толпой фотографов, сказали, что при появлении Гитлера им можно стоять вольно. И тут появился фюрер, обратившись к юнцам: "Вы знаете, что речь идет о том, быть или не быть немецкому народу. Несмотря на тяжелое положение, я убежден, что в этих сражениях мы одержим победу прежде всего благодаря юному поколению, вам, мои ребята".
Каждый получил "Железный крест", хороший обед и подарок по своему желанию - самому младшему достался роскошный аккордеон. На вопрос: "Хотите домой или на фронт?" все ответили: "На фронт". "Я был ребенком, - пожимает плечами инвалид, - и не размышлял, хотелось что-то сделать для народа. Война есть война". Детей одели в новенькую военную форму, отправили на курсы, научив обращаться с автоматом и фауст-патроном. К тому времени части Красной армии захватили Гольденау, и его забросили на юг, где велись сражения у чехословацкой границы. "Все солдаты, - продолжает свой рассказ Цех, - были обязаны приветствовать меня первыми, как кавалера "Железного креста". Опаленные войной и видевшие неизбежное поражение ветераны говорили ему: "Дуй домой, пока цел". Но он остался.
В середине апреля 1945 года с тяжелым ранением - пробитым легким - попал в плен... Чудом выжил, только через два года 14-летний солдат добрался до семьи. Отца уже не было. Перед самой капитуляцией его призвали в отряд "фольксштурма", а вскоре нашли мертвым, с пулей в затылке - хотел, видимо, бежать с фронта. Мальчишку ждали неприятности с другой стороны - его разыскивала польская полиция, как "героя" нацистской Германии, получившего награду из рук самого фюрера. Пришлось выбросить орден и все документы, газетные вырезки уничтожить. Пошел работать на шахту, писал одно за другим заявления с просьбой отпустить его в ФРГ, но новые польские власти считали, что шахтер им пригодится, и просьбы отвергали. Кто-то надоумил его вступить в коммунистическую партию, и только после этого отправили "надежного товарища" в Западную Германию, где он немедля расстался с партбилетом.
До самой пенсии работал на стройках. Поскольку с каждым годом все сильнее становились боли от пробитого легкого, Альфред Цех обратился за пенсией "по причине тяжелого ранения". Чиновник из социального ведомства сказал: "В 12-летнем возрасте никто не заставлял вас идти на фронт" - и в просьбе отказал. От былой и мимолетной славы у него ничего не осталось - золотые часы и аккордеон украли. Чтобы сохранить какую-то память, купил на рынке вместо своего выброшенного "Железного креста" чей-то чужой, а на стенку над птичьей клеткой повесил чудом уцелевшую фотографию, где Гитлер шестьдесят лет назад треплет по щеке наивного пацана, обрекая на искалеченную судьбу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников