09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖЕЛЕЗНАЯ ЛОГИКА БОЯ

Ухов Евгений
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2005г.
Борис Кузнецов, 17-летним сержантом-связистом артиллерийского полка награжденный Золотой Звездой в конце 1943 года за бои на Днепре, имеет право на собственное, пусть и спорное мнение. Он прорывал блокаду Ленинграда, освобождал Украину, брал Прагу и Берлин и, что называется, на своей солдатской шкуре испытал беспощадность известных сталинских приказов.

- Борис Кириллович, вы действительно считаете, что жестокие, карательные приказы Верховного Главнокомандующего, запрещающие под страхом смерти отступать, сдаваться в плен, казни за самострел, дезертирство были необходимы для победы?
- Почему "жестокие"? Жесткие - да, но вынужденные. Шла беспощадная война на уничтожение, начало ее оказалось для нас ошеломляюще разгромным. За несколько первых месяцев войны массовое отступление, огромное количество солдат и офицеров попали в плен... Наверное, без крайних мер нельзя было - на войне как на войне. Это сегодня заградительные отряды выглядят преступным порождением: свой стреляет в своего! Я же считаю, что они в немалой степени помогли отстоять Сталинград. Представьте: за два с половиной месяца обороны "особисты" вернули на передовую около 150 тысяч военнослужащих. Такая вот страшная статистика...
Я эти заградотряды спиной и затылком чувствовал! Даже тогда, когда наш полк неимоверными усилиями зацепился за плацдарм на правом берегу Днепра и удерживал его в кровопролитных боях. Конечно, тут можно спорить... Но незримое присутствие в тылу "отрядов особого назначения", как мы их называли, воспринималось нами гораздо меньшей драмой, чем отсутствие боеприпасов или полевой кухни.
Я живу в одном доме с бывшим смершевцем. Он такой же ветеран, мы с ним здороваемся и никаких претензий друг к другу не имеем. На фронте каждый занимался своим конкретным делом в зависимости от рода войск, в котором служил.
- Писатель Василь Быков возмущался, что существовал приказ, запрещавший во время боя оказывать помощь раненым...
- Да, был такой приказ... Помню, под Яссами сошлись с немцами в штыковой атаке. Тут взводный мой упал с перебитыми ногами, кричит, просит помочь, но я стиснул зубы и вперед! Когда противник прет на тебя, тут надо бить его, не отвлекаясь! Вообще-то, это прописная истина любой войны. Помните у Лермонтова: "Тогда считать мы стали раны, товарищей считать... " Но ведь только, когда "отступили басурманы"...
- Почему же в некоторых фильмах о войне по-другому: боец не пробежит мимо упавшего товарища, остановится, приникнет к груди... Режиссеры лукавили?
- Скорей всего они о таком приказе и не слышали. Нам-то его перед боем не раз зачитывали. Но железная логика постигалась только в бою.
- Камю сказал: "Как только война становится реальностью, всякое мнение, не берущее ее в расчет, начинает звучать неверно". И все же, как не считать бесчеловечным приказ не сдаваться в плен? Вы оказывались в подобной ситуации?
- В определенном смысле мне, можно сказать, повезло: все время находился в частях прорыва, и плен мне не грозил. А вот мой близкий друг летчик Михаил Девятаев за невыполнение этого приказа дорого заплатил! Его сбили над вражеской территорией, раненым попал в плен, впоследствии бежал на фашистском "Хенкеле" с секретной ракетной базы. А Родина встретила его "фильтровочным" лагерем и заклеймила чуть ли не предателем, шпионом. После войны он долго не мог устроиться на работу, знакомые шарахались от него как от прокаженного! Помог случай: он пилил дрова военному прокурору, и тот, узнав от старшего лейтенанта его трагическую историю, познакомил с ним журналиста. Появился очерк о подвиге Миши, и только в 1957-м вышел Указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Три года назад Михаила Петровича не стало - жизнь отпустила ему 85 лет, хотя согласно сталинской директиве он был, выходит, обязан застрелиться в 33 года...
- Существовал, однако, и весьма популярный в действующих войсках приказ Главковерха о "наркомовских" ста граммах. Не лучше ли было увеличить эту норму, чем создавать заградотряды? 40-градусный "стимулятор" тоже мог поднять дух бойца...
- Мне трудно судить: сам я свою боевую "сотку" отдавал другим. До армии занимался боксом, весил под 90 килограммов - мне "подогрев" был ни к чему. Хотя для многих и это было подспорьем - старшину с заветным термосом в окопах ждали, как из печки пирога!
- Известна фраза Сталина: "Солдаты пустые города не защищают". Ради этого масса женщин, детей, стариков становились заложниками войны - приказы об эвакуации опаздывали или не издавались вовсе.
- С частями Волховского фронта мне пришлось участвовать в прорыве ленинградской блокады. Когда мы вошли в город, он походил на морг - холод и сплошные трупы на улицах. Ужас. Блокадникам было куда тяжелее, чем нам, фронтовикам. Но сколько лет потом они добивались для себя хоть каких-нибудь льгот. А почему бы тогда же не приравнять к блокадникам и тех немногих уцелевших сталинградцев, участь которых была еще страшнее? Ленинградцам хоть выдавался какой-никакой хлебный паек, а брошенные в сталинградском котле женщины полгода кормили детей полуспревшим зерном с неубранных полей. А кто знает, что приказ "Ни шагу назад!" относился и к рабочим оборонных заводов? И они гибли у станков, как солдаты. Мирные жители стали для нашей армии самым надежным "заградотрядом" - тут вождь не ошибся. К 60-летию Сталинградской битвы ее участникам было выделено по 900 рублей - крохи! Как видите, несправедливые решения принимаются не только во время войны...
- В таком случае остается лишь порадоваться за Героев Советского Союза: хорошие, по нашим меркам, пенсии, квартиры, бесплатные автомашины, презенты от власти...
- Грех обижаться... Впрочем, сколько нас в живых-то осталось? В странах СНГ не более, наверное, чем по десятку... Горько сознавать, но каждый из нас может стать последним Героем Великой Отечественной. И что в сравнении с этим наши монетизированные льготы, почести, подарки...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников