11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СИЛЬНЕЕ ДЕВЯТОГО ВАЛА

Корец Марина
Опубликовано 01:01 22 Апреля 2006г.
Когда сухогруз "Текливка", следовавший под мальтийским флагом и принадлежавший одной из лондонских компаний, стремительно пошел ко дну в 70 - 80 милях от египетского города Порт-Саид, на его борту находилось 15 моряков из России и Украины. 14 часов их считали погибшими - выжить в холодной воде в семибалльный шторм было практически невозможно. Но случилось чудо: двенадцати морякам удалось спастись. О том, как экипаж боролся за жизнь, рассказывают супруги Дерень - повар Галина и матрос Володя.

- Мы загрузились контейнерами в турецком порту Измир и вышли в море утром 6 марта. Море было неспокойным. Капитан получил штормовое предупреждение. Но разве нам привыкать? 8 Марта меня торжественно поздравили с праздником, я приготовила ребятам праздничный ужин - вареники, котлеты. Настроение было хорошим, ничто не предвещало беды. Часов в 9 с мужем пошла отдыхать в каюту, и вдруг - страшный удар. Сухогруз тряхнуло. Он начал резко крениться вправо. Капитан, старпом, боцман и другие члены экипажа побежали осматривать трюмы и туннели правого борта. Но те были сухи. А крен продолжал увеличиваться, за 15 минут достиг 20 - 25 градусов! Капитан объявил тревогу, приказал надеть жилеты, собраться на палубе у шлюпки. По дороге я успела схватить медицинскую сумку, забежала на камбуз, чтобы кинуть в пакет хлеба с маслом. Но шлюпку спустить на воду не удалось - крюк, которым лодка была закреплена, заклинило. Тогда все бросились к плоту на левом борту. Плот автоматически раскрылся, но сдвинуть его оказалось невозможно. Оставалась надежда на запасной плот на правом борту. Подобраться к нему было трудно, судно накренилось на 45 градусов. Плот открылся сразу, но долго крутился, переворачивался верх дном, пока его удалось спустить на воду. Меня поразило, как спокойно держатся ребята - ни паники, ни суеты. Первой на плот высадили меня, последним зашел капитан Петр Родионов.
- Огромные волны бросали наш плот как скорлупку, норовя прибить к уходящему под воду сухогрузу, - продолжает Галина. - Над нашими головами зависли тяжелые контейнеры. Свались хоть один из них - и все, конец. Чтобы оттолкнуться от тонущего судна, несколько смельчаков, в том числе и Володя, спрыгнули в воду. Невероятными усилиями им удалось оттолкнуть плот, но в следующую секунду на ребят обрушилась гигантская волна...
- Я очнулся у самого борта сухогруза, - подключается к беседе Владимир. - И только подумал, что надо быстрей отсюда уплывать, как рядом грохнулся контейнер, потащил меня на глубину. Мысленно я попрощался с родными. Не знаю, какая сила вытолкнула меня наверх. Под руку подвернулся спасательный круг. Набросил его на себя. Навалилась такая усталость и апатия... Увидел рядом третьего помощника капитана Дениса Тимофеева. Он стал уговаривать меня немедленно плыть к плоту. Но я не мог пошевелиться, просил оставить меня в покое. "Как оставить?"- возмутился Денис. И, вцепившись в спасательный круг, потащил меня. В акватории Средиземного моря, где затонула наша "Текливка", интенсивное судоходство. Примерно через час мы увидели на горизонте огромный паром, освещающий волны прожекторами. Но он прошел мимо, нас не заметив. Мы ведь были черные от топлива, вылившегося из сухогруза. Новой волной нас прибило к родному плоту. Одного товарища мы потеряли...
- Мне снится наш плот каждую ночь, - говорит, вытирая слезы, Галина. - Чтобы не замерзнуть и не свалиться в воду, мы крепко прижимались друг к другу, держались за спасательные кольца. Сил и надежд почти не оставалось, когда на горизонте опять появился корабль. Это был южнокорейский паром-автомобилевоз, похожий на огромный плавучий чемодан. На судне нас заметили, сбросили веревки и трапы. Ухватиться за них оказалось не так уж и сложно, а вот удержаться - почти невозможно. Руки моряков были в мазуте, скользили по веревке. И все же троим удалось подняться на борт. Я видела, как Вовчик Скоробогач, наш электрик-моторист, совсем недавно отметивший 21-й год своего рождения, радостно помахал нам рукой. Дома его ждала невеста, и он даже в шторм не потерял колечко, которое купил для нее. А в следующую секунду парня сбила огромная волна, смыла в море... Когда нас подняли на борт, плот превратился в жалкую тряпицу.
- 14 часов в воде - ночь и полдня - показались нам вечностью, - вновь вступает в разговор Владимир.
- Кстати, на борт мы поднялись в чем мать родила, - смеется Галина. - Одежду нашу порвало на мелкие кусочки, и у меня, как и у многих других членов экипажа, осталась лишь цепочка с крестиком на шее...
Спасенных моряков - обессиленных, дрожащих от холода, перепачканных мазутом - укутали в теплые одеяла, напоили горячим чаем. А когда люди немного пришли в себя, их начали отмывать - сначала соляркой, затем стиральным порошком и мылом.
Будет ли установлена причина гибели сухогруза, затонувшего на глубине примерно 1200 метров? Говорят, легче построить новое судно, чем организовать работы по поднятию "утопленника". А пока моряки собираются... в новый рейс.
- Мои маленькие внуки, узнав, в какой переделке я побывала, сказали, что в море меня не отпустят! - улыбается Галина Дерень.
- А вы?
- Все от мужа зависит. Если Володя в море пойдет, то и я с ним. Мне так будет спокойней...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников