Сильные станут сильнее: правительство готовится расширить полномочия полиции

Фото: Moscow-Live.ru
15:43 22 Апреля 2020г.
Опубликовано 15:43 22 Апреля 2020г.

Для граждан опасны размытые формулировки законопроекта, а сама норма никуда не денется после завершения пандемии


Кабинет министров подготовил и одобрил законопроект, который существенно увеличивает права полицейских. Документ разрешает сотрудникам МВД среди прочего оцеплять жилые дома, ограждать места проведения массовых мероприятий и вскрывать автомобили, рассказали источники в Думе. Законопроект ещё не вносили в нижнюю палату парламента. 

Возможность вскрывать автомобили граждан пропишут в законе «О полиции» отдельной статьёй. Стражи порядка смогут вскрыть машину для спасения жизни человека, предотвращения преступления или ради «обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях».

Если автомобиль взломают без владельца, его положено оповестить об этом в течение 24 часов. Более того: если во время вскрытия транспортное средство повредилось, люди в погонах и при исполнении освобождаются от всякой ответственности. Статью 30 закона «О полиции», вероятно, дополнят фразой: «сотрудник полиции не подлежит преследованию за действия, совершённые при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции».

Также чиновники предложили наделить полицейских правом «обозначать доступными средствами, в том числе визуальными» места массовых акций и «осуществлять временное ограждение указанных мест и объектов» (цит. Интерфакса). Право оцеплять сооружения предусматривает «личный осмотр граждан, находящихся при них вещей, предметов, механизмов, веществ», а также осмотр транспортных средств на оцепленной территории. Гражданин рискует остаться внутри оцепления либо не зайти внутрь – если не даст согласия на осмотр своего транспорта и вещей.

Наконец, законопроект разрешает стражам порядка с «с обнажённым огнестрельным оружием» применять его при задержании, если преследуемое лицо пытается прикоснуться к оружию и «совершить иные действия, дающие основания расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции». 

Председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев поддержал новеллу. По его мнению, документ повысит гарантии безопасности граждан. В частности, он разрешит полицейским входить в жилые и иные помещения для задержания лиц, застигнутых на месте преступления. Это может понадобиться во время преследования подозреваемого, который вдруг оказался на частной земле, пояснил юрист. Одобрил Груздев и право вскрывать транспортные средства. «Допустим, если родители забыли в машине маленького ребенка и ушли, а найти их оперативно невозможно. Или если человеку в машине стало плохо, он потерял сознание, а машина заблокирована изнутри. Получат сотрудники полиции и возможность вскрывать машины для задержания лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления», - цитирует его слова «Российская газета». Инициатива кабмина скорее не увеличивает возможности правоохранительных органов, но конкретизирует их, полагает Груздев.

Иначе смотрит на ситуацию представитель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. Расширение полномочий полиции частично повторяет историю с Национальной гвардией РФ – права росгвардейцев очень широки и разнообразны, напомнил эксперт. «Просто выяснилось, что у полиции оказалось меньше полномочий», - отметил Орлов в разговоре с корреспондентом TRUD.RU. По словам правозащитника, беспокойство вызывает туманность формулировок в документе. Подобная же неопределённость свойственна и проблемным статьям об «экстремизме». Под это понятие в российских реалиях может попасть фактически кто угодно: и резко пошутивший в Сети школьник, и террорист с далекоидущими намерениями. Пару лет назад Кремль был вынужден смягчить пресловутую 282-ю статью УК: суды буквально заваливали делами о репостах «неугодных» картинок.

Зыбкость формулировок законодательства (чего стоит пассаж про применение оружия), на самом деле, выгодна властям: это позволяет держать граждан в состоянии неопределённости, вечной «серой зоны». Формируется вредный для общества, но полезный для руководства нервный фон: россияне живут в страхе «оступиться», по принципу «как бы чего не вышло». Если к этому прибавить скромный материальный уровень рядового гражданина – получается испуганное и недоверчивое общество, которым удобно управлять.  

Коронавирус не стал прямым поводом для увеличения прав силовиков, но ускорил давно начавшуюся тенденцию, считает Орлов. «Когда пандемия закончится, невнятные и драконовские меры останутся. Мы столкнёмся с одним из очень плохих последствий кризиса. Особенно пострадают страны со слабыми политическими и гражданскими институтами, например, Россия», - предупредил правозащитник. 

Как отмечала политолог и доцент РАНХиГС Екатерина Шульман, в период коронавируса власти вообще слишком глубоко залезли в «серую зону» права: появились юридически спорные термины (например, та же «самоизоляция») и новые санкции. Здоровье людей важно, дистанция и изоляция не лишены смысла. Но законность происходящего очевидно проседает. Элементы таких чрезвычайных мер уйдут в дальнейшие годы, исказят политическое и социальное поле страны. Они определённо умножат, а не уменьшат проблемы простых россиян, которые будут выходить из своих квартир или больничных палат в мир бедности и неопределённости.

Напомним, с 2017 по 2018 год доля тех, кто опасается произвола силовиков, выросла с 10 до 38%, гласят данные Левада-центра. Осенью 2019 года такой страх постоянно испытывали 33% респондентов, а периодически – 49%. 



Турция и Италия готовятся открыть границы для иностранных туристов. Когда наконец откроют, вы поедете?