06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ: ОПЕРА - МОЕ ХОББИ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 22 Мая 2001г.
В Мариинском театре вновь рядом с именем маэстро Гергиева на афишах и в программках стоит имя режиссера Андрея Кончаловского. Чуть более года прошло после премьеры здесь его постановки оперы Сергея Прокофьева "Война и мир", и вот новая премьера - "Бал-маскарад", одно из лучших творений Джузеппе Верди, "гения оперы", как называют его на родине, в Италии.

Именно в Италии, в Парме, работали Кончаловский, Гергиев и солисты Мариинки над этим спектаклем, готовя его к проходившему там в январе фестивалю Верди. "Российский вариант" знаменитой оперы был принят местной публикой "на ура". И вот теперь ее увидели наконец и наши зрители.
В отличие от прошлогодней премьеры "Войны и мира" на этот раз ажиотажа вокруг нового творения Кончаловского не наблюдалось. Первые лица государства не приехали. А из числа известных в Питере людей в партере замечен был лишь театральный завсегдатай писатель Даниил Гранин. Не возникло и проблем с билетами, которые спокойно можно было купить непосредственно перед началом спектакля по цене от 50 до 450 рублей.
Сам автор постановки признаков волнения в день премьеры тоже не выказывал. За час до поднятия занавеса спустился в директорскую ложу "немного отдохнуть и собраться с мыслями". Там ваш корреспондент и задала ему несколько вопросов.
- Андрей Сергеевич, в марте 2000-го вы, дебютируя в Мариинке в качестве режиссера-постановщика, говорили, помнится, что ограничитесь здесь одним спектаклем: работать, мол, интересно, но слишком ответственно, да и планов - "громадье"...
- Планов действительно много. Кино надо снимать, оно - главное в моей жизни. Опера же - всего лишь хобби. Поставить "Бал-маскарад" с участием солистов питерского театра предложили мне итальянцы - организаторы фестиваля Верди. Собственно, это совместная постановка Мариинки и Театра Реджио из Пармы. Времени на работу у нас было очень мало в отличие, скажем, от "Войны и мира", репетиции которой продолжались несколько долгих месяцев.
- "Бал-маскарад" - одна из самых популярных в мире опер. Кажется, нет театра, который бы хоть раз да не поставил ее у себя на сцене. А в Мариинском эта постановка "Бала" стала уже четвертой. Вас данный факт не смущал, когда приступали к работе? Непременно ведь будут сравнивать.
- В режиссерской профессии любая работа - прежде всего возможность выразить собственное видение темы, пусть даже "за счет" композитора. Ведь музыка в опере первична.
- Хорошо ставить оперу автора, которого уже более века нет на нашей земле, - можно переделывать ее на свой вкус, по-своему трактовать...
- А может, Верди как раз и понравилась бы моя трактовка его произведения? Посмотрел бы спектакль, послушал солистов и воскликнул: "О, как хорошо! Я и не предполагал, что так замечательно можно мою оперу поставить!"
- Что для вас в вашей версии "Бала-маскарада" главное?
- Интенсивность и глубина чувств героев оперы, которая, как я надеюсь, вызовет ответную интенсивность чувств у зрителей, собравшихся в зале.
- Зрительское восприятие происходящего на сцене в разных странах разное?
- Конечно. В Англии, где весь минувший сезон с успехом шла моя "Война и мир", публика неизменно на всех спектаклях оживлялась и начинала хохотать в той сцене, где Пьера Безухова приглашают на чай. Отчего - так до сих пор и не знаю. Наверное, это как-то связано с их "национальными особенностями чаепития". Я поначалу очень расстраивался. Хотел даже переделать эпизод. Но в итоге оставил все как есть. Вообще никогда ничего не переделываю в уже поставленном спектакле. Разве что вношу коррективы при его переносе на другую сцену в зависимости от ее размеров.
...На сцене Мариинки "Бал-маскарад" смотрелся великолепно. Декорации, выполненные по эскизам Эцио Фриджерио, удачно "вписались" в канву действия и были удостоены публикой отдельных аплодисментов. Как и оркестр под управлением Валерия Гергиева, ставший - без преувеличения - одним из главных героев постановки. Любитель модерна, часто использующий в своей работе технические достижения последних десятилетий, Кончаловский в данном случае не стал "осовременивать" блестящий образец классического оперного искусства. Постановщики "сделали ставку" на исполнителей. И те не подвели: лауреат Всероссийского конкурса Юрий Алексеев (Ричард), заслуженный артист России Сергей Мурзаев (Ренато), лауреаты международных конкурсов Ирина Гордей (Амелия) и Марианна Тарасова (Ульрика) не просто пели и играли - они жили на сцене все три с половиной часа, что продолжался спектакль. Благодаря всему этому зрители уходили из театра с таким настроением, словно побывали на любимом празднике, коих так мало в нашей сегодняшней жизни.
- Что еще смогут увидеть в ближайшее время поклонники вашего таланта, над чем работаете сейчас? - спросила я, прощаясь, у Андрея Кончаловского.
- Есть одна идея, связанная с кино. О чем оно будет, с кем собираюсь над ним работать, не скажу - суеверен. Снимать предполагаю в России.
- Совместных с родным братом Никитой Михалковым проектов у вас нет?
- Никита - очень талантливый актер. И мне хотелось бы поработать с ним. Будет соответствующая его дарованию роль - обязательно приглашу. Планировали как-то вместе писать сценарий одного фильма, но "не сошлись" по времени. Что касается совместных режиссерских работ - тут у нас с ним разные пути-дорожки.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников